“Русский Майк” Корецкий экстрадирован в Нью-Йорк по обвинению в контрабанде кокаина

“Русский Майк” Корецкий экстрадирован в Нью-Йорк по обвинению в контрабанде кокаина

19.06.2019 «Русский» криминал в Америке
RUSREK
(0)
“Русский Майк” Корецкий экстрадирован в Нью-Йорк по обвинению в контрабанде кокаина

Днем 4 июня в манхэттенский федеральный суд доставили 44-летнего Михайло Корецкого, гражданина Украины и Канады, которого экстрадировали в Нью-Йорк с принадлежащего Нидерландам острова Кюрасао в Карибском море, где он был арестован 3 января прошлого года.

В федеральной прокуратуре Южного округа штата Нью-Йорк Корецкого, известного под кличками “Русский Майк” и “Кобра”, считают сообщником Хоакино Гусмана по кличке “Коротышка”, вожака мексиканского наркокартеля Sinaloa, арестованного в Мексике в январе 2016 года. Через года “Коротышку” экстрадировали в Нью-Йорк, и в феврале 2019 года присяжные федерального суда в Бруклине после трех месяцев слушаний и шести дней совещания признали 62-летнего Гусмана виновным, и 25 июня он должен выслушать приговор, грозящий ему пожизненным лишением свободы. Кличку “Коротышка” Хоакино Гусман получил в начале преступной карьеры за рост 1 м 68 см.
Михайло Корецкий жил в Торонто, где ему принадлежала компания автоперевозок, и обвиняется в том, что в своих грузовиках со специально оборудованными тайниками перевозил для Гусмана кокаин из США в Канаду. В суде его представлял адвокат Джеффри Лихтман, один из защитников Гусмана, заявивший судье-магистрату Полу Кротти, что “Русский Майк” не признает себя виновным. Прокуратура заявила судье, что если Лихтман примет на себя защиту Корецкого, это создаст неизбежный конфликт интересов. Об этом манхэттенский федеральный прокурор Джеффри Берман и его помощник Стефани Лейк известили судью Кротти письмом 3 июня. “Подсудимый нанял адвоката Джеффри Лихтмана для участия в этом процессе, – написали они. – Однако Лихтман также был нанят Хоакином Гусманом-Лоэра, он же «Эль Чапо», которого обвинение по данному делу считает сообщником подсудимого. Следовательно, возникает потенциальный конфликт из-за этических обязательств Лихтмана не сообщать подсудимому то, что он мог узнать от Гусмана-Лоэра. Не исключено, что долг Лихтмана сохранять конфиденциальность бесед с Гусманом вступит в противоречие с его долгом энергично защищать подсудимого”. Сам Корецкий в суде отрицал возможность любого конфликта интересов со своим адвокатом, и судья Кротти огласился, что тот пользовался услугами Лихтмана “сознательно, разумно и добровольно”. В интервью канадской газете National Post Джеффри Лихтман сказал, что первые слушания в манхэттенском федеральном суде были “короткими и безболезненными”.
Вместе с Корецким по делу проходит еще один участник картеля Синалоа, 39-летний Стивен Телло по кличке “Котик” (Cat boy), тоже гражданин Канады. проживавший в Монреале, Торонто и городе Китчинер в провинции Онтарио. Бывший брокер по недвижимости, сейчас “Котик” проживает в канадской тюрьме, где с 2015 года отбывает 11 лет и 8 месяцев лишения свободы за торговлю наркотиками. В деле Гусмана он стал вторым канадцем после Михайло Корецкого, которого 3 января 2018 года арестовали в международном аэропорту Кюрасао, куда он с семьей прилетел на отдых рейсом компании Air Canada из Торонто. В международный розыск по заявке нашего министерства юстиции его объявил Интерпол, который уведомил власти Кюрасао о его прибытии сигналом “красный флажок”, а точнее “Красный уголок”.
В системе розыска Интерпола действует семь видов уведомлений (Notice), из которых шесть обозначаются цветами радуги в правом верхнем углу розыскной карточки, а седьмой – специальное международное уведомление, издаваемое совместно с Организацией Объединенных Наций (United Nation Notice). “Красный уголок” (Red Notice) выпускают в отношении лиц, разыскиваемых Интерполом по обвинению в совершении преступления, с целью ареста и выдачи (экстрадиции или депортации). Между Кюрасао и Соединенными Штатами есть договор о выдаче преступников и подозреваемых в преступлениях.
Манхэттенская прокуратура утверждала, что с 2008 по 2014 год “Русский Майк” с помощью “Коротышки” Гусмана организовывал поставки кокаина в Соединенные Штаты на миллионы долларов. При аресте в Кюрасао он не признал себя виновным и был взят под стражу, а в освобождении под залог ему отказали из-за резонного опасения, что Корецкий скроется. В местной тюрьме его посетил адвокат Джеффри Лихтман, который затем заявил журналистам, что его клиент “гниет там в совершенно безобразной тюрьме». Как сказал тогда Лихтман, “похоже, что присяжные и публика предрасположены считать моего клиента виновным”. По данным канадской газеты National Post, “Русского Майка”, он же “Кобра”, в Соединенных Штатах давно считали основным наркодилером Хоакино Гусмана.
На двух страницах заочно предъявленному Михайло Корецкому обвинения, которое было утверждено присяжными большого жюри, подписано тогдашним федеральным манхэттенским прокурором Притом Бхарара и направлено в суд Южного округа штата Нью-Йорк, “Коротышка” Гусман не упоминается. Там утверждается, что “Русский Майк” Корецкий с октября 2008 по январь 2014 года совершал преступления “вне территориальной юрисдикции США вместе с другими известными и неизвестными” лицами. Там же сообщается, что Корецкий обязан выдать Соединенным Штатам все активы, “прямо или косвенно полученные в результате правонарушений”, включая деньги, полученные “в виде прибыли за описанные в обвинении преступления”. Через два дня после ареста Корецкого в Кюрасао манхэттенский федеральный судья-магистрат Роберт Лебургер распорядился рассекретить это обвинение, которое, повторяю, утверждало, но не поясняло.
Разъяснения появились в “аффидевите” – сделанном под присягой заявлении в деле Гусмана, где указывалось, что Михайло Корецкий, предположительно, доставлял кокаин из США в Канаду грузовиками, в которых были тайники, а изобличали его перехваченные с разрешения судьи телефонные разговоры и информация, полученная от других наркоторговцев, которые согласились сотрудничать и проходят в деле свидетелями обвинения CW-1 и CW-2. Оба показали, что “Русский Майк” и еще один канадский наркоторговец, который проходит в деле как Person 1, присутствовали на встречах членов картеля Sinaloa, где обсуждалась “доставка наркотиков из Мексики в Канаду через Соединенные Штаты”. Свидетель CW-1 также показал, что в конце 2012 – начале 2013 года канадские наркоторговцы направили Корецкого в Мексику на встречу с вожаком картеля, который назван Person 2, и “Русский Майк” договорился с ним о доставке трех партий кокаина из Соединенных Штатов в Канаду.
В конце мая 2013 года агенты нашего федерального Управления по борьбе с наркотиками (УБН) записали беседы на встрече наркодилеров с участием Корецкого, “канадского продавца” и CW-1, который к тому времени уже сотрудничал с УБН. На этой встрече обсуждалось “продолжение сотрудничества” в перевозке наркотиков по Соединенным Штатам, и там же было упомянуто, что Михайло Корецкий в прошлом занимался такими перевозками как из США в Канаду, так и по Канаде. На встрече Корецкий произнес: “грузовиком до Баффало” и сказал, что это был один из его грузовиков с наркотиками в тайниках, следовавших из Лос-Анджелеса через штат Нью-Йорк в Канаду.
На той же встрече Михайло Корецкий спросил “канадского продавца”, сколько ему за это заплатят, и тот сказал: “Пятьдесят семь”, после чего передал “Русскому Майку” пакет с 57 тысячами долларов наличными. Как показал CW-1, “канадский продавец” остался должен Корецкому 20 тыс. долларов за “еще одну партию наркотиков”, которую ожидает картель, а Корецкий заметил, что за обе партии ему полагается 155 тыс. долларов. На встрече с CW-1 в мае 2013 года Корецкий подтвердил, что два месяца назад, а точнее 12 марта, встречался с Person 2 и CW-2 в мексиканском городе Масатлан в штате Синалоа, где базируется наркокартель Хоакино Гусмана. Комментируя его арест в Кюрасао 3 января 2018 года, правоохранители Торонто сообщили журналистам, что Михайло Корецкий не привлекал их внимание, а в полиции Ванкувера заявили, что “не располагают информацией для публикации”.
После доставки в США из Кюрасао “Русского Майка” водворили в манхэттенскую федеральную тюрьму МСС. Как сообщил его адвокат Джеффри Лихтман, в отличие от “Коротышки” Гусмана, которого держат в одиночке блока особого режима, “Русский Майк” сидит “далеко не в таких условиях” изоляции. Спецблок 10-South находится между 9-м и 10-м этажом 12-этажной тюрьмы на Park Row в Нижнем Манхэттене. Попасть в блок 10-South можно только по лестнице с 9-го этажа через две тяжелые стальные двери. Наружная дверь открывается электроникой, а внутренняя – ключом. В блоке всего 6 одиночных камер, в которых заключенные проводят 23 часа в сутки, на 1 час выходя на прогулку. Помимо надзирателей, за ними ведется круглосуточное видеонаблюдение. Для любого выхода из камеры, будь то прогулка, встреча с адвокатом или свидание с родственниками, заключенному надевают наручники (для чего он становится спиной к «кормушке» в двери и просовывает кисти рук наружу) и только потом отпирают дверь. При передвижении по тюрьме заключенного блока 10-South конвоируют трое – два надзирателя держат его за руки по бокам и один страхует сзади. В свое время The New York Times назвала этот блок тюрьмы МСС “крепостью в крепости”.
Михайло Корецкого, он же “Русский Майк” и “Кобра”, держат в “general population” – блоке общего содержания, где после подъема камеры открывают и заключенным разрешено передвигаться по блоку с выходом на прогулочный двор. “Тюрьмой никто не доволен, – сказал Лихтман, – но он держится”. Следующее заседание суда по делу Корецкого назначено на 30 июля.
Александр Грант


Автор:  RUSREK

Возврат к списку


Добавить комментарий
Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Защита от автоматических сообщений