Второе рождение аферы с “белым пластиком”

Второе рождение аферы с “белым пластиком”

17.07.2019 «Русский» криминал в Америке
RUSREK
(0)
Второе рождение аферы с “белым пластиком”

Дело о поддельных кредитных картах в бруклинском федеральном суде
В федеральной прокуратуре Восточного округа штата Нью-Йорк в Бруклине сообщили о новой трактовке хорошо знакомой русскоязычному криминальному сообществу аферы с кредитными картами.

В 80-х годах прошлого века это называлось “белый пластик”, а сейчас федеральные прокуроры назвали это bust-out, что на сленге, в числе прочего, значить “обдурить на деньги”. Перед судьей-магистратом Лоис Блум предстали 9 человек – семь мужчин и две женщины в возрасте от 32 до 54 лет, которых Блум обвинила в мошенничестве с кредитными картами, а троих также в отмывании денег, после чего они были освобождены под различные небольшие залоги. Еще двух подсудимых пока не арестовали. Все они живут в нью-йоркских “боро”: Квинсе, Бруклине и Бронксе, а судя по фамилиям (Хафиз Али, Гурсимардип Сингх, Зайноэльбакс Каримбакс и т.п.), они в основном выходцы из Южной Азии. Если, конечно, не считать 44-летнюю Надежду Эпштейн из района Рокавей-Парк в Квинсе. Предъявленные обвинения грозят им лишением свободы на срок до 10 лет за мошенничество и до 20 лет за отмывание денег, но до решения суда все считаются невиновными.
Подсудимых разбили на пять групп, которые, как утверждает прокуратура, обманывали банки, “синтезируя”, то есть создавая из разных частей, фальшивые данные личности, по которым они получали кредитные карты. Подельником Надежды Эпштейн значится проживающий вместе с ней в не уточненном качестве 45-летний Сайрус Шрофф, но супругами или другой родней они не являются, и 3 июля оба были освобождены под залоги в 100 тыс. долларов. По условия освобождения Эпштейн обязалась сдать паспорт; не покидать без разрешения суда город Нью-Йорк, Лонг-Айленд и штат Нью-Йорк, а также не обращаться за кредитами.
В пресс-релизе прокуратуры написано, что, “синтезируя” личные данные, подсудимые с помощью полученных обманом кредитных карт обманули выдавшие их банки примерно на 3 млн долларов. “Как предполагается, – заявил бруклинский федеральный прокурор Ричард Донохью, – подсудимые проводили аферу «баст-аут», пользуясь полученными обманом кредитными картами для оплаты расходов от мебели до недвижимости...” Начальник нью-йоркского следственного отдела министерства внутренней безопасности Ангел Мелендес добавил, что “арестованные занимались аферами «баст-аут», с помощью компаний-пустышек и коммерсантов-сообщников отмывая наживу и обманывая финансовые учреждения на миллионы долларов. Как установило расследование, беспрецедентное по изощренности и частоте синтетическое создание личных данных бросает новые вызовы охране права и борцам с отмыванием денег”. И, наконец, глава финотдела штата Нью-Йорк Линда Лейсвелл в том же пресс-релизе заявила, что “хотя эта афера может показаться преступлением без жертв, она вредит всей финансовой системе, включая банки и компании кредитных карт, и мы продолжим борьбу с мошенниками всеми средствами, которые есть в нашем распоряжении”.
На 10 страницах предварительного обвинения по делу Надежды Эпштейн и Сайруса Шроффа следователь министерства внутренней безопасности Уильям Даффин изложил суть их “баст-аута”. О себе Даффин сообщил, что работает в спецотделе “Эльдорадо” (El Dorado Task Force), который занимается финансовыми преступлениями, и лично участвовал во многих расследованиях. По ходу этих расследований Уильям Даффин “допрашивал свидетелей и подозреваемых, проводил по ордерам суда обыски и аресты, а также пользовался следственной техникой для получения нужной информации, включая проверку компьютеров и другой электронной аппаратуры”. В данном случае “обвиняемые Надежда Эпштейн и Сайрус Шрофф с июля 2015 по август 2016 года с другими лицами сознательно и намеренно пользовались одним и более способами незаконного доступа, вторгаясь в торговлю между штатами, и таковыми действиями получали ценности общей стоимостью больше тысячи долларов в год”.
Растолковывая это юридическое крючкотворство, следователь написал, что “в такой афере обладатели поддельных или недействительных кредитных карт обычно передают их сообщникам-коммерсантам, которые совершают на эти карты мошеннические покупки. В эти покупки входят, но этим не ограничиваются, товары и услуги, которых в действительности не было, причем обладатели таких карт и их сообщники-коммерсанты знают, что оплаты по таким картам не будет. Часто обладатель такой карты платит сообщнику-коммерсанту за ее использование процент от стоимости мошеннической покупки. Обычно коммерсанты оставляют себе от 10 до 25% стоимости покупки. Чтобы заплатить обладателю карты его долю, сообщник-коммерсант должен дать ему чек или наличные, чтобы не оставлять следов. Однако частое получение наличных вызывает у банков подозрения, поэтому сообщники пользуются обоими способами”.
Далее следователь Даффин пояснил, что при “синтетической” афере ее участники обычно открывают банковские счета и счета кредитных карт на имена “одного или нескольких других лиц”. Этих предполагаемых лиц в действительности не существует, а они “синтезированы” из имен, дат рождения, адресов и номеров карточек социального обеспечения разных людей, реальных и вымышленных. В результате этого “синтеза” аферисты получают фиктивные данные лица, на имя которого открывают “различные счета в различных финансовых учреждениях”. Аферисты также пользуются компаниями-пустышками, которые мало занимаются или вообще не занимаются легальным бизнесом, и проводят через них сотни тысяч долларов по “синтезированным” кредитным картам, получая деньги за эти мошеннические операции от финансовых учреждений и обработчиков кредитных карт.
По данным расследования, у Эпштейн и Шрофа было минимум 5 “синтезированных” данных владельцев банковских счетов и кредитных карт, а также минимум одна принадлежавшая Шроффу компания Dhanishta Inc., у которой делались покупки на поддельные кредитные карты. В июле 2014 года эта компания приняла два заказа по “синтезированным” кредитным картам на имя “Хасми Азера”, а с сентября 2014 по февраль 2017 года, как написал следователь Даффин, Надежда Эпштейн и Сайрус Шрофф “утилизировали синтезированные кредитные карты”, оплачивая ими расходы на проездные пропуска EZ-Pass, штрафы за нарушение правил движения и парковки, авиабилеты и номера в отелях. 22 мая 2015 года Эпштейн “утилизировала” кредитную карту, синтезированную по данным некоего Арсалана Салима и отоварилась на нее в универмаге Ikea на тысячу долларов. В общей сложности “баст-аут” принес Надежде Эпштейн и ее сообщникам больше 300 тыс. долларов.
Суть этой “беспрецедентно изощренной” аферы проста, как грабли, но доведена до уровня XXI века. Все сводится к тому, что по поддельной “синтезированной” кредитной карте совершалась покупка, и сообщник-продавец получал ее стоимость от банка, у которого счет владельца карты не вызывал подозрений. Продавец делился с “синтезатором”, а банк терпел убытки. Полвека назад, на заре расплаты кредитными картами, эту аферу называли “белый пластик”, потому что мошенники выдавливали данные владельца карты на куске пластмассы, а их сообщник-коммерсант прокатывал такую карту на банковской машинке. В 1985 году итальянец Бобби Фазано предложил заняться этим уважаемому в “русской” общине Марату Яковлевичу Балагуле, которого в то время считали “бензиновым королем” Бруклина. За 300 долларов Фазано купил у работника банка Merryll Lynch 26 данных владельцев их кредитных карт, без особого труда добыл “белый пластик” и оттиснул на нем реквизиты карт.
Много позже я встретился с Балагулой в манхэттенской федеральной тюрьме и, среди прочего, он с горечью сказал, что по сравнению с его многомиллионным бензиновым бизнесом это была совершенно ненужная ему мелочь. Однако он вошел в дело, которое тогда следователь нью-йоркского отделения Секретной службы Ричард Уорд назвал “очень умной и хорошо организованной махинацией”. Балагула дал Фаззано в подельники Бориса Найфельда по кличке Биба, и они убедили войти в долю Бориса Розенбаума и Александра Голубчика, владельцев мебельного магазина Venezia Furniture в Бруклине. Кусок пластика пропустили через кассовый аппарат магазина, подтвердив, что владелец карты VISA банка Merrill Lynch купил там мебель за 12 тыс. долларов. Затем Михаил Уманский, владелец магазина “Сибирские меха”в Филадельфии, прокатал им “белый пластик” на 7,5 тыс. долларов, и за две недели банк Merrill Lynch потерял примерно 200 тысяч – по тем временам очень приличную сумму.
Аферы с поддельными кредитными картами принимали все больший размах, и когда потери Merrill Lynch перевалили за 750 тыс. долларов, делом занялась Секретная служба. Фаззано арестовали, и он помог арестовать Марата Балагулу, которого обвинили и освободили под залог в полмиллиона долларов. Присяжные признали Балагулу виновным, и до приговора судья Джеймс Джайлс оставил его на свободе под залог. В начале ноября 1986 года, за три дня до приговора, он бежал со своей любовницей Натальей Шевченко из США в Голландию и в конце февраля 1989 был арестован в ФРГ. В декабре его экстрадировали в США и за аферы с “белым пластиком” приговорили к 7 годам федеральной тюрьмы. В 1992 году к этому сроку добавили 10 лет за уклонение от уплаты налогов на бензин, и Марат Яковлевич вышел на свободу в 2004 году, отбыв за решетками пятнадцать с половиной лет. Но это уже другая история.
Александр Грант


Автор:  RUSREK

Возврат к списку


Добавить комментарий
Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Защита от автоматических сообщений