Криминальный июль на "Русской улице"

31.07.2019 «Русский» криминал в Америке
RUSREK
(0)
Криминальный июль на "Русской улице"

С опозданием на 10 дней в полиции сообщили, что 9 июля на бордвоке рядом с Брайтон Шестой стрит в бруклинском районе Брайтон-Бич фактически был убит 52-летний Дмитрий Гольдфарб. По уточненным данным и кадрам видеозаписей, некий  белый гражданин лет 30 и 6 футов ростом шел по бордвоку с женщиной. Мужчина без видимой причины ударил Гольдфарба кулаком по лицу, отчего тот упал, а мужчина и женщина скрылись. Дмитрия доставили в Lutheran Hospital, а оттуда перевезли в Bellevue Hospital, где на следующий день, то есть 10 июля, во время операции он скончался от полученной черепно-мозговой травмы.

Кто убил патлатого?
Перед смертью Гольдфарб успел сказать, что не знаком со своим убийцей, которого в принципе нельзя считать таковым, поскольку в случае ареста его адвокат легко докажет, что он ударил Дмитрия, не желая ему смерти.  По словам нью-йоркского начальника угрозыска, драка, если ее можно так назвать, могла вспыхнуть “просто в результате беседы”. Что ж, случается и такое.
За эти дни стало известно, что иммигрант из Украины Гольдфарб жил рядом с местом своего убийства и часто посещал ресторан Tatiana Grill на бордвоке, где пил пиво. Уточняется, что жил Дмитрий “за углом” от Tatiana Grill, то есть на Брайтон 6-й стрит. По словам соседей Гольдфарба, Дмитрий увлекался ретро поп-музыкой, включая шведскую группу ABBA и советские ВИА, носил тенниску с эмблемой украинского спортклуба “Динамо” и был известен по русскому прозвищу “Патлатый”. Человек, которого репортеры газеты Daiy News называют “лендлордом”, то есть владельцем дома, где жил Гольдфарб, сказал, что Дмитрий был женат, поселился там лет 10 назад и никогда ни с кем не дрался.
Репортерам газеты New York Post тот же “супер”, которого они назвали “Андрей Семенов”, сказал о Дмитрии Гольдфарбе примерно то же: “Слушал музыку, попсу 80-х годов. Пил пиво в Tatiana Grill. Жил здесь давно”.
“Честная” авантюристка
Другой “русской новостью” с криминальным подтекстом может служить сообщение из офиса генерального прокурора штата Нью-Йорк по делу Анны Сорокиной, рожденной в России и осужденной в США гражданки ФРГ. Собственно, такого дела больше нет, поскольку 25 апреля, после пяти недель слушаний и двух дней совещания, присяжные уголовного суда в Манхэттене признали
29-летнюю Сорокину виновной в краже услуг и денег на сумму примерно 200 тыс. долларов, а 9 мая судья Дайан Кисел приговорила ее к лишению свободы сроком от 4 до 12 лет.
При хорошем поведении она через два года сможет подать прошение о досрочном освобождении. В иммиграционной службе сообщили, что после освобождения Сорокину должны депортировать в Германию, поскольку срок ее американской визы давно истек.
Любимой прибауткой покойного Реймонда Грюнвалда, которого в соответствующих кругах прозвали “адвокат русской мафии”, было “Who said that crime doesn’t pay” (‘’Кто сказал, что преступление не платит”).
Но адвокат получает деньги преступника, а иногда это очень большие деньги, за то, что представляет в суде его интересы, а вот сам преступник не может зарабатывать на своих преступлениях, продавая рассказы о них. Согласно принятому в штате Нью-Йорк в 1977 году закону, осужденному преступнику запрещалось получать прибыль от огласки своих преступлений, а прецедентом с названием закона стало дело серийного убийцы Дэвида Берковица по прозвищу “Сын Сэма”, летом 1976 года убившего 6 и ранившего 7 человек, за что был приговорен к 365 годам лишения свободы, которые без надежды на прижизненное освобождение отбывает в тюрьме особого режима Аттика на севере штата Нью-Йорк недалеко Албиона, где сидит Анна Сорокина. На федеральном уровне “Закон Сэма” был признан не конституционным, но в отдельных штатах его принимали и поправляли много раз. Последний вариант этого закона в штате Нью-Йорк был принят в 2001 году и гласит, что если бывший преступник получает за свои рассказы минимум 10 тыс. долларов, об этом должны быть извещены его жертвы или их наследники, которые могут обратиться в гражданские суды с исками. Кстати, в случае с Берковицем таких публикаций не было, но возникший после его
ареста ажиотаж в СМИ, вызвал
обоснованные опасения.
Надо отдать “Сыну Сэма” должное, он мемуаров не писал, хотя другие написали о нем две книги и сняли четыре фильма — два кино и два теле. Вокруг дела Анны Срокиной ажиотажа было, конечно меньше, но он возник сразу после ее ареста в октябре 2017 года. В Нью-Йорке Сорокина выдавала себя за немку Анну Делви, наследницу 60 млн евро своего мнимого деда Александра Декера, коллекционера произведений средневекового искусства. Среди ее знакомых оказалось много “богатых и знаменитых”, доверием которых она злоупотребляла и в итоге была признана виновной в краже услуг и денег.
Вынося приговор, судья Кисел сказала, что “поражена бездонностью обмана подсудимой”, а ее адвокат Тодд Сподек утверждал, что Сорокина не мошенница, а честная авантюристка, которая не замышляла преступлений и планировала вернуть взятые у
знакомых деньги.
Громкие имена ее жертв и знакомых, ставших свидетелями обвинения, интересовали наши СМИ куда больше самой Аннушки, хотя ее великосветские привычки, казалось бы не присущие дочери российского водителя грузовика, тоже вызывали интерес. Обвинитель Кеген Мейс-Уильямс во вступительной речи назвала Сорокину мошенницей, которая обманывала богатых ньюйоркцев, чтобы процветать за их счет. Обвинение доказало это, вызвав два десятка свидетелей, тогда как защита не представила ни одного и сама Сорокина отказалась отдачи показаний под перекрестным допросом. Но в тюрьме Райкерс-Айленд она не молчала и в течение трех месяцев по телефону и на свиданиях рассказывала о своей бурной светской жизни Джессике Пресслер из New York Magazine, статья которой появилось в первом июньском номере журнала за 2018 год.
Историей приключений Анны Сорокиной-Делви в Америке заинтересовалась интернет-компания Netflix. Продюсером и сценаристом сериала о ее похождениях согласилась стать Шонда Раймс. Ее 10 лет назад журнал TIME включил в список “Сто человек, которые помогают оформить мир”. В начале июня 2018 года стало известно, что Netflix и продюсерская компания Shondaland купили права на экранизацию статьи Джессики Пресслер. Тогда же первый чек на 30 тыс. долларов достался не Сорокинй, а ее адвокату Тодду Сподеку в оплату его работы. Но сейчас в офисе генерального прокурора штата Нью-Йорк сообщили, что остальные деньги Сорокина может не получить именно по “Закону Сэма”, и помощник генпрокурора Адель Дюран пояснила, что это “прибыль от преступления”. К 8 июня Анне Сорокиной по контракту с Netflix полагалось еще 70 тыс. долларов, а также 7, 5 тыс. долларов авторского гонорара и по 15 тыс. долларов за консультацию каждого эпизода сериала. Все эти выплаты задержали до решения исковых заявлений пострадавших. По приговору судьи Дайан Кисел, в погашение причиненного им ущерба Анна Сорокина должна заплатить 198 956 долларов и 18 центов. Сто тысяч долларов она должна City National Bank, обманом получив эту сумму при попытке получить там же заем на 22 млн долларов на открытие в Манхэттене арт-клуба.
С учетом происхождения Сорокиной на ее суд прибыли телерепортеры из Германии и России. На первый день процесса она явилась в черном платье Miu Miu с довольно глубоким вырезом, черном колье на шее и очках в черной оправе. О нарядах Анны Сорокиной-Делви репортер газеты New York Post Ребекка Розенберг, честно отсидевшая весь процесс, заметила, что "эта липовая немецкая наследница превратила слушания дела о мошенничестве в манхэттенском отделении Верховного суда штата Нью-Йорк в неделю моды с помощью стилиста Анастасии Уокер, которая работала с такими звездами, как Мадонна, Кейни Вест и Трэвис Скотт. До этого судья Кисел заметила адвокату Сподеку, что его подзащитная "не испытывает ни малейшего раскаяния в содеянном и ее больше интересует, кому доверят ее роль в предстоящем телесериале".
Присяжные признали Сорокину-Делви виновной по всем пунктам обвинения, кроме одного — обмане ее знакомой Рэйчел Уильямс, бывшего редактора отдела иллюстраций журнала Vanity Fair. В мае 2017 года Анна предложила Рэйчел увлекательное и дорогое путешествие в Марокко полностью за свой счет. Та охотно согласилась, и Сорокина расплачивалась своей дебитной картой, зная, что денег на ее счете нет, а когда ей отказывали, просила Уильямс заплатить своей картой American Express, обещая вернуть деньги по возвращении в Нью-Йорк. Шесть дней этого путешествия обошлись Рейчел Уильямс в 62 тыс. долларов, но присяжные не признали это умышленным обманом, так как Сорокина не вымогала деньги и Уильямс могла отказаться платить их по своей карте. Кстати, Рейчел Уильямс оказалась единственной участницей дела, которая не пострадала, а выиграла на знакомстве с Анной Сорокиной. Свою историю этого знакомства и путешествия она продала издательству Simon & Schuster и телекомпании HBO больше чем за 600 тыс. долларов, и никакой “Закон Сэма” не помешает ей получить эти деньги.
Александр Грант


Автор:  RUSREK

Возврат к списку


Добавить комментарий
Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Защита от автоматических сообщений