Младенцы на запчасти

19.12.2007 «Русский» криминал в Америке
(0)

«Куплю почку детскую»
У Лизы Ямщининой из Новосибирска теперь другая фамилия. И другая семья. Два года назад ее собственные мама и папа хотели продать новорожденную малышку на органы. Жизнь ребенка взрослые оценили тогда в 260 тысяч рублей. Прокуратура оценила их поступок в 10 лет...
Спрос на детские органы в России сегодня велик. Ежегодно в их пересадке нуждаются полторы тысячи ребятишек: трем сотням из них нужны новая почка или печень, сто пятьдесят нуждаются в пересадке сердца, но... Детское донорство в России запрещено. Пока. Со следующего года Минздрав дал медикам добро на пересадку детских органов.

«Куплю почку детскую»
У Лизы Ямщининой из Новосибирска теперь другая фамилия. И другая семья. Два года назад ее собственные мама и папа хотели продать новорожденную малышку на органы. Жизнь ребенка взрослые оценили тогда в 260 тысяч рублей. Прокуратура оценила их поступок в 10 лет...
Спрос на детские органы в России сегодня велик. Ежегодно в их пересадке нуждаются полторы тысячи ребятишек: трем сотням из них нужны новая почка или печень, сто пятьдесят нуждаются в пересадке сердца, но... Детское донорство в России запрещено. Пока. Со следующего года Минздрав дал медикам добро на пересадку детских органов.
Сергей Готье - первый советский хирург, который решился на операцию по пересадке печени ребенку:
— Сейчас у нас в отделении находится трехлетний мальчик, и он должен быть спасен. Для него единственный шанс - использовать для пересадки часть трупной взрослой печени. Если будет разрешено детское донорство - его шансы на спасение увеличатся.
- Пересадка органов от детей детям - хорошая инициатива, — присоединяется к хирургу консультант Открытого института здоровья населения Кирилл Данишевский. — И органы будут лучше приживаться, качество их будет лучше.
Минздрав еще отшлифовывает инструкцию по коннотации смерти ребенка на основании диагноза смерти мозга (она станет основой для пересадки органов от мертвого ребенка живому), а Интернет уже напичкан объявлениями на данную тему.
В большей части из них о возрасте донора, правда, не говорится: «Больному ребенку требуется почка. Ищу донора. Куплю дорого». Но есть и более откровенные просьбы: «Куплю почку детскую. Срочно. За любые деньги». Указанный в объявлении мобильный телефон не отвечает. Видимо, сделка уже состоялась.
Черный рынок живет по законам обычного: спрос рождает предложение. В народе уже говорят, что новая волна похищений детей подозрительно органично вписалась в донорскую инициативу Минздрава.
100 тысяч баксов за Андрюшу
Детей и раньше распродавали на органы. В Рязани до сих пор вспоминают, как семь лет назад в местной газете вышло откровенное объявление: «Продам ребенка с целью усыновления и последующего использования его на «запчасти». Дорого».
За пятилетнего Андрюшку «продавщица» просила 100 тысяч долларов, а получила 4,5 года. Лишь после операции (к счастью, милицейской, а не хирургической) прикинувшиеся покупателями оперативники узнали, что этого белобрысого мальчугана отправляла под нож родная бабушка Нина Ткачева.
Мать Андрюши Лариса тоже была в курсе предстоящей сделки, но ее осведомленность суд оценил всего в два года. Условно. А мальчика отправили в детский дом, где он, как и все дети, мечтает снова увидеть маму...
Рязанский суд был первым, в приговоре которого прозвучало, что ребенка продавали «в целях изъятия органов для трансплантации». Но отнюдь не последним.
Всего несколько месяцев назад в Бердске наркоман со стажем Дмитрий Орлов получил 10 лет «строгача» за «похищение двух человек» и «торговлю несовершеннолетним ребенком в целях изъятия донорских органов». На суде он и не отрицал, что напоил свою сожительницу Оксану Мосензову и забрал у нее полуторагодовалую Аню, чтобы за 4 тысячи баксов продать «черным хирургам».
Девочку удалось спасти, но она все же успела пройти «предпродажную подготовку»: ее, как подержанный автомобиль, осмотрел квалифицированный специалист (к счастью, подставной).
- В присутствии подсудимого врач констатировал состояние здоровья девочки, - пояснил прокурор Юрий Еремеенко.
Так же скрупулезно годом раньше проходила и купля-продажа новорожденной Лизы. Игорь Лесных и его гражданская жена Ольга Ямщинина начали искать на девочку покупателей еще до рождения дочери.
- Причем родителей не очень интересовала дальнейшая судьба своего ребенка. Во время предварительного разговора им было сказано, что, возможно, ребенок или его органы понадобятся для трансплантации, на что они никак не отреагировали, то есть по сути дали свое согласие, — рассказал сотрудник пресс-службы Главного управления МВД по Сибирскому федеральному округу Сергей Страдымов.
На Лизу, которой в момент сделки едва исполнилась неделя, нашлось сразу несколько покупателей, и оперативники смогли обойти конкурентов, лишь подняв цену с 20 до 260 тысяч рублей. Зачитывая обвинение в суде, прокурор даже прослезилась.
Гуманен оказался и приговор. Вместо 10 лет Игорь Лесных получил лишь 5, а его гражданская жена и вовсе отделалась штрафом в 30 тысяч.
«Это слишком хорошо скрывается...»
За последние годы в России нашумело лишь несколько историй, когда детей сознательно продавали на «запчасти». И не было слышно ни об одной, когда сознательно покупали.
— Лично мне неизвестны факты продажи в России людей на органы, — признался координатор проекта Евросоюза и международной организации по миграции «Предотвращение торговли людьми в России» Альберто Андреани. - Но я уверен, что это просто слишком хорошо скрывается. С подобными фактами я сталкивался в Косово, когда несколько лет назад работал там полицейским. Мы вышли на главврача госпиталя, в котором вырезали органы. Но нас тут же сняли с расследования.
С будущего года «черные хирурги» в России сами выйдут из тени: Минздрав собирается разрешить пересадку органов от ребенка ребенку.
- Мы разрабатываем инструкцию таким жестким образом, чтобы не было лазеек у тех же самых недобросовестных врачей, - заверила директор министерского Департамента медико-социальных проблем семьи, материнства и детства Ольга Шарапова.
В черновике инструкции четко прописано, что необходимые части тела будут вырезать лишь у умерших детей и лишь с согласия их родителей.
— Это гуманная практика, - пояснил руководитель правозащитной организации «Право ребенка» Борис Альтшулер. - Подобные законы есть и в США, и в Германии, и в Канаде.
Но там, где нет контроля, не обходится без злоупотреблений. Это касается и Кремля, и маленькой больницы. Нельзя принимать во внимание согласие родителей на пересадку, если видно, что они - алкаши. Где гарантия, что они специально, за деньги не умертвили собственное чадо?
И ни в коем случае нельзя допустить донорство, если у ребенка отсутствует законный представитель. В Египте, например, только недавно завершился судебный процесс об убийствах беспризорников в медицинских целях. Все это должно быть жестко прописано на бумаге.

Возврат к списку


Добавить комментарий

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Защита от автоматических сообщений