Эммигранта из Узбекистана признали виновным в похищении и вымогательстве в Бруклине

Эммигранта из Узбекистана признали виновным в похищении и вымогательстве в Бруклине

16.07.2021 «Русский» криминал в Америке
Александр Грант
(0)
Поделитесь с друзьями:
Эммигранта из Узбекистана признали виновным в похищении и вымогательстве в Бруклине

Как сообщила 7 июля Жаклин Касулис, ВРИО федерального прокурора Восточного округа штата Нью-Йорк, присяжные бруклинского суда после двух недель слушаний признали 37-летнего эмигранта из Узбекистана Акмаля Нарзикулова виновным по всем пунктам предъявленных ему обвинений, а именно, в похищении человека с целью вымогательства и сговоре с целью незаконного получения «коммерческих» прав на управление автобусами и грузовиками, а также в связанном с этим использовании огнестрельного оружия.

С 10 января этого года слушает судья Брайан Коган, который пока не назначил дату приговора. Ранее сообщалось, что предъявленные обвинения грозят Нарзикулову лишением свободы сроком до пожизненного. Когана в 2006 году назначил федеральным судьей президент Буш-младший, а до него делом Нарзикулова и других занимался судья Лео Глассер, назначенный президентом Рональдом Рейганов в 1981 году. В апреле прошлого года Глассеру исполнилось 96 лет, и 10 января этого года его сменил 67-летний Брайан Коган.
Как и члены Верховного суда, федеральные судьи назначаются пожизненно, но в возрасте минимум 65 лет могут уйти на пенсию или перейти в категорию «старших судей» («senior judges»), которые, при условии, что сумма лет их возраста и стажа составляет минимум 80, продолжают получать полную зарплату и ведут дела, которые им поручает главный федеральный судья округа. В Восточном округе штата Нью-Йорк с 1 февраля 2021 года это 55-летняя афроамериканка Марго Броди, которую назначил в этот суд президент Барак Обама. Лео Глассер стал «старшим судьей» с июля 1993 года, и за это время пересажал кучу русскоязычных преступников: от бывшего российского врача Дмитрия Яковлева, которому дал 30 лет за два убийства, до азербайджанца Аскера Мамедова, который получил от судьи Глассера 10 лет тюрьмы за вымогательство. На родине Мамедов работал в охране президента Гейдара Алиева.
Но вернусь к делу Акмаля Нарзикулова, который после ареста несколько раз звонил мне из бруклинской федеральной тюрьмы MDC, и мы переписывались по «тюремному» сайту corrlinks.com. Виновным он себя не признавал, но после решения присяжных его действия считаются не предположительными, а действительными. Комментируя вердикт, прокурор Жаклин Касулис заявила, что теперь «подсудимый ответит за длинный список преступлений, включая сговор с целью совершения дерзкого мошенничества, похищения, вымогательства, давление на свидетелей и угрозы сообщнику оружием». 44-летняя Касулис, работающая в бруклинской федеральной прокуратуре с 2008 года, поблагодарила коллег за «подробное изложение пути, который привел к сегодняшнему вердикту и торжеству правосудия для тех, кто пострадал от алчного и бессмысленного насилия подсудимого». Она также выразила признательность нью-йоркскому отделению ФБР за «выдающееся расследование этого дела».
Агенты ФБР арестовали Нарзикулова и его сообщника, тоже эмигранта из Узбекистана 26-летнего Шерзода Мукумова утром 18 апреля 2019 года. В пресс-релизе прокуратуры от 7 июля этого года указано, что при обыске в квартире Нарзикулова нашли пистолет калибра 9 мм, около 300 тыс. долларов наличными и несколько документов на другие имена. Оба были обвинены в похищении человека с целью получения с него долга и взяты под стражу, Мукумова через три месяца освободили под залог, а Нарзикулова оставили в тюрьме MDC, где он находится по сей день, и в освобождении под залог ему отказывали четыре раза. Позже к Нарзикулову присоединили американских узбеков Муроджона Султанова, Фируза Жураева и Жасура Камолова. В конце ноября 2019 года Мукумов признал себя виновным и ждет приговора, оставаясь на свободе. В ноябре 2020 года Султанов признал себя виновным в давлении на свидетеля, в апреле 2021 получил за это два года лишения свободы и сейчас находится в федеральной тюрьме Алленвуд в Пенсильвании. Жураев и Камолов тоже признали вину и ждут приговоров.
Освобождению Акмаля Нарзикулова под залог наверняка помешало то, что в 2015 году он был осужден за помощь желающим обманом получить «коммерческие водительские права» (commercial driver’s license или CDL), которые в штате Нью-Йорк должны иметь водители больших автобусов и грузовиков. Тогда Нарзикулов признал себя виновным, получил 30 месяцев лишения свободы и год надзора после освобождения, но в конце мая 2017 года его вернули в тюрьму и добавили еще полгода за нарушение условий надзора. Организаторами аферы назвали водителя «амбулетки» Акмаля Нарзикулова по кличке «Солдат» и Фирдавса Мамадалиева, оба из Бруклина. По делу также проходил Исламбек Зиёев из Квинса, который решил стать «дальнобойщиком», а остальные обвиняемые были афро- и латиноамериканцами. Как установило расследование, «Акмаль Нарзикулов, он же «Солдат», с помощью Фирдавса Мамадалиева и других сообщников вручал проходящим устный экзамен карандаш, на который кодом были нанесены верные ответы». В новом деле происходило примерно то же, но с поправкой на технический прогресс.
Как отмечено в пресс-релизе бруклинской федеральной прокуратуры, «с помощью беспроводных средств связи, спрятанных в одежде экзаменуемых, Назрикулов с сообщниками передавали верные ответы в наушники» желающих обманом получить права CDL на письменных экзаменах». Там же поясняется, что «после выдачи подсудимому и его сообщникам незаконной платы экзаменуемому давали майку с прорезанной посередине маленькой дырочкой. Под майкой был прикреплен смартфон с камерой, объектив которой находился на дырочке чтобы сообщники [Назрикулова] могли видеть вопросы экзамена и передавать ему ответы». Невелика, конечно, мудрость, особенно для тех, кто смотрел советскую комедию 1965 года «Операция «Ы» и другие приключение Шурика». Помните диалог профессора с «радиофицированным» студентом: «Билет номер девять, прием. – Что-что вы сказали? – Что? – Какой прием? – Не приём, а «при нём». Билет номер девять, а при нём задача. – Понятно, идите, готовьтесь. – Хорошо».
С похищением и вымогательством в последнем деле Акмаля Назрикулова все было проще. Как установило обвинение и подтвердили единогласным решением присяжные, жертвой стал некто CS (Сonfidential Source), то есть «тайный источник», о котором известно, что в прошлом он не судим и до 28 марта 2019 года в ФБР о нем не знали. Его информация о похищении была проверена и подтверждена другими источниками, включая оперативные, и сводилась к следующему. В конце 2018 года CS познакомился с Акмалем Нарзикуловым и стал работать его водителем. Работал он примерно две недели и сначала по поручению Акмаля объезжал указанные ему адреса, где получал для него деньги, позже узнав, что это была плата за полученные обманом коммерческие права. Затем CS стал доставлять клиентов Нарзикулова на экзамены, передавая им инструкции и технику для обмана экзаменаторов. На вторую неделю работы CS Нарзикулов заплатил ему авансом 800 долларов, после чего CS решил, что его это не устраивает, и ушел, хотя ему заплатили за две недели. Нарзикулов стал требовать, чтобы CS вернул 400 долларов, и тот на несколько месяцев уехал из штата Нью-Йорк, но продолжал получать от Нарзикулова по Интернету послания с угрозами, из-за чего закрыл в сети свой аккаунт и сменил мобильник. Вернулся он в феврале 2019 гола и поселился в Бруклине, но в другом доме.
Утром 28 февраля CS вышел из дома и на улице увидел Назрикулова, Мукумова и их сообщника. Он вернулся в подъезд своего дома, но эти трое нагнали его и, как вкратце описано выше, оглушили электрошокером, связали руки и усадили на заднее сиденье машины, за рулем которой был Мукумов. Похитители привезли CS на пустынный участок большого паркинга, где обыскали и ограбили, а Назикулов потребовал, чтобы CS вернул ему не 400 долларов, а 5 тысяч за наросшие проценты долга и штрафные «тикеты», которые получил CS за неделю работы у Акмаля. По словам CS, сопротивляясь, он схватился за входную дверь, и тогда третий участник нападения несколько раз разрядил в него электрошокер, отчего CS потерял сознание. Очнулся он в автомобиле со связанными руками, и трое похитителей отвезли его в отдаленное место большого паркинга, где обыскали и забрали мобильник, водительское удостоверение, грин-карту и дебитную карту банка. По отнятому у CS мобильнику Мукумов позвонил его матери, которая, как указано в обвинении, находилась «не в Соединенных Штатах», и потребовал, чтобы она вернула долги сына. Затем Шерзод Мукумов позвонил другу CS, который, по словам следователя ФБР Кристен Шилл, «живет в той же стране, что и мать CS» (очевидно, в Узбекистане), и потребовал того же.
Обыскав CS, Акмаль Назрикулов нашел у него чек на 2100 долларов, выданный ему за легальную работу в минувшие месяцы. Назрикулов потребовал, чтобы CS немедленно обналичил этот чек и вернул ему хотя бы часть долга, но оказалось, что у CS нет счета в банке, и ему было велено открыть счет. Тогда же похитители отвезли CS к отделению Bank of America на Кингс-хайвей в Бруклине, где он в сопровождении Назрикулова открыл чековый счет и депонировал свой чек. По правилам ему не могли сразу выдать деньги со счета, но выдали дебитную карту Bank of America и десять чистых бланков его именных чеков. Из банка похитители отвезли CS в обменный офис тоже на Кингс-хайвей, где он по приказу Назрикулова выписал чек на тысячу долларов, не проставив там имя получателя. Акмаль попытался обналичить этот чек, но не сумел. Вскоре CS отпустили и он обратился в полицию, а оттуда в ФБР. «В тот же вечер, – написано в пресс-релизе бруклинской прокуратуры от 7 июля 2021 года, – Назрикулов угрожал пистолетом другому сообщнику, пытаясь получить деньги с него и с потерпевшего». В дополнительном обвинении утверждалось, что Назрикулов также «предлагал основным свидетелям против него тысячи долларов за то, чтобы они улетели за океан и оставались там до конца суда». Через полтора месяца Акмаля Назрикулова арестовали.
Через год, а точнее 19 мая 2020 года, уже в разгар пандемии, прокуратура направила судье Лео Глассеру письмо с просьбой отложить на месяц назначенное на 29 мая решение о начале суда присяжных, причем отмечалось, что это третья такая просьба. Прокуратура поясняла, что в данном случае это необходимо, чтобы «дать подсудимому время обсудить с обвинением условия признания вины, которое избавит от суда присяжных». Прокуратура также отмечала, что нормальным срокам судопроизводства мешает COVID-19, и что «после бесед с адвокатами подсудимого стало ясно, что он не против переноса». Но этого не произошло. «Еще страшнее то, – написал мне Акмаль Нарзикулов из бруклинской федеральной тюрьмы, – что я сижу здесь во время пандемии коронавируса по всему миру. В тюрьме MDC почти нет медицинской помощи от пандемии, и они не готовы к этому, хотя на своем сайте рекламируют по всему миру совершенно обратное. Нас просто запирают по камерам, пересчитывая и проверяя каждые 5 часов, что полное безумие, так как за эти 5 часов, когда мы одни и за нами не следят, может случиться все, что угодно. MDC намеренно отключила тревогу, кнопки которой находятся в каждой камере, что полностью лишает нас возможности сообщить надзирателям, если что-то случится, а ведь у кого-то может быть инсульт или инфаркт, и никто об этом не узнает до следующей пятичасовой переклички. Отключение этой «кнопки паники» не может быть законным. Может, вы знаете или не знаете, но я знаю, что за эти 5 часов умерли двое заключенных, а таких могло быть больше».

Автор:  Александр Грант

Возврат к списку


Добавить комментарий
Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Защита от автоматических сообщений