И грянул в суде гром: присяжные оправдали Акрама Шарипова

И грянул в суде гром: присяжные оправдали Акрама Шарипова

29.10.2021 «Русский» криминал в Америке
Александр Грант
(0)
Поделитесь с друзьями:
И грянул в суде гром: присяжные оправдали Акрама Шарипова

В пятницу 22 октября 2021 года на четвертом этаже федерального суда Восточного округа штата Нью-Йорк в Бруклине, в зале судьи Энн Данелли, не то чтобы грянул гром, но произошло нечто невиданное – после недели слушаний и нескольких часов заседания присяжные, 4 женщины и 8 мужчин, оправдали эмигранта из Узбекистана Акрама Шарипова, обвиненного в «попытке получения предоставленного кредита путем вымогательства».

Надо заметить, что в практике федеральных судов по делам эмигрантов из бывшего СССР почти нет оправдательных вердиктов, к тому же расследованием данного дела занимался отдел С-24 нью-йоркского ФБР, который раньше называли «русским», а теперь «евразийским», специальные агенты которого знают свое дело. Не хуже них знает свое дело участвовавший в расследовании русскоязычный помощник бруклинского федерального прокурора Андрей Спектор, и, конечно, 62-летняя судья Данелли, которую 6 лет назад назначил президент Обама. Обвинение считало дело доказанным, но присяжные поверили защите, которую в суде представляли русскоязычные адвокаты Альберт Даян и его сын Николас. В 32-летнем Акраме Шарипове 6 футов 3 дюйма роста и 225 фунтов веса, а к этим внушительным габаритам можно добавить, что Акрам дважды был чемпионом мира по «муай-тай» - тайскому боксу, боевому искусству, в котором можно наносить удары кулаками, ступнями, голенями, локтями и коленями. Это я к тому, что такие характеристики при обвинении в «попытке получения долга» не лучший имидж для присяжных, но и это не убедило их в виновности Шарипова.
Как сообщила об этом деле 26 апреля 2019 года газета Daily News, накануне в бруклинском федеральном суде появились арестованные в Бруклине Акрам Шарипов, Зариф Файзиев (тоже мастер рукопашного боя, а точнее, тренер по боксу) и Давлат Гуломов. «Эти трое, - написала репортер Элизабет Кио без принятого в таких случаях слова «предположительно», - пытались получить долг с одного бруклинца, избивая и угрожая убить его, но не знали, что он осведомитель ФБР, оснащенный диктофоном». Об осведомителе, который приходил в деле, как СS-1, было известно, что он в прошлом он не судим, но участвовал в незаконных операциях по переводам денег за рубеж, а сотрудничать с ФБР начал с примерно с февраля 2019 года «в надежде, что ему вернут изъятое в связи с этим переводами имущество, и на снисхождение по возможным уголовным обвинением. Изъятое имущество ему, кстати, вернули, а на суде стало известно его имя Ахрор, он же Дилшод Саидганиев. 
Из других источников мне сообщили, что последнее время в общинах выходцев из Узбекистана и Таджикистана участились случаи перевода из США крупных сумм по разным каналам. Это не всегда отмывание денег, заработанных преступным путем, - деньги на родину отправляли и честные работяги, чтобы помочь семьям или по другим причинам, но делали это не законным путем через банк, а через посредников, как правило, получающих за это полтора процента комиссионных. Обычно на эти деньги в США покупалась бытовая электроника, которую пересылали в Москву, где продавали, а деньги пересылали в Узбекистан. Этот конвейер крутился, как лента выдачи багажа в аэропорту, и адресаты перевода получали свои деньги незамедлительно, хотя это были не те доллары, которые их родня вручила посреднику в Штатах. Так бывает в финансовых пирамидах, когда мошенники выплачивают прибыль инвесторам деньгами других инвесторов. В федеральных судах, в частности, судах обоих округов штата Нью-Йорк, проходили такие дела на гигантские суммы в десятки миллионов долларов, и, по словам моего источника, в таких делах были замешаны медицинские офисы и аптеки, где отмывались большие деньги.
Одним таким посредником стал Дилшод Саидганиев, он же осведомитель ФБР СS-1, а в данном деле - жертва вымогателей долга. Как было установлено, но не уточнено на суде, Саидганиев задолжал гигантскую сумму огромному количеству поверивших ему людей – обе цифры суд не смог определить, так как многие жертвы обмана не обращались к властям. Одним из обманутых оказался Акрам Шарипов, который дал мошеннику 18 тыс. долларов для срочной передачи в Самарканд своему тяжело больному родственнику. Это была мать Акрама, у которой нашли рак, и она должна была лететь в Индию на лечение. 18 апреля 2019 года он через третье лицо вручил Дилшоду 18 тысяч долларов, которые должны были доставить за три дня, но 21 апреля отец Акрама Шарипова сообщил ему, что деньги не пришли, и тот начал осаждать Саидганиева требованиями рассчитаться, а тот стал прятаться, в том числе и за спиной ФБР.
Предварительное обвинение по делу «Соединенные Штаты Америки против Акрама Шарипова, Зарифа Файзиева и Давлата Гуломова» составил на 6 страницах и предоставил бруклинскому судье-магистрату Роберту Леви 25 апреля 2019 года следователь ФБР Люк Хардисон. О себе он сообщил, что работает в ФБР 7 лет, служит в отделе С-24, занимался делами о вымогательствах и похищениях, а в данном расследовании принимал личное участие. Как сообщил Люк Хардисон, в октябре 2018 года некая «компания» наняла «СS-1 и других», чтобы отоварить больше 400 тыс. долларов, а купленные товары передать другом лицу для экспорта за границу. Это лицо ничего такого не сделало, и «компания» повесила долг на Дилшода Саидганиева, он же СS-1, а поскольку он не торопился с возвратом долга, привлекла к этому Шарипова и Файзиева. В обвинении, которое составил следователь ФБР Хардисон, указано, что требования вернуть деньги Дилшод Саитганиев начал получать от Акрама Шарипова с 21 апреля 2019 года в виде эсэмэсок и сообщений на автоответчике, содержавших угрозы физической расправы. «Ты что мне врешь, братан? – спрашивает Акрам Дилшода в одном разговоре. – Ты сказал, будто твой шурин торгует машинами и принесет деньги, и снова соврал мне. Какая тебе от этого польза?». В другом разговоре Акрам интересуется, не боится ли Дилшод Бога, а затем теряет терпение. «Дилшод, - гоаорит Шарипов в другом разговоре, - я убью тебя прямо здесь. Убью, даже если меня арестуют. Убью, даже если мне за это дадут 10 или 30 лет. Мне все равно. Клянусь». 
Следователь ФБР Люк Хардисон начал отсчет с угроз Дилшону Саидганиеву с 21 апреля. 23 апреля, продолжает он, Шарипов с Файзиевым нежданно-негаданно явились домой к СS-1 и снова пригрозили физическим воздействием, если на следующий день он не вернет «часть долга в сумме примерно 18 тыс. долларов», хотя это был весь долг. 24 апреля Саидганиев, он же СS-1, собирался встретиться с двумя другими своими жертвами. Перед этой встречей агенты ФБР оснастили его потайным диктофоном, агент Люк Хардисон лично участвовал в группе наружного наблюдения, но все пошло не так, как предполагалось. Примерно в 6 часов вечера тайный осведомитель ФБР СS-1, он же Ахрор-Дилшод Саидганиев, въезжал в гараж своего дома в Бруклине, из другой машины вышли и подошли к нему Шарипов, Файзиев и Гуломов. При этом, отмечено в обвинении, своими машинами (черным внедорожником Infinity Sport и черным седаном Nissan) они перекрыли СS-1 путь назад. В последовавшей беседе, которую СS-1 исправно записал, Шарипов снова угрожал СS-1 расправой, если он не передаст 18 тыс. долларов отцу Шарипова в Узбекистане. 
Шарипов угрожал, обещая увезти СS-1 в пустынное место, где убить, и в это время к ним подъехала патрульная машина транспортного отдела полиции, так как машина СS-1 стояла перед въездом в гараж на тротуаре, нарушив правила парковки. Полицейский стал выписывать штрафной «тикет», и сидевший в машине Шарипова СS-1 сказал, что хочет объясниться с гаишником, что Шарипов ему разрешил, но велел при этом держать язык за зубами и на всякий случай забрал его мобильник. Получив «тикет», СS-1 сел в свою машину, въехал в гараж, запарковался и вернулся к воротам, где его ждали Шарипов с Файзиевым», и беседа насчет возврата долга продолжилась. Затем к ним подъехал Давлат Гуломов, и Акрам Шарипов велел СS-1 сесть в Infinity, но тот отказался, и Шарипов силой усадил его на заднее сиденье, а сам сел за руль. «С учетом угрожавшей СS-1 опасности, - написал в предварительном обвинении следователь ФБР Люк Хардисон, - я с другими агентами решил вмешаться, и мы подошли к машине, вывели оттуда всех, кто там находился вместе с CS-1, задержали их и доставили в местный участок полиции. По словам СS-1, в КПЗ участка Шарипов и Гуломов снова угрожали ему и советовали не сотрудничать с правоохранительными органами, в противном случае обещая убить его, когда выйдут из тюрьмы» На основании вышеизложенного, которое он подтвердил присягой, Хардисон просил судью Леви поступить с Шариповым, Файзиевым и Гуломовым по закону.
20 июня 2019 года Акраму Шарипову были предъявлены обвинения в двух пунктах «попытки получения долга путем вымогательства», а от обвинения Файзиева и Гуломова прокуратура отказалась «without prejudice», то есть это решение обжалованию не подлежит. Они оказались ни при чем. Дело попало к судье Энн Данелли, и слушания начались 18 октября 2021 года с отбора присяжных. Перед началом слушаний прокуратура потребовала, чтобы присяжные не услышали от адвоката, что подсудимый дал осведомителю деньги на лечение больной раком матери и что осведомитель, который проходит в деле, как жертва вымогательства, сам отпетый мошенник, обманувший кучу других людей. «Мы и так носим маски, - пошутил в беседе со мной адвокат Альберт Даян, - а мне хотели надеть еще одну. Прокуратура считала, что если присяжные узнают, что мой клиент пересылал деньги на спасение больной матери, это расположит их к Шарипову, а я утверждал, что если они это не узнают, то могут подумать, будто он отмывал эти деньги или, еще хуже, собирался использовать их на преступление. Судья Данелли со мной согласилась».
Вина Акрама Шарипова была, казалось бы, полностью доказана, его угрозы записаны и озвучены, свидетели допрошены, встречи подтверждены, но это была вина по фактам, которые отец и сын Даян и не собирались опровергать. Перед любым составом присяжных стоят три основы вердикта: показания свидетелей, доказательства по фактам и требования закона. Именно на это обратил внимание присяжных адвокат во вступительной речи. «Мы, - сказал мне Альберт Даян, имея в виду себя и сына, - не стали опровергать ни факты, ни доказательства, это было бесполезно, а положились на закон, а точнее на букву закона». Выражение «буква закона» (letter of law) одинаково применимо по-русски и по-английски и означает его точное применение, но в данном случае позиция защиты буквально сосредоточилась на одной русской букве. «Было ли здесь «предоставление кредита» (extension of credit)? - пояснил мне Альберт Даян. – «Долг» или «В долг»?» Популярнее он объяснял, что «есть деньги, которые ты мне должен и не возвращаешь, то есть фактически у меня украл – это долг (debt), а есть деньги которые я тебе даю в кредит». Шарипов дал Саидганиеву деньги в долг, а не предоставил ему кредит, то есть в его действиях не было состава преступления, в котором он обвинен. 
Защита не стала опровергать факты и доказательства, а заявила, что Акрама Шарипова обвиняют в том, чего он, по букве закона, не совершал. Такого поворота слушаний прокуратура явно не ожидала, но быстро сориентировалась. «Они тоже нашли прецеденты, - рассказал мне Альберт Даян на следующий день после вердикта, - что если действие начинается как «долг», оно может превратиться в «кредит», если кредитор дает должнику extension - рассрочку платежа. И тут карты в руках обвинения и защиты снова поменялись – адвокаты Шарипова стали доказывать, какой он жестокий, как грубо требовал немедленного возвращения долга и чем только ни угрожал, то есть ни о какой рассрочке и речи не было.. Тут защите очень пригодились распечатки записей таких угроз, которые обвинение представило суду в свою пользу. Крайне необычная позиция адвоката, который не выгораживает, а топит своего клиента, фактами обвинения доказывая присяжным не какой Акрам Шарипов, хороший, а какой он плохой. И присяжные поверили в это, тем самым признав подсудимого невиновным в том, в чем его обвинили.
С присяжными тоже было не просто. Обычно обвиняемые хотят видеть эмоциональных присяжных, на которых легче произвести впечатление, а это в основном люди простые. В деле Шарипова защита тоже поступила «с точность до наоборот» - Даяны отбирали членов жюри по признакам способности к анализу и логике – инженеров, учителей, даже адвокатов. «Обычно мы, - сказал мне Альберт Даян о людях своей профессии, - своих коллег бракуем, потому что они слишком умные, а здесь мне такие и были нужны, чтобы поняли разницу в одну букву закона – «долг» и «в долг». И они поняли. За пять дней слушаний присяжные ознакомились с делом, и в 4 часа дня 21 октября, получив наставления судьи Энн Данелли, удалились на совещание, но к решению не пришли и разъехались по домам. Утром 22 октября совещание продолжилось, и в 12.45 дня старшина присяжных, мужчина лет 60, огласил вердикт о единогласном решении признать Акрама Шарипова невиновным.
Александр Грант

Автор:  Александр Грант

Возврат к списку


Добавить комментарий
Текст сообщения*
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Защита от автоматических сообщений