Хождение по оружейным мукам в Квинсе

10.12.2021 «Русский» криминал в Америке
Александр Грант
(0)
Поделитесь с друзьями:
Хождение по оружейным мукам в Квинсе

Елизавете Златкис 33 года, она мать-одиночка и живет в Нью-Йорке с двумя детьми на 67 Роуд в районе Форест-Хиллс в Квинсе, а ее русскоязычное происхождение не уточняется, но очевидно хотя бы по кругу знакомых, среди которых в Интернете значатся Михаил Фериц, Арина Джагер и Шота Беберашвили.

В декабре 2019 года следователи районной прокуратуры Квинса обвинили Елизавету в незаконном владении 21 стволом оружия, хотя почти все стволы были муляжами, которые ее бывший муж использовал для съемок видеоклипов рэпа. Это были игрушки, пневматические ружья и стартовые пистолеты, а настоящим был только один, но со сломанными спусковым крючком, рукояткой и механизмом. Предъявленное ей обвинение было класса felony и грозило лишением свободы сроком до 25 лет и позже было снято, как недоказанное, но обвинения в разных связанных с этим мелочах класса misdemeanor остались, и прокуратура не спешит отменять их. 
В интервью репортёрам газеты The New York Post, которое появилось 1 декабря 2021 года, Елизавета Златкис сказала, что эти два года стали для нее и ее детей сущим адом, потому что в прокуратуре ее публично унижают, отказываясь признать, что были неправы. «Они пытаются сохранить честь мундира, и тянут с этим делом, а я не могу подать на них в суд, - сказала Елизавета. - Они хотят, чтобы я пошла на сделку с обвинением, а я не совершила ничего дурного». Ее адвокат Джо Мюррей сказал, что когда он пришел в уголовный суд Квинса 29 ноября, чтобы добиться прекращения дела, там не смогли найти его. Хотя оставшиеся обвинения не грозят ей ничем серьезным, Златкис намерена добиться справедливости в суде присяжных, вердикт которых осрамит прокуратуру, если, конечно, там не откажутся от обвинений.
А дело было так. 2 января 2020 года местная газета Queens Chronicle напечатала групповой снимок девяти полицейских 112 участка во главе с их начальником, капитаном Джонатаном Сермели, единственным в белой форменной рубашке. Полицейские стояли в участке за большим столом, на котором были разложены два ружья и куча разных пистолетов. Подпись под снимком уточняла, что это оружие – «пистолеты и дальнобойные пневматические ружья» были обнаружены и изъяты 27 декабря 2019 года при обыске квартиры в доме на 67 Роуд, а в твиттере участка обыск был назван «отличной работой нашего полицейского отдела разведки, а также отдела специальных операций по устранению с улиц Форест-Хиллс нескольких стволов оружия».
В статье под этим снимком замредактора Queens Chronicle Дэвид Рассел написал, что конфискованные пистолеты были калибра 9 мм, а духовые ружья большой мощности и, по словам капитана Сермели, «могли бы причинить серьезный вред в руках не тех людей, и просто уму непостижимо, что у кого-то столько огнестрельного оружия, в котором ни у кого нет необходимости». Как разъяснил читателям Queens Chronicle Дэвид Рассел, 112-й участок получил оперативную информацию, что весь этот огнестрел хранится в квартире и в дополнительном помещении дома № 99-06 на 67 Роуд, и по общему мнению участников предстоящей операции эта информация была признана заслуживающей доверия. В районной прокуратуре Квинса был получен экстренный ордер на обыск в поисках оружия, что было согласовано с отделом спецназа (Emergency Services Unit) городского управления полиции.
Утром 27 декабря 2019 года группа захвата явилась в квартиру, но нужного им Элвиса Селими там не оказалось, а дома была его жена, 31-летняя Елизавета Златкис и двое ее детей в возрасте 5 и 11 лет. Оружие нашли и изъяли, Елизавету арестовали и увезли в участок, а детей передали ее родителям, то есть бабушке и дедушке. По словам капитана Сермели, Селими ушел из дома чисто случайно и о намеченном визите полиции не знал, иначе бы перепрятал свой арсенал. Капитан уточнил, что среди изъятого оружия 10 пистолетов и 2 ружья не были приспособлены для стрельбы пороховыми зарядами и не считаются обычным огнестрельным оружием, но в то же время это не пневматика Би-Би, так как из них часто стреляют металлическими шариками по небольшим животным.
Там же нашли патроны разного калибра и два пистолета-муляжа. Арестованную Елизавету Златкис ночь продержали в участке, а наутро отвезли в суд и обвинили в незаконном владении оружием первой, второй, третьей и четвертой степени, в действиях, физически опасных для детей моложе 17 лет, а также 8 пунктах нарушения городского закона Нью-Йорка об обращении с боеприпасами, за что в случае признания вины можно получить 25 лет лишения свободы. Предъявив это абсурдное обвинение, ее освободили без залога. По словам капитана Сермели, на арест ее бывшего мужа Элвиса Селими тоже был выдан ордер, и когда ему позвонили из полиции, он обещал явиться, но этого не сделал и с тех пор в розыске. 
В интервью Дэвиду Расселу капитан Джонатан Сермели признался, что с июля 2018 года, когда он возглавил 112 участок, ему не приходилось забирать за один раз столько оружия. «Убрать с улицы один ствол уже большой успех, который, возможно, спасет жизнь невинного гражданина или полицейского, - сказал капитан. – Но убрать столько оружия я считаю большим днем как для всех жителей Нью-Йорка, так и для полицейских. Столько оружия могло быть там только для низменных целей и только во вред людям». Оружие, по словам 40-летнего капитана Сермели, может оказаться везде, и он всегда инструктирует подчинённых «не расслабляться» на вызовах. «Неважно, где ты работаешь, - пояснил он, - ты не знаешь, что за этой дверью… Это может быть семейная драка или просто шумная ссора, и никогда не знаешь, что там может оказаться кто-то с целым арсеналом оружия, и там решат, что ты прибыл из-за этого».
Что и говорить, «специальная операция» удалась на славу, и с улиц района Форест-Хиллс, достаточно густо населенного русскоязычными иммигрантами и их родней, было удалено «несколько стволов оружия». С тем, что сказал начальник 112 участка полиции, трудно не согласиться стратегически, но тактически, то есть по конкретному поводу, капитан Сермели говорил не совсем то, а вернее совсем не то, что досталось его спецназу после успешной операции по захвату арсенала смертоносного оружия в квартире Елизаветы Златкис, матери двух маленьких детей. 
Почти через год, 2 января 2020 года, об этой истории вспомнила ещё одна местная газета Queens Daily Eagle, то бишь “Ежедневной орел Квинса» и поместила ту же фотографию группы полицейских 212 участка у стола с изъятым у Златкис оружием, но подпись была другой. Оружие, «за исключением одного ствола, всё не настоящее. В настоящем же, согласно проведенному управлением полиции анализу, нет нескольких основных частей. Женщину, тем не менее, обвиняют в [нелегальном] владении оружием первой степени». Далее следовала статья репортера «Ежедневного орла Квинса» Дэвида Бренда «Женщина из Форест-Хиллс уже год борется с обвинениями”, где пояснялось, что речь идет о 31-летней Елизавете Златкис, а оружие обнаружено и изъято у нее дома 28 декабря при обыске, который в твиттере участка был назван «отличной работой». 
Начав с того, что Елизавету Златкис обвинили в незаконном владении оружием третьей степени, за что грозит 25 лет тюрьмы, Бренд добавил, что «только с одной проблемой: 21 из 22 двух стволов были духовыми ружьями, игрушками или стартовыми пистолетами, из которых стреляют на соревнованиях, и, согласно анализу полицейской лаборатории, стрелять патронами из них невозможно. Единственный настоящий пистолет оказался «недействующим» из-за отсутствия основных частей». Предъявленные ей обвинения были абсурдными, и почти через год после ареста Елизаветы прокуратура от них отказалась, но обвинила Елизавету в разных мелочах – создании опасной ситуации, а также хранении патронов и владении муляжами огнестрельного оружия. Снять все обвинения районный прокурор Квинса Мелинда Кац не соглашалась, а признать себя виновной Златкис отказывалась. 
Как написал «орел Квинса» Дэвид Брен в своем журналистском посте, необычная фамилия Златкис облегчила поиск в Интернете, где он выловил 6 сообщений о ее аресте в местной прессе и социальных сетях. Школьные друзья Елизаветы поместили эти сообщения в Facebook, узнав о чем, она решила уйти с работы, где начали копаться в ее прошлом. Как выяснил Бренд, Злпткис и ее тогдашний муж Элвис Селими давали это оружие напрокат рэперам для записей видеодисков, и она даже снялась для одного. «Мы делаем видео с этим [оружием] как с реквизитом, - сказал Бренду друживший с Златкис и Селими рэпер из Квинса по сценическому «погонялу» Crucial. – Я и не знал, что с этим можно попасть в беду. Дикость. Это же фальшаки». Ее адвокат Джо Мюррей, который, кстати, в 2019 году безуспешно баллотировался в районные прокуроры Квинса, сказал Бренду, что хочет восстановить доброе имя Елизаветы, так как «она не гангстер», но в прокуратуре отказались от комментариев, а в 112 участке полиции репортера отфутболили в отдел информации городского управления, как не раз поступали со мной. Там детектив Дениза Морони сказала Дэвиду Бренду, что «огнестрельное оружие, обнаруженное в пятницу 27 декабря 2019 году по имевшемуся ордеру, позже было признано недействующим». 
В социальных сетях сохранились комментарии посетителей, прочитавших о хождении Елизаветы Златкис по мукам несправедливого обвинения. «Духовой пистолет на снимке похож на тот, что я купил сыну на тринадцатилетние, - написал один. – Пойду, позвоню жене на работу и скажу, что она вырастила матерого уголовника и теперь отвечает за сговор с несовершеннолетним. А что делать? Что подумают соседи?» Следующая статья о злоключениях Елизаветы Златкис появилась в газете The New York Post 1 декабря 2021 года, а последней можно считать эту. Как говорят в Америке, last but not least.

Автор:  Александр Грант

Возврат к списку


Добавить комментарий
Текст сообщения*
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Защита от автоматических сообщений