«Крик души» из бруклинской федеральной тюрьмы

«Крик души» из бруклинской федеральной тюрьмы

06.11.2020 «Русский» криминал в Америке
Александр Грант
(0)
Поделитесь с друзьями:
«Крик души» из бруклинской федеральной тюрьмы

Среди «рабочих» сайтов, которыми я постоянно пользуюсь, на почетном месте стоит corrlinks.com, способ виртуального общения с заключенными федеральных тюрем нашей необъятной второй родины.

Созданный сотрудничеством федерального бюро тюрем и компанией Advanced Technologies Group (ATG), этот сайт дает возможность обмениваться сообщениями, правда, только по-английски или латинскими буквами, хотя, полагаю и даже уверен, вся эта корреспонденция проверяется с надлежащими оргвыводами. Одно время я переписывался по corrlinks.com с ныне 40-летним Алексеем Цветковым, он же «Пельмень», который сидит в бруклинской федеральной тюрьме MDC с 9 ноября 2016 года по обвинению в рэкете и других преступлениях, за которые его приговорили к 198 месяцам лишения свободы.
В той же тюрьме MDC ждет суда присяжных 36-летний з/к № 82811-053 Акмаль Нарзикулов, эмигрант из Узбекистана, арестованный 18 апреля 2019 года вместе со своим земляком Шерзодом Мукумовым, которому тогда было 26 лет. Оба были обвинены в похищении человека с целью получения с него долга. Через три месяца Мукумов был освобожден под залог, в чем Нарзикулову было отказано, и в конце ноября 2019 года Шерзод признал себя виновным в сговоре с целью похищения, согласился с тем, что ему грозит лишение свободы сроком до пожизненного. Уже почти год он ждет приговора, оставаясь на свободе, что для такого тяжкого обвинения довольно странно, но признание вины бывает разным. Позже к Нарзикулову присоединили еще двух американских узбеков, Муроджона Султанова и Фируза Жураева.
Недавно Акмаль Назрикулов через сайт corrlinks.com прислал мне письмо, которое вполне можно назвать криком души. Начал он с того, что полтора года ждет суда, не признавая себя виновным, хотя Шестая поправка к Конституции гарантирует американцам «быстрый суд беспристрастных присяжных». Все это время Акмаль ждет «возможности просто узнать дату начала суда, и пытался получить разрешение выйти из тюрьмы под залог, так как не представляет опасности для общества и не намерен скрываться». Судя по документам дела, Нарзикулову отказывали четырежды – 24 апреля 2019 года, то есть через неделю после ареста; а затем 5 марта, 19 июня и 4 августа 2020 года. Первый раз ему отказал судья-магистрат Роберт Леви через русскую переводчицу Изабеллу Аврутину, а затем судья Лео Глассер через узбекского переводчика Санжара Бабаньянова.
Освобождению Акмаля Нарзикулова под залог наверняка помешало и то, что в 2015 году он был осужден за то, что помогал желающим обманом получить «коммерческие водительские права» (commercial driver’s license или CDL). В штате Нью-Йорк CDL должны иметь водители больших автобусов и грузовиков, а Нарзикулов тогда признал себя виновным, получил 30 месяцев лишения свободы и год надзора после освобождения, но в конце мая 2017 года его вернули в тюрьму и добавили еще полгода за нарушение условий надзора. Организаторами той аферы назвали водителя «амбулетки» Акмаля Нарзикулова и Фирдавса Мамадалиева из Бруклина. Из «наших» по делу также проходил Исламбек Зиёев из Квинса, который решил стать «дальнобойщиком», а остальные обвиняемые были афро- и латиноамериканцами. Как установило расследование, «Акмаль Нарзикулов, он же «Солдат», с помощью Фирдавса Мамадалиева и других сообщников вручал проходящим устный экзамен карандаш, на который кодом были нанесены верные ответы».
Как заявил в пресс-релизе федеральный прокурор Восточного округа штата Нью-Йорк Ричард Донахью в день ареста Нарзикулова и Мукумова, «предполагается, что в попытке получить долг [они] похитили потерпевшего на улице в Бруклине и заставили его открыть в банке счет, чтобы отдавать им деньги. Сейчас эта прокуратура и наши партнеры из ФБР постараются, чтобы обвиняемые заплатили свой долг обществу». В том же пресс-релизе начальник нью-йоркского отделения ФБР Уильям Суини добавил, что Нарзикулов и Мукумов «намеревались получить долг, предположительно, похитив и избив свою жертву, но в нашем обществе нет места тем, кто решает конфликты подобным способом, и за подобное поведение им грозят серьезные последствия».
Получая ордера на их арест 4 апреля 2019 года, следователь ФБР Кристен Шилл сообщила судье-магистрату Черил Поллак, что утром 28 марта 2019 года Нарзикулов, Мукумов и их третий сообщник, которого не арестовали, напали на потерпевшего перед его домом в Бруклине. Потерпевшего, как водится, не назвали, но в обвинении он проходит как тайный осведомитель (confidential source, или»CS»). Сопротивляясь, потерпевший схватился за входную дверь, и тогда третий участник нападения несколько раз разрядил в него электрошокер, отчего тот потерял сознание. Очнулся он в автомобиле со связанными руками, и трое похитителей отвезли его в отдаленное место большого паркинга, где обыскали и забрали мобильник, водительское удостоверение, грин-карту и дебитную карту банка. Затем его отвезли в банк, где заставили открыть счет и выписать им чек в счет погашения долга. В тот же день CS был освобожден и обратился в ФБР.
19 мая 2020 года прокуратура направила судье Глассеру письмо с просьбой отложить на месяц назначенное на 29 мая решение о начале суда присяжных, причем отмечалось, что это третья такая просьба. Прокуратура поясняла, что в данном случае это необходимо, чтобы «дать подсудимым обсудить с обвинением условия признания вины, которое избавит от суда присяжных». Прокуратура также отмечала, что нормальным срокам судопроизводства мешает пандемия COVID-19, и что «после бесед с адвокатами подсудимого стало ясно, что он не против переноса».
«Еще страшнее то, – написал мне Акмаль Нарзикулов, – что я сижу здесь во время пандемии коронавируса по всему миру. В тюрьме MDC почти нет медицинской помощи от пандемии, и они не готовы к этому, хотя на своем сайте рекламируют по всему миру совершенно обратное. Нас просто запирают по камерам, пересчитывая и проверяя каждые 5 часов, что полное безумие, так как за эти 5 часов, когда мы одни и за нами не следят, может случиться все, что угодно. MDC намеренно отключила тревогу, кнопки которой находятся в каждой камере, что полностью лишает нас возможности сообщить надзирателям, если что-то случится, у кого-то может быть инсульт или инфаркт, и никто об этом не узнает до следующей пятичасовой переклички. Отключение этой «копку паники» не может быть законным. Может, вы знаете или не знаете, но я знаю, что за эти 5 часов умерли двое заключенных, а таких могло быть больше».
В электронном письме, которое я получил от Акмаля Нарзикулова из бруклинской федеральной тюрьмы MDC, он жалуется на «проблемы со здоровьем, а на просьбы помочь ему ни разу не ответили. Опухоль на левой руке, которая появилась в январе, увеличивается и, боюсь, может быть злокачественной. С конца июля это сильная боль в области левого колена, причины которой я не знаю и боюсь, что это серьезно. С июля это боль в обеих ногах, причины которой я тоже не знаю. С августа это трещина зуба нижней челюсти, которая вызывает боль». В своем письме з/к Нарзикулов сообщил, что несколько раз посылал администрации тюрьмы MDC электронные сообщения, на которые ему не отвечали.
Один раз он заметил перед дверью своего блока врача или фельдшера и попросил надзирателя дать ему возможность поговорить с ним, «так он сказал, что ничего про меня не знает, и посоветовал продолжать посылать письма, на которые не отвечают». В другом письме Акмаль попросил своего адвоката Питера Гуаданьо от его имени связаться с MDC, чтобы ему хотя бы ответили. «Я ни разу не нарушал режим за время содержания здесь, а со мной обращаются, как с преступником или, хуже того, как с животным», – написал мн Нарзикулов, и по этому поводу я нашел в его деле письмо адвоката Гуаданьо судье Лео Глассеру от 4 августа 2020 года. По просьбе Акмаля адвокат сообщил, что изъятое надзирателями в камере Нарзикулова имущество оценивается примерно в 3186 долларов.
«Как насчет того, что человек невиновен, пока его вина не доказана, я приехал в эту страну с надеждой на подлинную свободу и лучшую жизнь, а что произошло с предоставлением простой медицинской помощи? – написал мне Акмаль. – Почему мне даже не отвечают? Я рос в очень любящей семье, и со мной никогда так не обращались. Кажется, что надзирателей здесь вообще это не интересует. В блоке, где я содержусь, грязно, а в душах плесень. Я несколько раз просил о помощи лейтенантов и корпусных, но ничего не получал, хотя все делали вид, что встревожены!!! А из-за коронавируса мы постоянно заперты, и из камеры нас выпускают иногда на 3 часа, а то и меньше. Фактически у меня нет возможности знакомиться с делом или времени позвонить семье или адвокату. Мне нужно время, чтобы прочитать новые документы, а меня ограничивают почти во всем. Связался с вами, чтобы люди узнали об этих бесчеловечных условиях».
Письмо Акмаля я хотел переправить директору тюрьмы MDC, но решил, что, благодаря сайту corrlinks.com, оно уже там. В мае тюрьму MDC посетила Николь Инглиш, помощник завотделом здравоохранения федерального бюро тюрем. В интервью газете New York Law Journal она сказала, что была «приятно удивлена» чистотой и тем, что заключенные и работники тюрьмы «носили надлежащие средства защиты, мыло и чистящие средства были под рукой», а заключенные, с которыми Инглиш говорила, представившись, кто она такая, «не жаловались на медицинскую помощь». 23 октября Акмаль Нарзикулов, Муроджон Султанов и Фируз Жураев со своими адвокатами выслушали сообщение судьи Лео Глассера, что о начале суда присяжных их известят через пару дней. Судья Глассер также сообщил, что 41-летний Султанов признал себя виновным 6 октября этого года и ждет приговора в той же бруклинской тюрьме MDC, а Жураев на свободе под залогом.


Автор:  Александр Грант

Возврат к списку


Добавить комментарий
Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Защита от автоматических сообщений