Мошенница Анна Сорокина в тюрьме стала художницей

Мошенница Анна Сорокина в тюрьме стала художницей

17.06.2022 «Русский» криминал в Америке
Александр Грант
(0)
Поделитесь с друзьями:
Мошенница Анна Сорокина в тюрьме стала художницей

19 мая в Public Hotel на Кристи-стрит в Нижнем Манхэттене прошла однодневная выставка-продажа рисунков под названием Allegedly, то есть «Предположительно». Слово Allegedly применимо по-всякому и в юридическом обиходе означает еще не доказанные судом преступные действия обвиняемого.

В данном случае это не так, поскольку автор двух десятков выставленных рисунков 31-летняя гражданка Германии Анна Делви, она же урожденная россиянка Аня Сорокина, в 2019 году была признана виновной, приговорена к лишению свободы и отсидела почти четыре года сначала в городской нью-йоркской тюрьме Райкерс-Айленд, а затем в тюрьме штата Нью-Йорк в Олбани. В феврале прошлого года за примерное поведение она была освобождена досрочно, но вышла не на свободу, а перешла из тюрьмы штата в федеральную иммиграционную тюрьму в поселке Гошен, примерно в 60 милях от Манхэттена, ожидая и сопротивляясь депортации в ФРГ. В фирме ее адвоката Данкана Левин сообщили, что Делви «может самодепортироваться в любую страну, куда это возможно, но решила остаться здесь для борьбы с приговором и депортацией». Судя по фотографиям на сайте «центра содержания иммигрантов» (ICE detention center) Гошен, это комфортабельное учреждение, больше похожее на дешевый отель, двери номеров которого запираются не изнутри, а снаружи. 
Новый арест Делви-Сорокиной был оформлен 25 марта 2021 года по обвинению в том, что она проживала в США по просроченной визе, а не в связи с судимостью за «депортабельное» преступление, поскольку она обжаловала этот приговор и еще не получила ответ. 23 мая этого года Сорокина в электронном письме из тюрьмы в Гошене сообщила репортеру канала Fox News Digital Одри Конклин, что «большую часть моей взрослой жизни провела в Нью-Йорке, и много моих друзей и систем поддержки находятся в США», и что она «не видит причину, по которой меня держат [под стражей], тогда как столько [иностранцев], совершивших насильственные преступления, каждый день освобождают… Жду не дождусь, когда мои иммиграционные проблемы закончатся и я получу возможность вернуться к своей истории». Одри Конклин уточняет, что, как сообщил в марте представитель иммиграционной полиции ICE, еще в ноябре прошлого год решение депортировать Анну Деви-Сорокину было временно приостановлено апелляционной комиссией (Board of Immigration Appeals) по ее заявлению, и решение пока не принято. Что же касается выставки рисунков Сорокиной, репортёр Fox News приводит слова самой Анны, которая назвала представленные там рисунки «автобиографичными и многоплановыми», в которые она вложила подтекст, и это «первый шаг в рассказе моей истории с моей точки зрения. Не слишком много объяснять, чтобы у людей была возможность решать самим»
Как написано в сетевой энциклопедии и известно из других источников, А́нна Вади́мовна Соро́кина родилась в 23 января 1991 в подмосковном городе Домодедово. Мать Анны держала там небольшой магазин, а отец работал водителем-«дальнобойщиком» в российской транспортной компании NKS. В 2007 году, когда Анне было 16, году родители увезли её с младшим братом в Германию, где Сорокины поселились в Эшвайлере, небольшом городке в 60 километрах от Кельна, неподалеку от границы ФРГ с Бельгией и Голландией. Там Анна в 2011 году закончила среднюю школу и уехала в Лондон, где поступила в Central Saint Martins College, вскоре ушла оттуда и вернулась в Германию, но не в Эшвейлер, а в Берлин. Оттуда она перебралась в Париж, где стала стажером в модном светском французском журнале Purple, и тогда же русская дочь водителя грузовика Анна Сорокина превратилась в немецкую аристократку Анну Делви, наследницу мифических 60 млн евро выдуманного ею дедушки, коллекционера шедевров живописи. В 2013 году Сорокина-Делви переехала в Нью-Йорк и создала вымышленную личность Анны Делви, притворяясь богатой наследницей из Германии. 
Дальнейшее тоже хорошо известно и в сетевой энциклопедии вкратце укладывается в то, что в Манхэттене Анна Делви «заводила знакомства в деловых и светских кругах, представляясь наследницей многомиллионного состояния», и в 2017 году «была арестована по шести обвинениям в краже услуг. Пострадавшими стали её состоятельные нью-йоркские деловые знакомые и несколько отелей. По данным районной прокуратуры Манхэттена, общая сумма краж составила около 275 тыс. долларов. Первоначально Сорокина совершила три незаконных получения услуг: проживание в отелях Beekman и W Downtown, а также питание в отеле Parker Meridien в Нью-Йорке». К этому добавились другие обвинения, и 25 апреля 2019 года после месяца слушаний и двух дней совещания присяжные в Манхэттене признали Сорокину виновной по восьми пунктам обвинения, включая хищения в особо крупных размерах второй степени, покушение на хищение в особо крупном размере, а также кражу услуг. 9 мая 2019 года Сорокина-Делви была приговорена к тюремному заключению на срок от 4 до 12 лет, к 24 тыс. долларов штрафа и к выплате 199 тыс. долларов возмещения ущерба. 
С учетом уровня светской тусовки русско-немецкой мошенницы репортёры СМИ после ареста брали у нее интервью по телефону, а некоторые встречались в тюрьме. Репортер газеты The New York Post Ребекка Розенберг регулярно звонила Анне, а корреспондент журнала New York Magazine Джессика Преслер в течение трех месяцев беседовала с Сорокиной по телефону и на свиданиях, куда по ее просьбе приносила журналы Forbes, Fast Company и газету The Wall Street Journal. В результате этих бесед в первом июньском номере New York Magazine за 2018 год появилась статья Пресслер с длинным названием «Может быть, у нее было столько денег, что она потеряла им счет. Кто-то должен был проследить за сказочной новой жизнью Анны Делви. Город полон следов», после чего стало известно, что кабельная кинокомпания Netflix и продюсерская телекомпания Shondaland купили права на экранизацию статьи Джессики Пресслер, а продюсером и сценаристом будущего сериала Inventing Anna («Изобретая Aнну») согласилась стать Шонда Раймс, которую 10 лет назад журнал Time включил в список «Сто человек, которые помогают оформить мир». Анна Сорокина получила за свои авторские права 320 тысяч долларов, которыми частично расплатилась с материальной частью приговора. Съемки начались в октябре 2019 года, а первая серия девятисерийного мини-сериала вышла 11 февраля этого года, в годовщину ее перевода из тюрьмы штата в федеральную.
За решеткой Анна Вадимовна увлеклась живописью, а точнее, рисунками-скетчами размером 9х12 дюймов, которые и были выставлены на продажу 19 мая в манхэттенском Public Hotel примерно по 10 тыс. долларов за штуку. «Привет всем, здесь Анна Делви, - обратилась она к потенциальным покупателям по-английски с заметным европейским акцентом по видеозаписи из тюрьмы. – Я очень взволнована показом моей первой коллекции. Это рисунки, которые я создала в тюрьме», и пояснила, что в Париже изучала моду как бизнес, но рисунками до суда не занималась». Организатор ее выставки-продажи и владелец клуба «Основателей искусства» (Founders Art Club) Крис Мартине в интервью The New York Post сказал, что рисовать в тюрьме Анне было нелегко, так как «большинство средств для живописи и бумаги изымалось. И нам досталось только несколько рисунков карандашом и акварелей, а рисовать ей приходилось тюремными карандашами и фломастерами». По словам Мартине, всю коллекцию рисунков Анны Сорокиной-Делви он оценивает в полмиллиона долларов.
Сколько рисунков Анны и за сколько было продано 19 мая в Public Hotel, не сообщается, но недаром, по словам самой осужденной за мошенничество художницы, ее тюремные рисунки автобиографичны, несут подтекст и приглашают к размышлению. Как написала 30 мая та же The New York Post, лос-анджелесская художница Джулия Моррисон утверждает, что задолжала по своей кредитной карте 8 тыс. долларов в связи с «одной из недавних выставок Анны Делви-Сорокиной и что та блокирует ее эсэмсэски с просьбами помочь вернуть деньги. Моррисон поясняет, что курировала выставку под названием «Свободу Анне» (Free Anna) работ 15 поп-художников, включая саму Сорокину. Как и «Предположительно», та выставка проходила тоже в Нижнем Ист-Сайде Манхэттена», но не мае, а в марте, и Джулия Моррисон оплатила своей кредитной картой расходы на рамы, печать, сканирование, транспортировку, майки с эмблемами выставки и другие аксессуары. Другим куратором, по ее словам, был Алфредо Мартинес, по словам Джулии, «сообщник Сорокиной, которого в 2002 году посадили на три года за торговлю поддельными работами художника Жан-Мишеля Баския». Мартинес якобы обещал Джулии Моррисон вернуть эти 8 тыс. долларов, но не сделал этого. «Я по-прежнему должна кредитной карте 8 тыс. долларов, - пожаловалась Моррисон репортерам The New York Post Джессике Чернер и Маре Зиглер. - А я не могу просто поставить на свою карту траты Анны Сорокиной. Не такой уж я ей друг. Я сделала это для выставки, полагая, что мне их вернут. По крайней мере, так мне обещал Алфредо». 
Репортерам Post Алфредо Мартинес сказал, что «ей заплатят», и «пока мы в стадии расходов» и что пока Джулия Моррисон получила положенные ей 25% стоимости единственной проданной на выставке работы Сорокиной. Еще 25% получил он, а остальные 50% достались Анне Вадимовне. Как выяснили репортеры, группа «Свободу Анне» спонсировала персональную выставку Сорокиной «Предположительно», и Алфредо Мартинес, Крис Мартине и Джулия Моррисон заключили устный договор, как делить прибыль, но затем Крис с Алфредо лишили ее доли. Так как на звонки и эсэмэски Джулии Крис Мартине не отвечал, 18 мая этого года она связалась с Сорокиной, которая ответила, что впервые слышит об этом, после чего блокировала номер Джулии. Представитель Анны Сорокиной подтвердил репортерам The New York Post, что Джулии Моррисон «должны за расходы», но добавил, что Анна «определенно не обещала Джулии никаких денег… а после того, как ей больше не платили Крис и Алфредо, она обратилась к Анне и фактически сказала, что обратится к прессе, если Анна ей не заплатит, а это сущее вымогательство». Представитель Сорокиной также сказал, что Джулию Моррисон никто не просил курировать ни ту, ни другую выставку, и Анна перестала общаться с ней, так как делать было нечего. На это Джулия Моррисон, которая раньше рассказала репортерам Post, что согласилась работать с Сорокиной из-за того, что в свое время ее мать тоже побывала в иммиграционной тюрьме, заявила, что все они мошенники. «Я стараюсь увидеть в людях хорошее, - сказала Джулия, - а Анна видит в людях хорошее только как средство, окружает себя теми, на ком можно заработать». Ну что же, ведь в обвинении и приговоре по делу Анны Вадимовны Сорокиной-Делви было отмечено фактически то же самое. Суровым языком закона это называется «кража услуг». 

Автор:  Александр Грант

Возврат к списку


Добавить комментарий
Текст сообщения*
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Защита от автоматических сообщений