«Мы все здесь умрем» - россиянка о коронавирусе в нью-йоркской тюрьме

«Мы все здесь умрем» - россиянка о коронавирусе в нью-йоркской тюрьме

08.04.2020 «Русский» криминал в Америке
Александр Грант
(0)
«Мы все здесь умрем» - россиянка о коронавирусе в нью-йоркской тюрьме

Недавно репортеру газеты The New York Post Кристине Нарижной позвонила из городской тюрьмы Райкерс-Айленд содержащаяся там с марта 2017 года россиянка Виктория Насырова, которая пожаловалась на угрожающие ее жизни условия содержания в связи с эпидемией коронавируса.

44-летняя уроженка города Армавир, содержащаяся в медсанчасти тюремного корпуса имени Роуз Сингер, сообщила, что «все мы здесь умрем, все боятся и только об этом и говорят». Насырова пояснила, что в тюремной больнице нет вентиляторов, (то есть аппаратов ИВЛ – искусственной вентиляции легких), а есть только капельницы, и на всех только три телефона. «Когда я попросила разрешить мне протереть трубку телефона, – сказала Виктория, – мне отказали, потому что там спирт».
По ее словам, в связи с эпидемией коронавируса тюремному уборщику запретили появляться в медсанчасти, обычная раздача пищи тоже прекращена, и больные занимаются этим сами. Кондиционеры в палатах не работают, а качественной уборки давно не было. «Когда я иду в туалет, – сказала Виктория репортеру Post, – то беру с собой мыло и бумажные салфетки, чтобы протереть там все, что смогу. Никого не волнует, если заключенные перемрут, проблем будет меньше. Сейчас это вопрос жизни и смерти. А что, если я здесь задохнусь? Почему я здесь рискую жизнью?» На такой вопрос у з/к тюрьмы Райкерс-Айленд Виктории Тахированы Насыровой («№ 1411702381, дата рождения 15 декабря 1975 года, раса неопределенная («Other»), национальность – русская, статус иммиграционный, рост 5 футов 6 дюймов, вес 220 фунтов, волосы черные, глаза карие», содержится без права освобождения под залог) есть полное право. В феврале 2018 года Виктория попала оттуда в тюремную палату больницы Элмхерст в Квинсе, после того как ее избили сокамерницы. До этого ее побили вскоре в мае 2017 года, после того как Насырова ударила по лицу заключенную, которая плюнула в ее тарелку с едой.
После второго избиения Насирова и ее адвокат Пол Престиа подали в суд заявление о возбуждении иска против властей Нью-Йорка, и в телефонном интервью из больницы Виктория рассказала репортеру газеты Daily News Шейне Джейкобс, что 4 января четыре сокамерницы поругались с ней в помещении, где смотрят телевизор. Как пояснил мне нью-йоркский журналист и писатель Владимир Гржонко, недолго побывавший в этой тюрьме не в качестве репортера, это небольшая комната со столами-партами и укрепленным под потолком телевизором, который включают по желанию администрации. По словам Насыровой в заявлении, сокамерницы сначала «угрожали и приставали, а потом одна настояла, что им нужно поговорить в душевой», куда их сопроводила дежурная надзирательница.
Там, как утверждали в заявлении Виктория Тахировна и ее адвокат, четыре женщины стали бить ее и таскать за волосы. «Одна заключенная била ее головой о стенку душевой кабины», – написано в заявлении, а когда Виктория упала, «ударила головой об пол, а остальные били ногами, приговаривая: «убить эту b---h», то есть «bitch», а по-русски – «суку». При этом, утверждала Насырова, надзирательница стояла чуть поодаль, и Виктория просила ее применить перцовый газ и остановить избиение, но этого не произошло, и надзирательница вызвала подмогу, объяснив, что газ в ее баллончике кончился.
В интервью Daily News больше чем через месяц после этого инцидента Виктория по телефону все еще из больницы рассказала, что «когда открыла глаза, то ничего не видела, и сейчас вижу только белое пятно… ни цвета, ни формы». Ее адвокат Пол Престиа подтвердил, что при избиении надзирательница «несколько минут смотрела и не вмешивалась, не оказывая Насыровой помощь из-за пустого баллона с газом, в результате чего Виктория ослепла». Адвокат уточнил, что в больнице ее должен освидетельствовать окулист, и что этим инцидентом занимаются в районной прокуратуре Бронкса, на территории которого находится остров Райкерс. В юридическом отделе Сити-холла сообщили, что изучат иск Насыровой, когда он туда поступит. В генконсульстве Российской Федерации в Нью-Йорк сообщили, что их представители «в ближайшее время встретятся с ней, и будут приняты меры по обеспечению ее законных прав». 9 марта 2018 года в нью-йоркском генконсульстве России сообщили, что этот визит состоялся 7 марта и «Насирова подтвердила ранее появившиеся в СМИ сообщения, что на нее напали заключенные» и что она попала в больницу, где «у нее диагностировали частичную потерю зрения».
Вернувшись на остров Райкерс, 19 апреля 2018 года Насырова объявила в тюрьме голодовку в знак протеста против «плохого обращения». Ее поместили в тюремную медсанчасть, об условиях в которой она и рассказала Кристине Нарижной в очередном телефонном интервью.
По данным городского отдела исправительных учреждений, 24 марта 2020 года в нью-йоркских тюрьмах было 52 случая инфицирования коронавирусом, а на следующий день 75 таких случаев, причем большинство приходится на тюрьму Райкерс-Айленд. 27 марта таких случаев было уже 103, и тогда же пояснялось, что в начале недели в городских тюрьмах содержались примерно 5 200 заключенных, а к концу их стало 4 860. «Райкерский зек» Азиз Коулмен в интервью The New York Post по телефону рассказал, что в столовой, где заключенные сидят рядом друг с другом, надзиратели соблюдают «социальное дистанцирование» и рассаживают их, что мешает накормить всех. То же самое происходит в общих туалетах и в камерах, где койки стоят слишком близко друг к другу. 26-летний Колмен был приговорен к 97 суткам лишения свободы за нарушения режима условий надзора после предыдущей отсидки и ждет этапа в одну из тюрем штата Нью-Йорк, но в связи с пандемией коронавируса все этапы с 19 марта приостановлены.
По мере того как число инфицированных коронавирусом заключенных растет, городские власти, прокуроры и адвокаты работают над числом арестантов, которых можно освободить до суда. 27 марта судья в Бронксе распорядился выпустить из-под стражи 106 еще не приговоренных нарушителей условий надзора, и тогда же стало известно, что некоторым освобожденным из тюрьмы Райкес-Аленд дают с собой мобильники, деньги на такси и даже оплачивают номера в отелях. Представитель Сити-холла Авери Коэен пояснила, что освобожденных заключенных с симптомами коронавируса в целях изоляции селят в номерах гостиниц, которые находятся в распоряжении городского отдела работы с бездомными. Туда же помещают освобожденных из тюрем бомжей и лиц «без симптомов», за которыми нужно «тщательное наблюдение в условиях изоляции». Сотрудники отдела исправительных учреждений отнеслись к этой новости скептически, и в интервью The New York Post один назвал это «безумием и позором», а другой сказал, что удивлен, почему выпущенным из тюрем зекам не предоставляют «stretch limos» – длинные лимузины.
Викторию Тахировну Насырову обвиняют в нескольких преступлениях, включая попытку убийства ее знакомой 36-летнего косметолога, которую она угостила отравленным чизкейком, а в России ждут для суда за убийство соседки, тело которой она сожгла. Там ее обвинили в похищении и убийстве 54-летней Аллы Алексеенко в 2014 году, после чего Насырова сбежала в Америку. Как написала та же Кристина Нарижная в New York Post весной 2017 года, в Бруклине Насырова стала «доминатрисой» – затянутой в сексапильный латекс истязательницей садомазохистов, которым Виктория представлялась как «Рашел Бергман» и «Мара». Ее клиентами были в основном женатые мужчины, которые шли под кнут добровольно и даже платили за это. «Мы обоюдно удовлетворяли основные инстинкты друг друга, – сказала Виктория по-русски в первом тюремном интервью через две недели после ареста. – Я давала им то, чего они не получали дома. Вы понимаете, о чем я говорю. Мужчины, которым хочется быть женщинами, но они не могут заявлять об этом открыто».
Добровольное истязание не считается преступлением, а обвинили Викторию в том, что она нашла на сайте знакомств двух желающих встретиться с ней, после чего оба лишились денег и ювелирных изделий. Один из них, Рубен Борухов из Квинса, познакомился с Насыровой в июле 2016 года, она назвалась Анной, и в ее доме Рубен рассчитывал на секс, но, по его словам, Анна настаивала, чтобы сначала он отведал жареной рыбы, которую приготовила специально для него «Она прямо требовала, чтобы мы сразу сели за стол, – вспомнил Борухов в интервью New York Post. – Сказала, что нужно кушать, а то рыбка остынет. Я съел несколько кусков – и больше ничего не помню». Когда Рубен пришел в себя, он недосчитался 500 долларов, не нашел своих часов за 800 долларов, а позже убедился, что по его кредитной карте истрачены еще две тысячи.
В другом случае, который расследовался прокуратурой Квинса, Виктория Насырова подружилась с похожей на нее Ольгой Цвик и якобы попыталась отравить ее чизкейком, чтобы завладеть ее документами и выдать себя за нее. Настаиваю на слове «якобы», так как виновной в этом Насырова пока не признана. 36-летняя Цвик живет в районе Риго-Парк в Квинсе, и 28 августа 2016 года Виктория пришла к ней и принесла чизкейк, попробовав который, та не почувствовала ничего необычного, но затем ее стало тошнить, и последнее, что она помнит, это слова Насыровой: «Не волнуйся, я все уберу». Ольга очнулась через два дня в своей кровати в кружевном нижнем белье, вокруг лежали разные лекарства, а лендлорд сказал ей, что отопление было включено на полную мощь и в квартире было жарко, как в сауне. Врачи сказали ей, что лендлорд поднял тревогу очень вовремя – еще минут сорок, и у нее был бы инфаркт.
По словам Ольги Цвик, позже в квартире Насыровой нашли ее документы и ее золотое кольцо. Когда репортеры New York Post встретились с Викторией Насыровой в тюрьме и спросили об этом, она ответила, что это недоразумение. «Когда я последний раз видела Олю, – сказала Насырова, – ей уже было нехорошо, она сказала, что, наверное, чем-то отравилась». В марте 2018 года оба дела были объединены и достались прокуратуре Квинса. Насырову обвинили в 10 преступлениях, включая попытку убийства, попытку нанесения телесных повреждений, домовую кражу, кражу в мелких и крупных размерах, хранение краденого, незаконное лишение свободы и подтверждение опасности по неосторожности. Обвинения грозят Виктории Тахировне лишением свободы на срок до 25 лет, но до решения суда она считается невиновной. Следующее заседание суда по ее делу назначено на 20 апреля 2020 года.

Автор:  Александр Грант

Возврат к списку


0
Гость
Крутотошка
Имя Цитировать Скрыть Удалить 0
Добавить комментарий
Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Защита от автоматических сообщений