Отец и сын Флейшмахеры признали себя виновными в обмане программ Medicare и Medicaid

Отец и сын Флейшмахеры признали себя виновными в обмане программ Medicare и Medicaid

22.01.2021 «Русский» криминал в Америке
Александр Грант
(0)
Поделитесь с друзьями:
Отец и сын Флейшмахеры признали себя виновными в обмане программ Medicare и Medicaid

В федеральной прокуратуре Нью-Джерси Трентоне сообщили, что 34-летний Алекс Флейшмахер признал себя участником многомиллионной аферы, связанной со взятками и откатами медицинском работникам, а также обманом налоговой службы.

Судья Майкл Шипп выслушал признание Флейшмахера по видеосвязи, отметил, что признание вины грозит Алексу лишением свободы сроком до 5 лет и штрафом до четверти млн долларов и назначил приговор на 27 мая. После ареста 16 сентября 2019 года он был освобожден под залог в миллион долларов недвижимостью и стал вторым признавшим вину из четырех подсудимых по делу 18-CR-462, среди которых оказался его отец, 58-летний Игорь Флейшмахер, который сделал это 25 февраля прошлого года и тоже ждет приговора, назначенного на 22 июня прошлого года, но пока не прозвучавшего. Арестованный в мае 2019 года, Игорь Флейшмахер был освобожден под залог в 5 млн долларов недвижимостью, а точнее, своим особняком на Винчестер-лейн в городке Холмдел в нью-джерсийском графстве Монмаут.
В обвинении разъясняется, что группе, которую прокуратура считает преступной, в разной степени принадлежали аптеки Prime Aid Pharmacies в городе Юнион-Сити в Нью-Джерси и нью-йоркском Бронксе. Среди прочего эти аптеки, которых больше нет, «готовили и выдавали дорогие лекарства, прописанные врачами от таких заболеваний, как Гепатит-С, болезнь Крона (воспаление кишечника) и ревматический артрит». Аптеки в Юнион-Сити и Бронксе полностью или частично принадлежат проживающему в Холмделе Игорю Флейшмахеру, а его сын Алекс Флейшмахер живет в поселке Морганвилл и работает в аптеках отца в Нью-Джерси, а в аптеке в Бронксе ему принадлежит доля.
Самуил, он же Сэм Хаймов, который по выделенному делу Алекса Флейшмахера проходит соучастником, но не обвиняется, – лицензированный фармацевт, совладелец аптеки в Юнион-Сити и старший фармацевт аптеки в Бронксе. Хаймов живет в поселка Глен-Хед на Лонг-Айленде со своей женой Яной Штиндлер, которая работала администратором аптеки в Юнион-Сити и тоже проходит соучастницей, но не обвиняется. Таким же соучастником, но не обвиняемым, значится бывший работник этой аптеки Эдуард (Эдди) Штиндлер, брат Яны, а кроме них в обвинении упомянуты менеджер той же аптеки Рубен Севумянц, «Doctor-1» – врач с офисом в нью-джерсийском графстве Хадсон, и «Individual-1» – работник медицинского офиса в Джерси-Сити. По делу также проходит Джоэл Гримшоу, продавец аптеки Prime Aid в Юнион-Сити.
Популярно разъяснив, что такое Medicare и Medicaid, обвинение вкратце рассказывает, что только одна клиника в Нью-Джерси направила в аптеку Prime Aid в Юнион-Сити рецепты, по которым Medicare и Medicaid заплатили примерно 24,8 млн долларов. В деле Флейшмахера-старшего упоминалась сумма почти в 30 раз больше. «С 2013 по 2017 год, – утверждалось там, – аптека Prime Aid в Юнион-Сити получила от Medicare, Medicaid и частных страховых компаний больше 675 млн долларов за лекарства, которые не просто не доставались больным, а вообще в этой аптеке не имелись». Сначала аптеки Флейшмахеров заключали с менеджерами нескольких других аптек договоры, по которым эти менеджеры были посредниками между Prime Aid Pharmacies и государственными программами Medicare и Medicaid, а также частными страховыми компаниями. Когда аптека Prime Aid получала рецепт на дорогое лекарство, она отсылала счет за него менеджеру, аптека которого представляла медицинскую страховку клиента. Ничего незаконного в этом не было, но с 2009 года обвиняемые начали подкупать врачей и медработников, чтобы получать больше таких рецептов.
В обвинении Игоря Флейшмахера, которое, как и обвинение его сына, называется «Information», так как они отказались от суда присяжных, утверждается, что с 2013 по август 2017 года Флейшмахер-старший с сообщниками «сознательно и намеренно» нарушал федеральные законы. «Такие аферы с откатами, как эта, не только незаконно обогащают таких обвиняемых, как Флейшмахер, но и отбирают необходимые средства у нашей системы здравоохранения, – заявил тогда федеральный нью-джерсийский прокурор Крейг Карпентино. – А после кражи миллионов долларов подобным способом обвиняемый снова крал, не указывая свои доходы или уклоняясь от уплаты налогов с них». В обвинении Флейшмахера-младшего сказано, что он с сообщниками платили врачам и работникам клиник в Нью-Джерси и Нью-Йорке взятки и откаты, чтобы получать от них выгодные рецепты. С 2008 по август 2017 года, поясняется там, в эти взятки входили не только наличные деньги, банковские чеки и электронные переводы, но дорогие рестораны и дизайнерские сумки.
В частности, с 2011 по август 2018 года Алекс Флейшмахер с сообщниками «тайно получал от аптек Prime Aid чеки страховых компаний на миллионы долларов». Эти деньги он обналичивал в «обменниках» Бруклина или переводил их через канадский банк на свои счета в банках США. Федеральная налоговая служба об этих переводах ничего не знала и потеряла на этом 9,1 млн долларов.
Обвинение перечисляет 7 эпизодов, в которых Алекс Флейшмахер признал себя виновным, только подтвердив не участие, а соучастие. В 2010 году Яна Штиндлер по договоренности с Сэмом Хаимовым и Игорем Флейшмахером дала «Doctor-1» взятку наличными. В 2011 году Гримшоу по указанию Хаимова дал взятку наличными врачу-онкологу в городе Норт-Берген, и в том же году дал взятку наличными врачу-гастроэнтерологу в его доме в поселке Фрэнклин-Лейкс. В 2012 году неназванный работник аптеки Prime Aid по указанию Хаимова и Гримшоу дал взятку тому же врачу в том же месте. В 2014 году Сэм Хаимов поручил работнику аптеки дать взятку врачу в его клинике в нью-йоркском Квинсе. В мае 2015 года Рубен Севумянц заплатил примерно 350 долларов по счету за обед «Individual-I» и членов ее семьи, что было квалифицировано как откат. И, наконец, 3 августа 2017 года Алекс Флейшмахер лично перевел на банковский счет «Individual-I» около 3 тыс. долларов.
Прошлое Алекса Флейшмахера не запятнано конфликтами с законом, чего не скажешь о его отце. По данным федерального бюро тюрем, 13 января 2012 года он вышел из тюрьмы, куда попал за то, что, будучи лицензированным биржевым брокером компании Meyers Pollock Robbins Inc., получал от продавца акций взятки, которыми делился с другими брокерами, продававшими эти акции по мошеннически вздутым ценам. Это было громкое дело, и в сентябре 1999 Игорь Флейшмахер, он же Исаак Флеш и Исаак Маркс, признал себя виновным, а в июле 2002 года был приговорен к не уточненному в Интернете наказанию. Было это в манхэттенском отделении Верховного суда штата Нью-Йорк, а почему Игорь Флейшмахер через 10 лет вышел на свободу из федеральной тюрьмы, мне не ведомо. Во всяком случае, среди осужденных брокеров Meyers Pollock Robbins ни Флейшмахера, ни Флеца, ни Маркса не было.
Зато у Сэма Хаимова нашлось несколько однофамильцев из среды аптекарей, которых обвиняют в мошенничестве с программой Medicare. В декабре прошлого года федеральная прокуратура Восточного округа штата Нью-Йорк в Бруклине сообщила об аресте эмигрантов из Узбекистана 37-летнего Аркадия Хаимова и его 40-летнего брата Питера Хаима, который очевидно, для краткости изменил фамилию. Братья живут в районе Форест-Хиллс в Квинсе, а в Нью-Йорке и на Лонг-Айленде им принадлежит 13 аптек. В обвинении утверждается, что братья воспользовались пандемией COVID-19 и заказывали у фармацевтов гель «Targretin», который считают эффективным средством лечения рака кожи. 60-граммовый тюбик «Targretin Gel 1%» в розничной торговле за наличные стоит 30,452 доллара, но за участников программы Medicare платила эта программа.
Применение «Targretin» признано необходимым только в случае, если другие лекарства не помогают, но никак не рекомендовалось для лечения вируса COVID-19. На период пандемии коронавируса аптекам было разрешено предоставлять страховым компаниям счета и получать деньги за медикаменты, включая «Targretin Gel 1%», по ускоренной программе Emergency Override Code без обычно требуемого одобрения. Как установило расследование, братья Хаим и Хаимов злоупотребляли этим, и за 9 месяцев пандемии (с марта по май 2020 года) спрос на Targretin в их аптеках вырос с 12 тыс. до почти 2 млн долларов в месяц, за что они предоставили в Medicare ложные счета больше чем на 30 млн долларов. Федеральная прокуратура утверждает, что в аптеки братьев Хаима и Хаимова это лекарство не поступало, врачами не прописывалось и на руки не выдавалось.
После ареста их доставили к судье-магистрату Вере Сканлон, которая по телесвязи ознакомила их с обвинением и освободила Питера под залог в 3 млн долларов недвижимостью, а Аркадия пока оставила под стражей в бруклинской федеральной тюрьме MDC, так как на день ареста он пребывал под таким же залогом по ранее предъявленному обвинению. Первый раз Аркадия Борисовича Хаимова арестовали в июне 2020 года и тоже обвинили в медицинском мошенничестве, но иного рода. В августе он признал себя виновным и подтвердил, что с помощью программы доплаты Co-pay Coupon пытался обмануть фармацевтическую компанию на 6,9 млн долларов. Тогда его освободили под залог в 3 млн долларов, но второй арест этот залог отменил, а новый залог пока не назначен.

Автор:  Александр Грант

Возврат к списку


Добавить комментарий
Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Защита от автоматических сообщений