Погонщик «денежных мулов» из Одессы сидит в американской тюрьме

Погонщик «денежных мулов» из Одессы сидит в американской тюрьме

19.02.2021 «Русский» криминал в Америке

(0)
Поделитесь с друзьями:
Погонщик «денежных мулов» из Одессы сидит в американской тюрьме

В федеральной прокуратуре Западного округа штата Северная Каролина сообщили, что в суде этого округа в городе Шарлотт 11 февраля приговорили к 87 месяцам лишения свободы 38-летнего Алексанрла Сергеевича Мусиенко, уроженца Одессы и гражданина Украины.

Мусиенко, он же Роберт Дэвис и он же «Пли», был арестован по ордеру этого суда в Южной Корее, куда прилетел на отдых. В 2018 году, и 28 марта 2019 его экстрадировали в США. На следующий день Мусиенко был в Северной Каролине, где в федеральном суде Шарлотта его доставили к судье-магистрату Дэвиду Кэйеру, который ознакомил его с обвинениями в мошенничестве и отмывании денег. Судья распорядился взять Мусиенко под стражу, но в базе данных федерального бюро тюрем его нет, а держат Александре Сергеевича в тюрьме графства Мекленбург MCJC в Шарлотт, где он значится «иностранцем» и «федеральным заключенным» ростом 6 футов и 2 дюйма без предполагаемой даты освобождения.
Защищали Мусиенко назначенные судом, то есть для него бесплатные адвокаты Энтони Шир и Джеффри Брикман, а слушал дело судья Дэвид Кислер, назначенный в 2004 году президентом Бушем-младшим. Присяжные большого жюри федерального суда Западного округа Северной Каролины в июне 2016 года предъявили «Александру Мусиенко, он же Олександр Серхиович Мусиенко, он же Роберт Дэвис и он же «Пли»», обвинения в двух видах мошенничеств и двух видах отмывания денег, после чего дело №5:16 CR29 засекретили на два года, до ареста Мусиенко в Южной Корее. В обвинении поясняется, что расследованием занималось ФБР, а экстрадиции Мусиенко помог международный отдел Госдепартамента при поддержке южнокорейских властей. Где именно и как задержали Александра Сергеевича не уточняется, хотя обычно такие история освещаются местными СМИ. 20 ноября 2019 года Мусиенко признал себя виновным только в мошенничестве с электронными переводами.
Через три дня прокуратура направила в Службу исполнения наказаний подтверждение, что Александр Мусиенко с двумя его «погонялами» признал себя виновным в том, что был «организатором, лидером, менеджером или руководителем преступной активности. При этом он «сознательно и ложно регистрировал базы данных и сознательно пользовался ими для совершения правонарушений. При этом сумма установленного или предполагаемого ущерба от его действий «превышала 3,5 млн долларов и не превышала 9,5 млн», а «пострадавших было больше 10».
Как утверждало обвинение, с 2009 по 2012 год Александр Мусиенко сотрудничал с киберпреступниками стран Восточной Европы, которые за это время похитили минимум 2,8 млн долларов с банковских счетов граждан США и отмывали украденные деньги за границей. В другом судебном документе утверждается, что за это же время киберпреступники из Восточной Европы похитили в США и отмыли около 5 млн долларов. Роль Мусиенко в этой афере заключалась в том, что он находил и вербовал «мулов», которые за вознаграждение получали украденные деньги на свои банковские личные и корпоративные счета и переводили их по указанным адресам за пределами США, получая за это 5% суммы каждого перевода, а доля Мусиенко при этом составлял 25%. Александр Мусиенко занимался этим под псевдонимом Роберт Дэвис и от имени открытых им в Швейцарии и Германии компаний-пустышек «Vita Finance AG” и “Hilpert AG”, а «мулов» нанимал как «финансовых ассистентов». В апреле 2019 года, то есть уже после ареста Мусиенко, но до его экстрадиции, следователи ФБР обнаружили в изъятом у Александра Сергеевича ноутбуке файлы, содержащие около 120 тысяч номеров кредитных карт и паролей, а также связанную с ними идентификационную информацию. Как было затем установлено, Мусиенко получил все эти данные в 2018 году и не успел использовать их, но «готовился к этому, пытаясь избежать обнаружения или ответственности».
В обвинении утверждалось, и Мусиенко признал это, что в сентябре 2011 года его сообщники-хакеры с помощью программы-вируса взломали корпоративный счет старшего финансиста расположенной в Северной Каролине компании Von Drehle, которая проходит в деле, как «Victim VDC». Хакеры сняли с этого счета 296 278 долларов и перевели эту сумму на два банковских счета «мулов» Александра Сергеевича. Затем по указанию Мусиенко эти деньги были переведены на несколько счетов в банках Европы, но в Von Drehle Corporation обнаружили пропажу и успели «затоморзить» перевод за границу 197 526 долларов и 36 центов. Помимо Victim VDC в деле значатся «Другие жертвы» (Other Victims) – бизнесы и частные лица по всем Соединенным Штатам, которые вели дела по кмпьютерам и стали жертвами хакеров; «Bank #1» с отделениями в Северной Каролине и компания «Western Union», которой пользовались киберпреступники для переводов денег.
Как популярно объяснил блогер Тимур Мусин, «в зоологии мул это гибрид осла и лошади, который одинаково схож с обоими своими родителями, но обладает преимуществами в большой силе и выносливости. Идеальное вьючное животное. В свою очередь, в науке о финансах, под денежным мулом (в русскоязычном простонародье – «обнальщик») понимается лицо, которое используется для миграции денежных средств от одних лиц и организаций другим. Стоит отметить, что, как правило, данные деньги носят преступный характер и получены от различных видов преступлений (торговля наркотиками, проституция, торговля людьми, коррупция или уклонение от налогов). Услуги мулов-обнальщиков призваны придать им легальный вид, вывести деньги из страны, избежать налогов, а также скрыть реальный, а точнее преступный, источник их происхождения».
Обычная для нашей судебной системы Рекомендация перед приговором (Pre-Sentence Report или PSR) изучила прошлое Мусиенко и доложила судье Дэвиду Кислеру, что Александр Сергеевич «занимался киберпреступностью почти всю свою взрослую жизнь». Закончив в 2004 году университет, в 2005 и 2008 он получил ученые степени и, по собственному признанию, в 2009, когда ему было 26 лет, совершил первое мошенничество, чем затем занимался почти 10 лет вплоть до ареста в 2018 году. По словам Мусиенко, в Одессе он зарабатывал на своем предприятии примерно 2 тыс. долларов в месяц, но, «судя по доказательствам, получал значительно больше от положенных ему 25% украденной прибыли». Более того, гласит рекомендация, «искусство Мусиенко в киберпреступности было продемонстрировано использованием для афер нескольких подставных компаний, доменов (баз данных – А.Г.) и адресов электронной почты; путаницей его настоящего имени и пользованием форумами киберпреступников, где он размещал рекламу услуг своих «мулов» для других киберпреступников».
То, что у Александра Мусиенко при аресте нашли данные 120 тыс. украденных кредитных карт, PSR считает не просто прямым доказательством аферы, а «демонстрацией того, что в данном случае киберпреступления не были отклонением от нормы». Как считает прокуратура в обвинении, три года, которые длилась эта афера и 3,5 млн долларов, которые потеряли жертвы Мусиенко, могли быть «верхушкой айсберга истории его преступлений, и приговор к 87 месяцам соответствует его истории и характеристикам». Стоит ли после этого удивляться, что судья Дэвид Кислер учел этот документ и выполнил его слово в слово, помимо 7 с лишним лет тюрьмы обязав его заплатить корпорации Von Drehle 98 751 доллар и 64 цента.
За несколько дней до приговора прокуратура направила судье письмо о согласии обвинения и защиты на то, чтобы старший обвинитель Мона Сидки присутствовала на приговоре Мусиенко не лично, а по видеосвязи, так как она находится по делам службы в Вашингтоне в качестве помощника министра юстиции. Прибыть в Шарлотт в назначенный судьей срок ей мешают ограничения, введенные в связи с пандемией COVID-19, а вместо нее на приговоре будет присутствовать помощник федерального прокурора Западного округа Северной Каролины Грэм Биллингс. Последним документом в деле Мусиенко лежит датированное 10 февраля 2021 года, то есть за день до приговора, письмо его адвокатов Шира и Брикмана судье Кисслеру. Адвокаты просят «ограничить допуск публики в зал слушаний на время показаний агента ФБР Дэвида Катковски», так как «тема показаний и причина ограничения указаны в меморандуме подсудимого в поддержку ходатайства слушать дело при закрытых дверях». Как говорят в русскоязычном народе, непонятно, но здорово. А на всю Одессу оказался только один 38-летний Александр Сергеевич Мусиенко, который постоянно живет на Прохоровской улице, а в настоящее время в тюрьме графства Мекленбург в Северной Каролине. Обе даты его рождения совпадают день в день.
Александр Грант

Возврат к списку


Добавить комментарий
Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Защита от автоматических сообщений