Рэкет – вчерашней день «русской « преступности в США

Рэкет – вчерашней день «русской « преступности в США

19.02.2020 «Русский» криминал в Америке
Александр Грант
(0)
Рэкет – вчерашней день «русской « преступности в США

Читая сообщения о криминальной жизни русскоязычной общины США, можно подумать, что «наши» поголовно грешат киберпреступностью или обкрадывают программы Medicaid и Medicare.

Некогда присущий «русской мафии» в США рэкет практически исчез, и сейчас остается ждать 20 февраля, на которое бруклинский федеральный судья Брайан Коган в очередной раз назначил приговор 40-летнему украинцу Алексею Цветкову. Цветкова по кличке «Пельмень» арестовали с группой сообщников в начале ноября 2016 года, и в конце августа 2018 после трех недель слушаний признали виновным в рэкете. В обвинении и вердикте присяжных эту группу назвали «Синдикатом» восточно-европейской оргпреступности, который в течение 6 лет действовал в бруклинских районах Брайтон-Бич и Кони-Айленд, а также за океаном, и, как гласил пресс-релиз прокуратуры, с мая 2016 года по день арестов зарабатывал миллионы долларов, получая долги с угрозой насилия.
Следует заметить, что в обвинениях членам «Синдиката» сверху донизу такие суммы не фигурировали. Вожаками «Синдиката» были признаны Цветков и 36-летний Леонид Гершман, который родился в советской Молдавии и через Израиль попал в США, где натурализовался и жил в Бруклине. Со дня ареста, то есть больше трех лет назад оба содержатся в бруклинской федеральной тюрьме MDC, где Гершман впервые, а Цветков вторично.
Оба, в отличие от остальных членов «Синдиката», не признавали себя виновными, и 3 декабря 2019 года судья Коган приговорил Гершмана к 196 месяцам, то есть к 16 годам и 4 месяцам лишения свободы. Приговор Цветкову судья назначил сначала на 23 января 2019 года, а затем переносил на 13 марта, 11 июля, 21 августа, 3 декабря, 16 декабря и, наконец, на 20 февраля 2020 года. Последним документом в деле Цветкова стало письмо судье Когану на 14 страницах, датированное 27 января 2020 года и подписанное федеральным бруклинским прокурором Ричардом Донохью и его помощниками Андреем Спектором и Сарой Эванс, которые представляют обвинение. В письме отмечено, что за это время Цветков сменил трех адвокатов, и третий от его имени частично возражает против PSR (Presentence Investigation Report) – отчета Пробационной службы, полученного судом в феврале 2019 года. В PSR обычно упоминаются положительные и отрицательные характеристики подсудимого, и рекомендуется наказание. Сначала Цветкова защищал платный адвокат Мэтью Майерс, а затем Джоэл Коэн, которого в августе прошлого года сменил бесплатный Мюррей Сингер.
Письмо прокуроров судье Когану составлено как ответ на возражения Цветкова и его нового адвоката, которые протестуют против того, что присяжные признали подсудимого членом ОПГ – организованной преступной группы. Помимо этого Цветков утверждает, что а) в ночь с 1 на 2 мая 2016 года не участвовал в поджоге жилого дома на Вурхис-авеню в Бруклине, на первом этаже которого работал «катран» – незаконный игорный дом конкурентов «Синдиката»; б) не был партнером в работе «катрана»; в) не занимался сбором долгов и г) не бил пистолетом потерпевшего Мишу Азарьева. Цветков также отвергает сообщение PSR, будто он по телефону один раз угрожал своей подруге горячим утюгом, а другой раз грозил порезать ей лицо так, что придется накладывать 150 швов. Цветков также отвергает сообщение PSR, будто грозил жене избить ее так, как бил в прошлом.
Все это, объясняет его адвокат Мюррей Сингер, не факты, а просто примеры того, что «Пельмень» был «общительным и громогласным» и любил прибегать к «гиперболам», то есть преувеличениям. Мне довелось пару раз беседовать с женой Цветкова по телефону, и она не звучала ни униженной, ни оскорбленной мужем. Все их разговоры велись по-русски и были тайно, но по ордеру суда, перехвачены ФБР. Как написано в ответе прокуроров, «через своего адвоката подсудимый разъяснил, что не оспаривает точность перевода этих разговоров, но утверждает, что его слова можно толковать по-другому, с учетом личности подсудимого и его манеры выражаться». Помощники федерального прокурора предлагают судье Когану сделать свои выводы, сравнив эти заявления [Цветкова] с фактами его насильственных действий.
Цветков и его адвокат также утверждают, что он занимался торговлей марихуаной «до середины 2012 года». Прокуроры поясняют судье, что это уловка, поскольку по первой судимости «Пельмень» до 1 апреля 2012 года состоял под надзором, нарушение условий которого угрожает ему двумя добавочными «баллами» криминальной истории при вынесении приговора. Считая это возражение несостоятельным, авторы письма поясняют, что сообщник Цветкова по «Синдикату» Вячеслав Малкеев на перекрестном допросе показал, что они торговали марихуаной в 2009-2010 годах, а в июле 2012 Цветиков вместе с Гершманом и Малкеевым избили пистолетом Мишу Азарьева, заподозрив его в краже марихуаны из тайника. На вопрос, как долго Цветков снабжал «травкой» его и Гершмана, Малкеев ответил, что это длилось «от полутора до двух лет», то есть минимум до 2011 года.
В 2003 году Цветков пошел по делу бруклинской ОПГ, которую по имени ее вожака Зиновия Бари назвали «Бригада Бари». В 2005 году он признал себя виновным в вымогательстве, ростовщичестве и торговле наркотическими таблетками экстази, а также в том, что избил сотрудника интернет-кафе и грозился убить бандита, который предположительно был тайным осведомителем. За это он получил 6,5 лет лишения свободы и три года надзора после освобождения и в апреле 2009 года вышел на свободу, а точнее, был переведен в иммиграционную тюрьму для депортации в Украину. В марте 2010 года иммиграционный судья постановил временно оставить Цветкова в США как религиозного иудея, каковым он никогда не был, а придумал, и 23 ноября того же года Алексей вышел на действительную свободу, но под надзор, который, кстати, длился не до апреля 2012, как утверждалось выше, а до ноября 2013. «Здравый смысл подсказывает, – написали федеральные прокуроры судье Когану 27 января 2020 года, – что если Цветков был «главным поставщиком» марихуаны и Гершман платил ему по 4 тыс. долларов за фунт, а Малкеев обычно получал от него по 5 фунтов, когда произошел инцидент с избиением Азарьева, то к в июлю 2012 года, о котором идет речь, этот канал был хорошо налажен. Следовательно, заключают авторы письма, «Пельмень» занимался этим до 1 апреля 2012 года, то есть нарушал условия надзора.
Этот сомнительный вывод прокуроры подкрепляют утверждением, что Цветков продолжил нарушать закон сразу после освобождения по первой судимости. В письме они сообщили, что сразу после освобождения из иммиграционной тюрьмы «Пельмень» занялся торговлей марихуаной с сообщником по имени «Джордж», хотя отметили, что к настоящему делу это отношения не имеет. Прокуроры сослались на показания Рената Юсуфова, которого назвали «бывшим лучшим другом» Цветкова и который показал, что «Пельмень» связался с «Джорджем» сразу после освобождения, что «Джордж» пользовался Цветковым для защиты и что свою автомастерскую Aces Autobody Shop Цветков купил за 125 тыс. наркодолларов. Помимо этого, гласит их письмо, «возвращение подсудимого к преступной жизни после освобождения из тюрьмы подкреплено доказательством его «посиделками» с «русскими ворами», где ему разрешили сохранить сделанные в тюрьме татуировки в виде звезд на плечах».
С какими такими «русскими законниками», где и когда сиживал «Пельмень», ничего не известно, но, возможно, это был 43-летний Ражден Шулая, он же Ражден Питерский, он же Рома, которого в декабре 2018 года приговорили к 45 годам лишения свободы. «Короче, – завершили бруклинские федеральные прокуроры эту часть своего письма судье Брайану Когану, – есть все основания утверждать, что подсудимый начал совершать преступления вскоре после освобождения из-под стражи, и уж точно до апреля 2012 года, когда истекал срок его надзора». По части возражений Цветкова и его адвоката о его участии в поджоге дома на Вурхис-авеню, прокуроры в своем письме отметили, что в PSR это не утверждается, а говорится, что члены «Синдиката» приняли «коллективное решение» сжечь этот дом на встрече, во время которой Цветков поинтересовался, кто именно сделает это.
В письме судье Когану федеральный бруклинский прокурор и два его помощника согласились с четырьмя пунктами возражений «Пельменя» и его адвоката. Во-первых, Цветкова неправильно назвали Illegal Alien, то есть «нелегальным иностранцем», поскольку при первой судимости за рэкет у него была грин-карта. Во-вторых, PSR неверно указал, что Цветков продал «больше 40 фунтов марихуаны»; в-третьих, что он угрожал конкурентам-наркодилерам пистолетом, а тот, кому он выбил пистолетом зубы, не был наркодилером. В-четвертых, прокуратура решила, что положение Алексея Цветкова в «Синдикате» и его участие в некоторых противоправных действиях дают основание считать его главнее Леонида Гершмана, но при вынесении приговора обвинение не будет на этом настаивать. В общем, на основании новых расчетов и перерасчетов прокуратура рекомендует судье Брайану Когану назначить Алексею Цветкову наказание в виде лишения свободы сроком от 121 до 151 месяца. Напомню, что Леонида Гершмана судья Коган приговорил к 196 месяцам тюрьмы.
Александр Грант

Автор:  Александр Грант

Возврат к списку


Добавить комментарий
Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Защита от автоматических сообщений