Реквием по Шабтаю Калмановичу

22.07.2022 «Русский» криминал в Америке
Александр Грант
(0)
Поделитесь с друзьями:
Реквием по Шабтаю Калмановичу

В прошлую среду присяжные Мосгорсуда вынесли обвинительный вердикт в отношении исполнителей убийства российского и израильского бизнесмена Шабтая Генриховича фон Калмановича и покушения на убийство его водителя, совершенные 2 ноября 2009 года в центре Москвы.

Через 3 дня после убийства 61-летний Калманович был похоронен на 1-м участке кладбища «Сгула» в Петах-Тикве в Израиле. Как было установлено, убийцы выпустили несколько очередей из автоматического оружия по «Мерседесу» Калмановича; от полученных ранений бизнесмен скончался на месте, водитель Петр Туманов был тяжело ранен. Следствие сочло его убийство заказным, но в 2011 году было приостановлено, так как, цитирую, «не удалось обнаружить ни исполнителей, ни заказчиков, ни организаторов преступления». В 2019 году было объявлено о раскрытии убийства, когда Следственный комитет вышел в суд с ходатайством об аресте двух подозреваемых — Белхороева и Костоева. В 2021 году СК РФ заявил о завершении расследования дела о заказном убийстве, уголовное дело заказчиков было выделено в отдельное производство. 
Коллегия присяжных заседателей признала достаточными доказательства, собранные следствием, для вынесения обвинительного вердикта в отношении ингушей Багаудина Костоева, Али Белхороева и Батыра Тумгоева, обвиняемых, в зависимости от роли каждого, в убийстве организованной группой по найму, покушении на убийство организованной группой по найму и незаконном обороте оружия. На основании вердикта присяжных судом будет вынесен приговор. Следствие и суд установили, что Тумгоев сообщил подельникам предполагаемый маршрут передвижения фон Калмановича. После этого фигуранты передвигались по городу на автомобиле «Лада-Приора» серебристого цвета без номерных знаков, за рулем которого был Белхороев. 
Поравнявшись с автомобилем бизнесмена «Мерседес Бенц 500» в районе Смоленской набережной, Костоев открыл по машине огонь из автомата калибра 9 мм. Впоследствии с места происшествия было изъято 19 гильз такого калибра. В июне 2019 года в результате следственных и оперативно-розыскных мероприятий фигуранты организованной преступной группы были установлены и задержаны. В ходе предварительного следствия допрошены 30 свидетелей в различных российских регионах – Чечне, Ингушетии, Архангельской области и других. Выводы проведенных экспертиз подтверждают причастность подсудимых к убийству Шабтая фон Калмановича и покушению на убийство его водителя. Следствие по делу было завершено в прошлом году.
В нулевых годах Шабтай Калманович был почти легендарной фигурой в российском бизнесе и спорте. Сегодня он известен как израильский и российский предприниматель, генеральный менеджер женской сборной России по баскетболу, владелец женского баскетбольного клуба «Спартак» (Московская область), генеральный директор ОАО «Тишинка» (с 1994 года), владелец Дорогомиловского рынка, организатор российских гастролей звёзд мировой эстрады. Согласно одной из версий, бизнесмен мог быть убит из мести за якобы организованное им устранение авторитетного вора в законе Вячеслава Иванькова, известного как Слава Япончик. Однако подтверждения данная версия не получила, а по другой, тоже не подтвержденной информации, причиной расстрела стал конфликт из-за передела сфер влияния в фармацевтическом бизнесе. Но я помню о другом Шабтае Генриховиче (Ханоховиче) Калмановиче, которого похоронили на кладбище “Сгула” под Тель-Авивом, где погребены его родители Ханох и Мина Калманович. Похороны прошли скромно, в полном соответствии с иудейскими традициями, и, в отличие от прощания в России, здесь не было знаменитостей. Пришли в основном близкие родственники Калмановича, его первая жена Татьяна Ярославская и их дочь Лиат Ярославская, ее коллеги-продюсеры и баскетболисты команд, которые спонсировал ее отец. Тогда могила литовского барона-еврея - была небольшим и еще безымянным холмиком рядом с двумя совершенно одинаковыми могилами его матери и отца. 
О советском и постсоветском периоде жизни Шабтая Калмановича в Москве можно узнать, где угодно, а я хочу рассказать о его израильско-африканско-европейско-американских приключениях. В своей книге «Красная мафия» ее покойный мифотворец Роберт Фридман уделил Калмановичу в общей сложности страниц пять, привязав его к своему главному герою, Марату Яковлевичу Балагуле. «Основным контактом Балагулы в Сьерра-Леоне, - написал Фридман, - был Шабтай Калманович, симпатичный загорелый русско-израильский предприниматель. Вместе они совершили несколько сделок, включая импорт в Сьерра-Леоне бензина и виски, они даже подписали контракт на печатание в Англии бумажных денег Сьерра-Леоне». А вот, что сказал мне об этом периоде Марат Балагула в телефонном интервью из тюрьмы Бастроп в Техасе, незадолго до того, как был освобожден в сентябре 2004 года, проведя за решеткой 15 с половиной лет. «В судебных документах также упоминалось о Сьерра-Леоне, - сказал я Марату. - Вас подозревали в связях с Шабтаем Калмановичем, которого потом арестовали в Израиле как советского шпиона». — «Да, мы были связаны, - ответил Марат Яковлевич. - Я поехал в Сьерра-Леоне, где у него был бизнес, чтобы вести с ним дела. Через 2-3 месяца я понял, что он всех обманывает. Я уехал, и моя связь с ним закончилась. Я с Калмановичем встречался 3 раза в жизни. Он очень умный, грамотный и способный человек, но от таких людей надо держаться подальше».
«Каламанович также руководил личной охраной президента Сьерра-Лоне генерала Момоха, - написал в своей книге Фридман. - В 1986 году обученная им в Израиле дворцовая стража пресекла попытку переворота. Говорят, что Калманович лично стащил Момоха с кровати за мгновение до того, как президентскую спальню обстреляли из автоматов. В награду Калманович получил крупные рыбные и шахтные концессии, а также разрешение управлять самой большой автобусной компанией страны. Он также был агентом израильской разведки Моссад, и его офис во Фритауне, по сути, был центром прослушивания эфира в городе с обширной и процветающей общиной ливанских мусульман-шиитов, которые поддерживали шиитскую милицию, тогда воевавшую в Ливане. 
Позже в Моссаде узнали, что Калманович был не такой ценностью, как предполагалось: в 1998 году его арестовали в Тель-Авиве и обвинили шпионаже для КГБ. Как заявил тогда министр обороны Израиля Ицхак Рабин, он «почти уверен», что полученную от Калмановича информацию Москва передавала Сирии и другим враждебным Израилю арабским странам. Вулф Блитцер, в то время корреспондент газеты Jerusalem Post, а теперь маститый сиэнэновец, напечатал предположение, что КГБ получал от Калмановича секретные материалы, которые добывал в США израильский шпион Джонатан Поллард. В 1999 году источники в Вашингтоне слили в газету Newsday и журнал New Yorker информацию, будто Поллард передал КГБ компьютерный файл, который помог установить агентов-нелегалов американской разведки. Как писали затем израильские СМИ, в Израиле Калманович работал не на иноразведку Моссад, а на контрразведку Шин-бет - Общую службу безопасности. Что же до работы Калмановича на советскую разведку, слухов еще больше – его называли агентом то ГРУ, то КГБ, то кадровым офицером, то завербованным при отъезде в Израиль шпионом-добровольцем. Здесь я верю бостонскому историку Юрию Фельштинскому, который, узнав о смерти Шабтая, разослал такой e-mail: «Это был план начальника 8-го отдела 5-го Управления КГБ подполковника Валерия Лебедева, утвержденный руководством КГБ по выводу в Израиль агента «на длительное оседание» (по терминологии западных спецслужб — «спящий агент»). Засылаемым человеком был агент 8-го отдела 5-го Управления КГБ Шабтай Калманович... Его куратор Лебедев работал в КГБ до 22 августа 1991 года, дослужившись до должности заместителя председателя КГБ. Он был куратором Управления «З» (Управления по защите конституционного строя), преемника 5-го Управления».
Но вернемся к книге Роберта Фридмана. «В мае 1980 года, - пишет Фридман, - по протекции раввина Роналда Гринвалда президент Ботсваны Лукас Мангопе назначил Калмановича своим советником по экономике в ранге посла с представительствами в Нью-Йорке и Вашингтоне... За несколько лет Шабтай Калманович стал миллионером. Через свою новую компанию «Лиат», названную по имени дочери, он заключил прибыльные контракты на строительство футбольного стадиона и привозил израильских инструкторов, обучавших полицию и секретную службу Ботсваны. В 1987 год там произошел военный переворот и Калманович вернулся Сьерра-Леоне». На делах с Калмановичем «русская» и итальянская мафия могли потерять больше 3 млн долларов. По словам бывшего члена клана Дженовезе, который вел «мирные переговоры» между Калмановичем и Маратом Балагулой, «русских» это так разозлило, что они пригрозили убить Шабтая, но Марат сказал: «Не убивайте его, на мед прилетает больше мух, чем на уксус». Чтобы расплатиться, Калманович совместно с «русскими» и итальянцами организовал сложную аферу обмана компании Merrill Lynch. «Русские» подкупили там сотрудника, который проник в компьютерную базу данных компании и похитил неиспользованные корпоративные чеки на сумму больше 27 млн долларов, а также стащил факсимиле необходимых подписей. Все это курьером отправили Калмановичу.
По данным Интерпола и словам участников этой операции, 27 апреля 1987 года Калманович, раввин Гринвалд и их сообщник поехали из дома Шабтая в Каннах в Монте-Карло, где сообщник открыл в отделении Republic National (Bank of New York – А.Г.) счет компании Clouns International, которая производила бумагу. На этот счет было положено несколько фальшивых чеков на сумму примерно 2,7 млн долларов. Через несколько дней, когда чеки прошли, Гринвалд с сообщником получили в банке наличными 400 тыс. долларов, принадлежавших компании Merrill Lynch. Гринвалд привез эти деньги в большом черном пакете из Германии в Швейцарию, где якобы отдал представителю Марата Балагулы в мужском туалете цюрихского отеля. За это раввину, опять же якобы, дали 50 тыс. долларов, что тот категорически отрицает.
В 3 часа утра 22 мая 1987 года оперативники Скотленд-Ярда арестовали Шабтая Калмановича в лондонском отелe Sheraton Park Tower, и в его номере нашли три резиновых штампа-факсимиле для подделки подписей на чеках. (Днем 21 мая Калманович обедал с Ури Лабрани, начальников сектора израильской разведки по югу Ливана.) Когда Калмановича увели в наручниках, живший в том же отеле Гринвалд мигом собрал чемодан и, не расплатившись, улетел на сверхзвуковом «Конкорде» в Нью-Йорк. Раввин вернулся домой вечером в пятницу, как раз к началу шаббата. Позже следователи ФБР допросили его, но не арестовали. А Шабтая Калмановича экстрадировали в Америку для суда по обвинению в мошенничестве. Для положительных характеристик Калмановича Гринвалд поднял на ноги известных израильтян и американцев, включая члена Палаты представителей, нью-йоркского республиканца Бенджамина Гиллмана, который написал, что «Калманович пользуется хорошей репутацией за свою порядочность и деловые качества». Шабтая освободили под залог, и он тут же улетел в Израиль, где его немедленно арестовали как советского шпиона.
Так описал африкано-европейскую часть жизни Шабтая Калмановича Роберт Фридман, умерший в 2002 году от редкой болезни, которую он привез в Нью-Йорк из Индии. «Сообщником» Гринвалда, которого он упомянул, был бизнесмен-иммигрант Владимир Давидзон, арестованный вместе с Калмановичем, и их действительно обвинили в афере с американским банком, но про экстрадицию Шабтая в Нью-Йорк ничего не известно. Знавшие его общие знакомые уверяют, что его к нам не привозили, в архивах манхэттенского федерального суда тоже ничего нет, но Фридман вряд ли стал бы ложно цитировать конгрессмена Гиллмана, хотя тот мог дать такую характеристику для английского или израильского суда. Но это вряд ли – не будет действующий член Конгресса США заступаться за иностранца, да к тому же предполагаемого уголовника.

Автор:  Александр Грант

Возврат к списку


Добавить комментарий
Текст сообщения*
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Защита от автоматических сообщений