Россиянина приговорили в штате Джорджия за попытку незаконно вывезти из США турбину

Россиянина приговорили в штате Джорджия за попытку незаконно вывезти из США турбину

01.10.2021 «Русский» криминал в Америке
Александр Грант
(0)
Поделитесь с друзьями:
Россиянина приговорили в штате Джорджия за попытку незаконно вывезти из США турбину

В федеральном суде Южного округа штата Джорджия в Атланте 23 сентября приговорили к 28 месяцам лишения свободы с последующей депортацией на родину гражданина России и владельца российской компании «КС Инжиниринг» Олега Владиславовича Никитина, 30 марта признавшего себя виновным в нарушении правил экспортного контроля.

Как сообщил его русскоязычный адвокат Алексей Тарасов, который специализируется на защите своих бывших соотечественников, с учетом скидки за примерное поведение Никитина назначенный срок почти соответствует тому времени, которое он уже провел в заключении. 35-летний уроженец Екатеринбурга Алексей Тарасов живет и работает в Хьюстоне, штат Техас, а в США прибыл с родителями в возрасте 13 лет. В 2010 году он получил степень доктора юриспруденции в Университете штата Оклахома и имеет право юридической практики в судах Техаса и других штатов, а также в Верховном суде США и федеральных апелляционных судах шести округов, включая суд Второго округа, который находится в Манхэттене и куда попадают наиболее важные дела.
«Сегодня в Саванне, штат Джорджия, федеральный судья назначил наказание в 28 месяцев тюрьмы Олегу Никитину из Санкт-Петербурга, Россия, что, по сути, соответствует сроку, который тот уже отсидел», — рассказал Алексей Тарасов в одном из интервью российским СМИ и выразил надежду на то, что в течение нескольких недель Олег Никитин сможет уехать в Россию и воссоединиться семьей. В тот же день на сайте российского издания «Народные Новости» появилось сообщение 55-летнего петербуржца социолога и политолога Максима Анатольевича Шугалея, которое он выставил на своем аккаунте сайта Telegram. «Россиянин Олег Никитин освободился из тюрьмы американского штата Джорджия, где пробыл почти два года, - написал Шугалей. - Никитина взяли под стражу в 2019 году, почти два года он провел под следствием. Изначально обвинение запрашивало для него 36 месяцев заключения, однако позднее скинуло до 28. Сейчас россиянин разбирается с депортационными вопросами и уже скоро вернется в родную страну. В итоге, в заключении Олег пробыл почти два года. Теперь все. Осталось завершить депортационные дела и Олег Никитин вернется на родину».
Максим Шугалей пояснил, что лично не встречался с Никитиным, но знаком с его сыном Андреем, который помогал Шугалею в предвыборной кампании лично мне не известно, на какой пост. Он добавил, что надеется встретиться с Никитиным, так как они оба петербуржцы. «Очень рад, что мы земляки, а Олег и его семья петербуржцы, наконец-то получили долгожданные хорошие новости, и кошмар под названием «американское правосудие» скоро закончится, - заключил Максим Анатольевич. - А на родине мы все обязательно встретимся». О самом Шугалее известно, что 10 декабря прошлого года он был освобожден из ливийской тюрьмы, где провел полтора года по недоказанному обвинению в шпионаже.
Россия, как положено, озаботилась судьбой своего арестованного в Америке гражданина, и 19 мая 2020 года Татьяна Москалькова, уполномоченная Госдумы по правам человека, а по-русски омбудсмен, хотя вернее было бы «омбудсвумен», сообщила в своем Instagram, что намерена обращаться к властям Соединённых Штатов и к международным организациям, чтоб защитить права арестованного россиянина. Предъявленные Никитину обвинения она назвала абсурдными, подчеркнула, что ни он, ни его компания не входят в санкционные списки США и со ссылкой на Наталью Никитину, жену Олега, рассказала, что за восемь месяцев заключения в американской тюрьме он похудел почти на 30 кг, страдает от истощения и хронических заболеваний, и только благодаря российскому МИДу его перевели из камеры с крысами, но и сейчас держат в помещении с температурой +10 °C. Сотрудников российского консульства к нему, по словам Натальи Никитиной, не допускали на протяжении полугода, а нанятый семьёй американский адвокат исчез с деньгами, надо думать, это был не Тарасов.
Олег Никитин и сотрудник его компании Антон Черемухин были арестованы в США 3 октября 2019 года в Атланте, штат Джорджия. По другим данным, Никитина арестовали на две недели раньше, 17 сентября 2019 года, во время «рабочей поездки в США, куда он прибыл для обсуждения поставок оборудования». Так или иначе, Никитина и Черемухина обвинили в том, что они при посредничестве итальянской фирмы GVA International Oil and Gas Services попытались приобрести американскую турбину стоимостью $17,3 млн, чтобы затем переправить ее в РФ для установки на глубоководной арктической буровой платформе. Продажи такого рода оборудования в Россию запрещены американскими санкционными законами. Обвинение запрашивало для Олега Никитина лишение свободы сроком до пяти лет, а также штраф и возмещение ущерба.
В октябре 2019 года, когда Никитин признал себя виновным, в пресс-релизе федеральной прокуратуры Южного округа Джорджии сообщалось, что арест пяти граждан, включая двух россиян Никитина и Черемухина, за попытку поставки американского оборудования в обход санкций связан с платформой «Приразломная» «Газпром нефти». Как следует из судебных документов, именно на этот объект планировалось поставить силовую турбину Vectra 40G производства американской компании Dresser-Rand, и, по мнению политологов, разгоревшийся скандал еще больше затруднит для российских подсанкционных компаний закупку нефтегазового оборудования.
3 декабря стало известно, что американские власти обвинили пятерых, в том числе двоих россиян, в нарушении санкционного режима и попытке мошенничества и отмывании денег. Обвинения предъявили российской компании «КС Инжиниринг», ее владельцу Олегу Никитину и сотруднику Антону Черемухину. Кроме того, обвинения предъявлены владельцу и президенту компании World Mining and Oil Supply Дали Багру, коммерческому директору GVA International Oil and Gas Services Габриэлю Виллону, а также Бруно Капарини, который является менеджером итальянской инженерной фирмы, название которой не приводится. Поводом для обвинения стала закупка американской турбины, которую планировалось переправить в Россию для установки на глубоководной арктической буровой платформе.
Никитин, Виллон, Капарини и Багру были арестованы в городе Саванна, штат Джорджия, когда готовились закрыть сделку. Виллон в конце февраля прошлого года признал себя виновным и в июне был приговорен к 28 месяцам лишения свободы. Багру виновным себя не признает, и в ожидании суда присяжных был освобожден под залог в 200 тыс. долларов, но ни Виллона, ни Капарини, ни Черемухина среди заключённых федеральных тюрем США нет.
В базе данных федерального бюро тюрем Олега Никитина тоже нет, хотя из дела следует, что судья Кристофер Рэй отказался освобождать его под залог, а русскоязычная телекомпания RTVI на своем сайте поместила материал «Cуд в США приговорил россиянина Никитина к 28 месяцам тюрьмы», и этот заголовок был дан на фоне плаката с названием федеральной тюрьмы Терра-Хоте в штате Индиана, где Никитиным и не пахло. Это уже не говоря про холодную камеру с крысами, на которую его жена пожаловалась Татьяне Москальковой. В декабре 2019 года российское посольство в Вашингтоне сообщило на сайте Facebook, что «господин Никитин содержится в изоляторе в штате Джорджия, свою вину он не признает».
В пресс-релизе федеральной прокуратуры 3 декабря 2019 года в связи с арестом Никитина и других помощник министра юстиции по национальной безопасности Джон Демерс заявил, что «это обвинение демонстрирует высокий приоритет, который наше министерство отдает соблюдению ограничений на экспорт из США для российской нефтегазовой отрасли», и напомнил, что Вашингтон ввел санкции против РФ «вслед за аннексией Россией Крыма и использованием силы на Украине». Следом за ним в пресс-релизе отметился Крис Хэкер, глава отделения ФБР в Атланте, напомнивший, что «Россия продолжает подрывать демократические процессы и институты в этом регионе, нанося ущерб нашей национальной безопасности», и подчеркнувший, что Никитин и его сообщники использовали «дерзкую схему» для обхода санкций.
Силовая турбина Vectra 40G Dresser-Rand (американский производитель нефтегазового оборудования, принадлежит Siemens), попытка поставки которой в РФ спровоцировала расследование прокуратуры США, предназначалась для платформы «Приразломная» «Газпром нефти». В 2014 году «Газпром нефть» попала под санкции США и ЕС, запрещающие поставки технологий и услуг для глубоководных морских арктических и сланцевых проектов в РФ. Эти меры ограничивают поставку или реэкспорт товаров, услуг (кроме финансовых) и технологий для шельфа и сланцевой нефти. Приразломное месторождение (запасы — 263 млн тонн) было запущено за год до введения американских санкций, в 2013 году. Шельф в этом районе не является глубоководным: глубина моря — около 20 м. Неоднократно «Газпром нефть» прерывала добычу на месторождении, объясняя это плановым техобслуживанием.
На платформе «Приразломная» работают газотурбинные установки (ГТУ), состоящие из трех газогенераторов LM2500 GE, и силовая турбина Vectra 40G Dresser-Rand. ГТУ работают для производства электроэнергии на платформе, оборудование было закуплено в 2012 году и напрямую не относится к производству нефти. Наработка этих турбин пока не достигла необходимых для капремонта 50 тыс. часов, ориентировочно этот срок настанет в 2020–2021 годах, но для этого оборудования требовались дополнительные детали. Турбина Vectra в итоге все же была приобретена (за $6,5 млн), но в Европе при прохождении таможни возникли подозрения относительно конечной точки поставки оборудования — Казахстана. Выяснилось, что эта турбина там не была нужна, и машину отправили обратно в США, после чего и началось расследование. При этом теоретически «Газпром нефть» могла закупить подобную турбину в Европе — такое оборудование не входит в перечень, по которому в ЕС должен осуществляться экспортный контроль.
Сергей Гландин, специальный советник по санкционному праву российской коллегии адвокатов Pen & Paper, отмечает, что вследствие санкций европейским поставщикам при работе с подсанкционными компаниями приходится обращаться за разрешением на продажу оборудования к соответствующим органам, чтобы доказать, что это оборудование не подпадает под ограничения. Поэтому европейцы предпочитают по умолчанию использовать «презумпцию отказа». «Все боятся нарушить санкции, особенно американские, и, чтобы защититься от лишних рисков, могут автоматически отказать», - поясняет Гландин. Из-за этого российским компаниям, по его мнению, приходится разрабатывать сложные схемы по закупке оборудования. На сайте Pen & Paper эта коллегия позиционирует себя, как, «пожалуй, единственное национальное адвокатское образование с офисами в Москве и Санкт-Петербурге, более 17 лет успешно сочетающее экспертизу в корпоративных конфликтах, уголовном праве и white collar crime со специализацией в разрешении споров, корпоративном праве и M&A, банкротстве, недвижимости, строительстве и инвестициях, антимонопольном законодательстве и международном частном праве.

Автор:  Александр Грант

Возврат к списку


Добавить комментарий
Текст сообщения*
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Защита от автоматических сообщений