Российский хакер в бруклинской федеральной тюрьме эпохи коронавируса

Российский хакер в бруклинской федеральной тюрьме эпохи коронавируса

29.04.2020 «Русский» криминал в Америке
Александр Грант
(0)
Поделитесь с друзьями:
Российский хакер в бруклинской федеральной тюрьме эпохи коронавируса

Как гласит, а вернее голосит, советская блатная песня времен ГУЛАГа, «воровка никогда не станет прачкой». На прошлой неделе федеральный судья Восточного округа штата Нью-Йорк Сандра Ферстейн отказала заключенной бруклинской тюрьмы MDC Валери Синсинелли в переводе под домашний арест из опасения заразиться в тюрьме коронавирусом.

35-летнюю Синсинелли, которая 12 лет прослужила в городской полиции Нью-Йорка, обвиняют в том, что в январе 2019 года она заплатила своему бойфренду John DiRubba $7,000 за то, чтобы он убил ее 15-летнюю дочь и Isaiah Carvalho, бывшего мужа Валери. В просьбе освободить ее под домашний арест Валери Синсинелли указала, что в тюрьме она работает в прачечной и имеет дело с грязной одеждой, в которой вполне могут быть бациллы коронавируса. Отказав ей, судья Ферстайн пояснила, что работать в тюремной прачечной Синсинелли попросилась сама, а не была назначена, а ее работа состоит в том, чтобы складывать чистую одежду. По данным на вторник, вирус COVID-19 был обнаружен у четырех заключенных тюрьмы MDC, и Джеймс Кусурос, адвокат Валери Синсинелли, сказал, что разочарован решением судьи Ферстайн, так как работа в тюремной прачечной с этой точки зрения опасна вне зависимости, добровольная она или нет.
Но это только присказка – сказка впереди. В ее начале следует напомнить, что к началу пандемии коронавируса в бруклинской федеральной тюрьме MDC содержались граждане Казахстана: 31-летний Сергей Овсянников и 32-летний Евгений Тимченко, а также 40-летний россиянин Александр Жуков. Овсянникова арестовали в октябре 2018 года в Малайзии, Тимченко в ноябре того же года в Эстонии, а Жукова тогда же в Болгарии, и всех троих экстрадировали в США. Их обвиняют в хакерстве, точнее в «мошенничестве с помощью электронных средств связи». Помимо них по этому делу проходят россияне Борис Тимохин, Михаил Авдеев, Денис Авдеев, Александр Исаев и Дмитрий Новиков, которые находятся на родине, а та не выдает своих граждан для суда за границей. Овсянников и Жуков признали себя виновными и ждут приговоров, причем первый согласился на 42 года, а второй на 40 лет. Жуков пока упорствует, и всем троим отказано в освобождении под залог.
Сначала Александра Жукова защищал бруклинский русскоязычный адвокат Игорь Литвак, уроженец заполярного города Воркута, попавший в США в возрасте 14 лет. В марте прошлого года Литвак вышел из дела, так как у его клиента кончились деньги на защиту. К тому же Литвак вел с прокуратурой переговоры об условиях, на которых Жуков признает себя виновным, а тот был настроен на суд присяжных. 11 апреля 2019 года судья Эдвард Корман назначил бесплатным защитником Жукова манхэттенского адвоката Эндрю Фриша, который остается в деле по сей день, хотя 15 августа Жуков попросил судью Кормана дать ему адвоката Симона Бертоллини, эмигранта из Италии, ставшего в США специалистом по иммиграционному праву. На Жукова он произвел впечатление защитой итальянского хакера Фабио Гасперини, которого три года назад в том же бруклинском федеральном суде признали виновным в том, что он вторгся в сто тысяч компьютеров. В августе 2017 года судья Николас Гарауфис приговорил 35-летнего Гасперини к одному году лишения свободы, штрафу в 100 тыс. долларов и году надзора после освобождения.
С Бертоллини не получилось, и 8 апреля адвокат Эндрю Фриш направил судье Эрику Комити от имени своего клиента письмо, в котором в связи с чрезвычайными обстоятельствами потребовал «немедленно освободить (его) под залог или вернуть в Европу». Адвокат напомнил судье, что Жуков «иностранец, которого экстрадировали в США, предусматривая гуманное отношение и различные гарантии, включая право на адвоката и быстрый суд.» Однако из-за «катастрофической неспособности предусмотреть нынешнюю пандемию и подготовиться к ней, при существующих обстоятельствах США не могут гарантировать Жукову благополучие или предоставить ему права, гарантированные условиями экстрадиции: запроси ее сегодня, Жуков не был бы экстрадирован в Соединенные Штаты». К тому же, написал адвокат Фриш, «Жуков считается невиновным, пока не будет доказано обратное, и о его вине нельзя судить сразу: нет видеозаписи, как он размахивает оружием в магазине или продает наркотики информатору».
«Обстоятельства кардинальным образом изменились с тех пор, как в 2018 году Жуков был арестован и задержан по запросу США об экстрадиции, – написал адвокат Фриш. – Беспрецедентная и чрезвычайно опасная пандемия COVID-19 угрожает Жукову, так как он в настоящее время находится в бруклинской тюрьме (MDC), где уже были подтверждены многочисленные случаи заражения заключенных. В MDC критическая ситуация исключительно потому, что в тюрьмах по определению отсутствует возможность социального дистанцирования, что в настоящее время считается необходимым». Адвокат отметил, что в MDC подтверждено 14 случаев заболевания коронавирусом, и это при «неадекватных объемах проведения тестирования», так как администрация тюрьмы не выполнила даже базовых рекомендаций Центра по контролю и профилактике заболеваемости. Эта тюрьма, по словам Эндрю Фриша, представляет собой «потенциальную взрывоопасную бочку, полную коронавирусной инфекции».
Ответ судьи Эрика Комити не заставил себя ждать. «Подсудимому предъявлены серьезные обвинения, – написал он 11 апреля. – В случае осуждения прокуратура считает, что по Уложению о наказаниях его следует лишить свободы на срок от 210 до 262 месяцев. Но самое главное то, что подсудимый гражданин России без каких-либо связей с городом Нью-Йорк. Он никогда не жил и не работал в Нью-Йорке, как и нет указаний на его семейные или общинные связи в Нью-Йорке. Его жена живет в России. Правда, адвокат предполагает, что в случае освобождения под залог подсудимый может поселиться в городском шелтере для бездомных». Все вместе эти факторы убедительно говорят против его освобождения. В просьбе отказано». Вот так, простенько и со вкусом. Возможно, 49-летнему судье Комити, которого в мае 2018 года рекомендовал президент Трамп, не понравились слова адвоката о « катастрофической неспособности [США] предусмотреть нынешнюю пандемию и подготовиться к ней».
От 17 до 22 лет лишения свободы Александру Жукову грозят за то, что он с вышеперечисленными сообщниками, как утверждалось в пресс-релизе бруклинской федеральной прокуратуры, «выдавали себя за компании, которые якобы предоставляют услуги в области интернет-рекламы, используя при этом реально существующие сайты, на которые заходят реальные пользователи». Помимо этого Жукова обвиняют в отмывании денег, заработанных преступным путем, а ущерб, который он причинил, оценен обвинением примерно в 7 млн долларов. По данным российской газеты «Коммерсантъ», Александр Жуков жил в Москве и был «айтишником», как называют специалистов в сфере информационных технологий, с конца 1990-х годов. Как написала газета, «грязными делами в интернете Жуков брезговал – не связывался с детским порно, не крал деньги с кредиток. Около 2010 года он переехал в Болгарию, купив квартиру в Варне. Жуков ‘лег на дно’, и о нем стали забывать».
С болгарского дна его подняло то, что завершилось арестом, экстрадицией, водворением в тюрьму MDC и обвинением, оглашенным в бруклинском федеральном суде 27 ноября 2018 года. На 33 страницах обвинения всей группе из 8 человек, из которых в суде было трое, вменили 13 пунктов мошенничества, несанкционированного проникновения в компьютеры, похищение личных данных и отмывание денег. “Как предполагается в документах дела, – заявил тогда в пресс-релизе бруклинский федеральный прокурор Ричард Донохью, – подсудимые пользовались сложной компьютерной программой и инфраструктурой по всему миру, чтобы мошенничеством наживаться на индустрии цифровой рекламы. Это дело посылает мощный сигнал, что наша прокуратура при содействии партнеров-правоохранителей использует все доступные ресурсы, чтобы найти и обезвредить такие дорогостоящие аферы и привлечь их участников к ответу, где бы они ни были”.
Как установило расследование, обвиняемые создали и запустили два “ботнета” (botnet – сокр. от слов robot и network), как называют сеть зараженных компьютеров, которыми можно управлять дистанционно без ведома владельцев. В данном случае “боты” Methbot и 3ve2 Template A. специализировались на рекламе, давая мошенникам возможность зарабатывать, когда зараженные их программой компьютеры сообщали количество “кликов” и просмотров, чем, собственно, и определяется успешность платной рекламы в Интернете. Именно по такой программе с декабря 2015-го по октябрь 2018 года работал “бот” 3ve2г, созданный казахстанцем Тимченко и россиянином Исаевым. По версии следствия, они получили доступ к более чем 1,7 млн ПК (персональных компьютеров) в США и других странах, владельцы которых получили информацию о миллиардах “кликов”, то есть посещений сайтов интересующей их рекламы. Это дало возможность заработать больше 29 млн долларов на рекламодателях, которые и не подозревали, что, на самом деле, никаких реальных переходов на их сайты не было.
Создателем Methbot, зарегистрированного как частная компания в Эдинбурге, обвинение считает казахстанца Овсянникова, а менеджерами россиян Жукова, Тимохина, Андреева, Авдеева и Новикова (администратор). Их “бот” был покруче 3ve2 Template и не заражал другие компьютеры, а разрабатывал другие “боты”, которые создавали видимость активности посетителей рекламных сайтов, генерируя и сайты, и посетителей. Менеджеры Methbot выдавали себя за компании по обслуживанию рекламы в интернете и, как сообщило Российское агентство правовой и судебной информации (РАПСИ), “после того как были заключены контракты с рекламодателями и получены деньги за размещение рекламы, фигуранты дела якобы закупили более 1900 серверов в коммерческих датацентрах и использовали эти серверы для загрузки рекламы на поддельные сайты, где с применением 650 тысяч закупленных IP-адресов имитировались действия реальных людей. По данным расследования, часть серверов находилась в Далласе.
Таким образом, были подделаны миллиарды просмотров, в результате чего получен незаконный доход в 7 миллионов долларов. В августе 2015 года Жуков объявил коллегам по «боту», что ищет возможности (далее непечатный глагол означающий, что делать с американскими компаниями, специализирующимися на кибербезопасности)». Он похвастался Тимохину, что придуманная им схема «умопомрачительна». В советской блатной песне времен ГУЛАГА, с которой я начал, кроме слов «воровка никогда не станет прачкой» есть такой куплет: «А денежки лежат в любом кармане, Их взять оттуда – пара пустяков; Эх, деньги ваши будут наши – На это дело много дураков!»

Автор:  Александр Грант

Возврат к списку


Добавить комментарий
Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Защита от автоматических сообщений