«Русские» дела марта – от Восьмой программы до коронавируса

«Русские» дела марта – от Восьмой программы до коронавируса

19.03.2021 «Русский» криминал в Америке
Александр Грант
(0)
Поделитесь с друзьями:
«Русские» дела марта – от Восьмой программы до коронавируса

В федеральных судах Восточного побережья нашей необъятной второй родины март 2021 года пока не обозначил себя «русскими» делами. Правда, в федеральной прокуратуре Восточного округа Пенсильвании сообщили, что проживающий в графстве Бакс Дмитрий Ройзман, без уточнения других данных, согласился во внесудебном порядке заплатить 128 тыс. долларов.

Он был обвинен в том, что он нарушил обещание вернуть министерству жилищного строительства (U.S. Department of Housing and Urban Development) 128 тыс. долларов, которые незаконно получил, нарушив принятый в марте 1863 года «Закон Линкольна», а точнее «Закон о ложных претензиях» (False Claims Act), который налагает ответственность на лиц и компании-подрядчики федеральных учреждений за ложные требования оплаты. По данным на 2019 год, больше 71% таких случаев стали известными по сигналам так называемых «свистунов», добровольных осведомителей из числа сознательных граждан, которыми вправе гордиться любое правовое государство. У нас «свистуны» сообщают о нарушениях «Закона Линкольна» в основном в системе здравоохранения и других федеральных программ, и с 1987 по 2019 год государство получило от нарушителей больше 62 млрд долларов.
Дмитрий Ройзман из пенсильванского графства Бакс согласился не то отдать, не то вернуть государству 128 тыс. долларов за то, что с декабря 2008 по август 2020 года, то есть 12 лет, сдавал свою квартиру, которую снимал, своей теще по так называемой «Восьмой программе», то есть получал квартплату не от нее, а чеками от министерства строительства по Восьмому пункту Закона о жилье 1937 года, который со временем стал программой Housing Choice Voucher Program (“HCVP”). Клиентами этой программы могут стать граждане с низким доходом, но уж никак не близкие родственники лендлордов, которые, как заявила в пресс-релизе временный федеральный прокурор Восточного округа Пенсильвании Дженнифер Уильямс, «согласившись участвовать в этой программе, не могут манипулировать ею». В данном случае, отметила Уильямс, «Ройзман повел себя правильно, и мы ценим его сотрудничество и усилия, чтобы разрешить возникшую проблему».
В пресс-релизе прокуратуры отмечено, что «Претензии, урегулированные данным соглашением, только предположения и не влекут доказанной ответственности». Данные ответчика, повторяю, не оглашаются, но в Интернете можно найти 48-летнего Дмитрия Ройзмана, который проживает в городке Ричборо, графство Бакс, штат Пенсильвания вместе с 45-летней Катериной Ройзман, и они платят за квартиру (или дом) с двумя спальнями 1890 долларов в месяц.
Куда серьезнее обстоит дело на Западном побережье, где русскоязычный криминальный тон все чаще задают эмигранты из Армении, которых все реже называют «русскими». Как сообщила федеральная прокуратура Центрального округа Калифорнии в Лос-Анджелесе, 11 марта там арестовали трех предполагаемых членов группы «вирусных мошенников» из долины Сан-Фернандо. В тот же день 27-летнего Манука Григоряна (он же Манук Кудимов) из лос-анджелесского пригорода Сан-Вэлли, Эдварда Пароняна из пригорода Гранада-Хиллс и 41-летнего Ваху Дадяна из пригорода Глендейл доставили в суд, где обвинили и освободили под залоги с обязательством явиться 4 мая. Четвертый обвиняемый, 38-летний Армен Хайрапетян из Глендейла, пока в розыске, а их сообщники: 42-летний Ричард Айвазян и его 36-летняя жена Мариэтта Терабелян, а также 40-летний Артур Айвазян (брат Ричарда) и его 39-летняя супруга Тамара Дадян были арестованы, обвинены и освобождены под залог в ноябре прошлого года. До решения суда все они считаются невиновными, но обвинения грозят им лишением свободы сроком до 30 лет.
Все восемь подсудимых обвиняются в мошенничестве с переводами и банками, а также в похищении личных данных и в отмывании денег, причем все это связано с федеральными программами финансовой помощи жертвам COVID-19. В обвинении, которое было предъявлено в прошлом году и перепредъявлено в этом, утверждается, что подсудимые пользовались программой предоставления займов пострадавшим от стихийного бедствия (Economic Injury Disaster Relief Program или EIDL), гарантированных федеральным Управлением по делам малого бизнеса (Small Business Administration или SBA), а также Программой помощи зарплате (Paycheck Protection Program или PPP), а всё это по Закону помощи от коронавируса, поддержки и экономической защиты (Coronavirus Aid, Relief, and Economic Security (CARES) Act). Пострадавшим от коронавируса малым и средним бизнесам предоставлялись льготные займы под 2,5-4% в год, причем в первый год проценты по ним можно было не выплачивать. На это в марте 2020 года было выделено 349 млрд долларов, а через месяц еще 300 млрд. Но если заявитель получал заем по программе PPP, ему не полагалась помощь по EIDL.
Злоупотребляя этими программами, подсудимые, как гласит обвинение, «подали и способствовали подаче минимум 151 ложного заявления на помощь на общую сумму минимум 21,9 млн долларов у SBA и минимум 18 млн долларов у PPP». Для этого они «пользовались ложными, крадеными или синтетическими (то есть комбинированными – А.Г.) данными... для подачи заявлений на займы, гарантированные SBA по программе EIDL, и программой PPP по закону CARES». Подсудимые также подавали заявления от себя лично, называя ложные или вымышленные бизнесы, а в доказательство часто приводя ложные документы, налоговые данные и ведомости зарплаты.
Полученные по этим программам минимум 4,6 млн долларов они, предположительно, тратили не на поддержку бизнесов, а на себя, в частности, сделав первый взнос на покупку за 3,25 млн долларов дома в лос-анджелесском районе Тарзана, дома за 1 млн долларов в Глендейле и дома в городе Палм-Десерт. Помимо этого они инвестировали незаконно полученные деньги в золотые монеты, криптовалюту, акции и бриллианты, а также покупали дорогие часы, ювелирные изделия, импортную мебель и одежду. В предъявленном 11 марта обвинении добавлено, что обвиненные в ноябре прошлого года Ричард Айвазян и Тамара Дадян продолжали совершать преступления после ареста освобождения под залог. Айвазян отмывал деньги, вкладывая их в криптовалюту и ценные бумаги под псевдонимом «Юлия Жадко», а Тамара несколько раз лгала банку, чтобы незаконно получить положенные жертвам коронавируса займы, замороженые на счете, который она раньше открыла на украденные личные данные.
Пострадавшими в первоначальном обвинении, которое заняло 58 страниц, значатся 8 «финансовых учреждений», то есть банков, вклады в которые защищены Федеральной компанией Federal Deposit Insurance Company (“FDIC”). Эта компания страхует вклады до 250 тыс. долларов, и пострадавшие банки в деле не названы, а перечислены по буквам Английского алфавита), от А до Н. Зато названия компаний, на счета которых подсудимые обманом просили выдать займы помощи, занимают две страницы, а примером аферы можно взять приведенный в обвинении эпизод 16 апреля 2020 года. В этот день, утверждает обвинение, «Армен Хайрапетян с сообщниками», используя данные и номер карточки социального обеспечения (social security) реально существующего D.S., подали от его имени в банк заявление на помощь его бизнесу в сумме 182 637 долларов, ложно указав, что в строительной компании S. было 16 рабочих, которым он платил в среднем 75 035 долларов в месяц. Таких эпизодов у Хайрапетяна и Татьяны Дадян по 8; у Вахи Дадяна и Артура Айвазяна по 5, у его брата Ричарда Айвазяна 3; у Манука Григоряна с сообщниками 12 эпизодов и так далее – в обвинении, повторяю, 58 страниц, на которых они подробно перечислены. Примером отмывания денег можно привести перевод 155 тысяч долларов, полученных в виде помощи по программе PPP компанией с ее счета в одном банке на счет компании Runyan Tax в другом банке с пометкой Payroll, то есть «Зарплаты», и таких эпизодов в обвинении 5 – с 21 декабря 2020 по 13 января 2021 года.
Ричарда Айвазяна с женой Мариэттой арестовали 20 октября 2020 года в Майами, когда они возвращались домой после отдыха на карибских островах Тёркс и Кайкос, а его брата Артура с женой Тамарой – 5 ноября в их доме в Эйсино, пригороде Лос-Анджелеса. Дело шло к выборам, и газета The Washington Post отреагировала должным для нее образом. «За полгода до выборов президента, – написала газета, – в условиях поставленной на паузу из-за вируса кампании, от которой его сторонники ждут шумных ралли, чеки [помощи] послужат Трампу новой формой низовой политики. Чек – это осязаемый материальный символ, который приходит налогоплательщикам прямо в почтовый ящик».
Во втором пресс-релизе по этому делу федеральная прокуратура Центрального округа штата Калифорния снова просит всех, кому известно о подобных аферах, сообщать в Национальный центр борьбы с мошенничеством такого рода (Department of Justice’s National Center for Disaster Fraud) по «горячей», то есть, круглосуточной телефонной линии 866-720-5721 или по адресу в Интернете Web Complaint Form.
Александр Грант

Автор:  Александр Грант

Возврат к списку


Добавить комментарий
Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Защита от автоматических сообщений