«Русские» дела в Америке: от помощи исламским террористам до советов Трампу, как вести себя в тюрьме.

«Русские» дела в Америке: от помощи исламским террористам до советов Трампу, как вести себя в тюрьме.

05.03.2021 «Русский» криминал в Америке
Александр Грант
(0)
Поделитесь с друзьями:
«Русские» дела в Америке: от помощи исламским террористам до советов Трампу, как вести себя в тюрьме.

В прошлый четверг присяжные большого жюри федерального суда Восточного округа штата Калифорния в Сакраменто вернули судье пересмотренное и пока не рассекреченное обвинение 34-летнего россиянина Мурата Курашева, которого обвиняют в «попытке оказать материальную помощь установленной террористической организации».

Как пояснил федеральный прокурор округа Макгрегор Скотт, это организация Хайат Тахрир аш-Шам (ХТШ) – коалиция исламистских группировок, возглавляемая боевиками «Джебхат ан-Нусры».
На сайте вашингтонского Центра стратегических и международных исследований (Center for Strategic and International Studies) при Georgetown University написано, что эта группа была создана в 2011 году в Сирии как боевое крыло организации «Аль-Каеда» для поддержки сирийской оппозиции режиму президента Асада, и в мае 2018 года наш Госдепартамент включил ХТШ в список террористических организаций. В русскоязычной версии сетевой энциклопедии ru.wikipedia.org можно прочитать, что это «коалиция исламистских группировок, возглавляемая боевиками «Джебхат ан-Нусры». Создана она 28 января 2017 года в результате слияния нескольких групп и насчитывает до 20 тысяч боевиков, контролирующих большую часть сирийской провинции Идлиб». Этой организации, гласит обвинение, Курашев сознательно пытался оказывать помощь с июля 2020 по февраль 2012 года
В кратком пресс-релизе федеральной прокуратуры Восточного округа штата Калифорния сказано, что делом Курашева занималось Федеральное бюро расследования и «его партнеры-правоохранители», а следователями прокуратуры, которые будут представлять обвинение в суде, названы Хейко Коппола и Дмитрий Славин. Там же уточняется, что после ареста Мурат Курашев был взят под стражу, но в базе данных федерального бюро тюрем США его пока нет. В пресс-релизе уточняется, что обвинение грозит Курашеву лишением свободы сроком до 20 лет и штрафом до четверти миллиона долларов, а затем административным надзором «на любой срок, вплоть до пожизненного». Подсудимый считается невиновным до решения присяжных или своего признания «вне разумных сомнений», а судья вынесет ему приговор на основании существующих уложений о наказаниях и на свое усмотрение.
В открытом доступе к делу № 2:21-cr-00040, включая одну страницу обвинения, всего девять документов, причем на двух стоят красные печати Sealed, то есть «Засекречено», а при попытке открыть добрую половину остальных возникает надпись, что пока это не положено. В последнем документе написано, что 19 февраля судья-магистрат Эллисон Клэр постановила заключить арестованного накануне Мурата Курашева под стражу без права освобождения под залог. В петиции прокуратуры от 18 февраля судье Клэр поясняют, что «по мнению ведущего расследование агента вышеназванный подсудимый в случае освобождения может улететь, а если материалы его дела станут известны до ареста, представляет опасность для общества. Из другого документа следует, что слушания решено проводить не в личном присутствии сторон, а удаленно по каналу связи, с чем согласились подсудимый, его защита, обвинители, и судья. Адвокатом Мурата Курашева суд назначил Линду Эллисон, а переводчиков двое – П. Бузо с русского и Эдуард Хайрулин, очевидно, с родного языка Курашева, который не уточняется. Что конкретно успел натворить Курашев с июля 2020 по февраль 2021 года, пока неизвестно.
Куда больше известно о 29-летней Анне Вадимовне Сорокиной, гражданке ФРГ российского происхождения, которая вышла 11 февраля на свободу из женской тюрьмы штата Нью-Йорк в поселке Албион у канадской границы и недавно дала очередное интервью сетевому изданию Insider. Арестованную в 2017 году и приговоренную к лишению свободы на срок от 4 до 12 лет Сорокину освободили досрочно за примерное поведение и участие в программах перевоспитание, скостив ей одну шестую положенного минимума. Присяжные признали Соркину виновной в том, что, выдавая себя за богатую немку Анну Делви, она входила в доверие к богатым ньюйоркцам и выманила у них и у их банков деньги на общую сумму больше 200 тыс. долларов. Вынося приговор 9 мая 2019 года после пяти недель слушаний и двух дней совещания присяжных, судья манхэттенского отделения Верховного суда Дайана Кисел сказала, что «поражена бездонностью обмана подсудимой», а ее адвокат Тодд Сподек утверждал, что Сорокина не замышляла преступлений и планировала вернуть взятые у знакомых деньги.
Не признав себя виновной, Сорокина на следующий день после приговора в интервью газете The New York Times сказала, что не жалеет ни о чем. «Дело в том, что не сожалею, – пояснила она. – Соврала бы вам, всем остальным и себе, если бы сказала, что о чем-то жалею. Жалко только то, как я вела себя кое в чем». Слава пришла к Анне Вадимовне после ареста в городской тюрьме Райкерс-Айленд, куда к ней приезжали репортеры городских таблоидов и откуда она давала интервью по телефону. О ее российском происхождении почти не упоминалось – это была увлекательная история похождений европейской авантюристки в высшем свете Нью-Йорка. О Сорокиной-Делви писали все, кому не лень, а после публикации в New York Мagazine телекомпания Netflix заплатила ей минимум 320 тыс. долларов за авторские права на экранизацию великосветских приключений Сорокиной в сериале с продюсером Шондой Раймс и актрисой Джулией Гарнер в роли Анны.
В мае 2019 года активы Анны Сорокиной были заморожены по нью-йоркскому закону «Сын Сэма», который назван в честь серийного убийцы Дэвида Берковица и запрещает осужденным преступникам зарабатывать на своих преступлениях. После заявления Сорокиной, что она готова расплачиваться по приговору, судья нью-йоркского графства Олбани Ричард Платкин распорядился разморозить ее банковский счет. Из полученных и размороженных денег Анна Вадимовна уже выплатила больше 200 тыс. долларов в счет погашения причиненного ущерба и расплатилась с адвокатами. Кстати, если бы ее апелляция была удовлетворена, Сорокиной не пришлось бы расплачиваться с кредиторами, и в таком случае закон «Сын Сэма» на нее не распространялся. Специалист по этому закону профессор права Дмитрий Шахневич из манхэттенского John Jay College of Criminal Justice пояснил изданию Insider, что «если бы апелляция отменила ее обвинительный вердикт, все остальные наказания – финансовые, штрафные и прочие, тоже были бы отменены».
Из городской тюрьмы Райкерс-Айленд Сорокину после приговора перевели в пересыльную тюрьму Бедфорд-Хиллс в графстве Вестчестер, а оттуда в тюрьму Альбион неподалеку от канадской границы. Там Анна Вадимовна примерно вела себя и в октябре прошлого года обратилась в комиссию по досрочным освобождениям, где повинилась, раскаялась и сказала, что на свободе намерена жить со своим бойфрендом-мужчиной, хотя в тюрьме Райкерс-Айленд была замечена в связи с женщиной. «Хочу только сказать, – заявила она комиссии, – что мне действительно стыдно, и я действительно сожалею о том, что сделала». После освобождения Сорокину должны депортировать на родину в Германию, но как быстро это произойдет, зависит от Таможенно-иммиграционной службы ICE, которая постарается избавить нашу страну от Сорокиной, если, конечно, этому не помешает новый курс администрации президента Байдена, уже приостановившей все депортации.
Через день после ее освобождения фоторепортер газеты The New Tork Post Дэн Херрик засек, как Сорокина примерно в 3.30 дня вышла со спутницей из 5-звездочного манхэттенского отеля NoMad на Бродвее и 28 стрит в районе Сохо и направилась к Madison Square Park, по дороге заглянув в бутик Sephora. Там они провели примерно полчаса, беседуя с продавщицей, после чего вышли с небольшим пакетом магазина, сели в такси компании Uber и уехали. На моднице Сорокиной были темного цвета брюки, черная меховая куртка, белые кроссовки, большие солнцезащитные очки и маска в тон очкам. Еще через день Сорокина побеседовала с корреспондентом издания Insider по видеосайту Zoom из отеля, которым, очевидно, был тот же пятизвездочный NoMad. Сорокина, на которой была куртка с капюшоном Balenciaga за 720 долларов, рассказала, что в городской тюрьме Райерс-Айленд, а затем в тюрьме Альбион ей сиделось, как у Христа за пазухой. Так, например, ей дали «по блату» работу уборщицей в физкультурном зале, на что уходило не больше 15 минут. По словам Сорокиной-Делви, жизнь за решеткой идет по тому же принципу, что на свободе, и все зависит от связей. «Как в Нью-Йорке, только конкретнее, – пояснила она. – Если знаешь нужных надзирателей, они поставят тебя на нужную работу. Так я получила работу в физкультурном зале».
На вопрос, относились ли там к ней, как к знаменитости, Сорокина ответила: «Абсолютно» и добавила, что каждый надзиратель тюрьмы Альбион знал, кто она такая, что не всегда шло ей на пользу. «Некоторые были оттуда, где им хотелось потрахаться с такими, как я, – сказала она в интервью Insider. – Был один сержант, который вроде как давал понять: Да что ты о себе думаешь? У меня была сама Эми Фишер». Сорокина со смехом добавила, что не собирается конкурировать с «Лонг-айлендской Лолитой», которая в свое время сидела в тюрьме Альбион за то, что в 1992 году в возрасте 17 лет стреляла и тяжело ранила 37-летнюю Мэри Джо Баттафуко, жену своего 36-летнего любовника. Сейчас Эми Фишер 46 лет. Продолжая беседу с корреспондентом Insider Джейкобом Шамсианом, Сорокина отметила, что в основном надзиратели относились к ней положительно, хотя многие были «просто неприемлемы, непрофессиональны» и вели себя как бы: о господи, как мне нравится твоя история, я твой поклонник на Instagram».
О других заключенных Анна Сорокина сказала, что «никогда не видела в Нью-Йорке столько наркотиков, сколько в этой тюрьме», и что «столько молодых женщин попадают сюда и сразу берутся за наркотики». В отделе исправительных учреждений штата Нью-Йорк газете New York Post сообщили, что с заключенной Сорокиной обращались так же, как с другими. Представитель отдела Томас Мейли заявил, что «со всеми заключенными обращаются вне зависимости от их приговоров и по соответствующим программам привлечения к труду». Том Сподек, адвокат Анна Сорокиной, ее интервью не комментировал.
В тюрьме Альбион она завела блог, на котором писала о своих похождениях, а также выставила открытое письмо президенту Трампу под названием «Райкерс-Айленд 101, Дональду Трампу», указав адрес городской тюрьмы Нью-Йорка, где провела больше года до перевода в Альбион. В письме, которое позже появилось на ее сайте AnnaDelveyDiaries.com, Сорокина делилась с президентом своей «обретенной мудростью», отмечая, что в тюрьме она считается «образцовой заключенной» и с иронией советовала Трампу, как вести себя там, если он окажется за решеткой. «Согласна, – написала она, – у меня это получилось красиво. Я не только выжила, я процветала, а если это вышло у меня, то, скорее всего, получится и у вас». Русская мошенница советовала президенту США, попав в тюрьму, «как можно скорее избежать спецнаблюдения за возможными самоубийцами и психами, так как в этом нет ничего хорошего, и об этом нечего помнить». Письмо Трампу она закончила признанием: «Не говоря о моих маргинальных тенденциях, я считаю себя в принципе хорошим человеком, с которым произошло много хорошего. А если кто говорил иначе, я таких, слава богу, не слушала». Слово «бог» она написала не с большой, а с маленькой буквы, как, впрочем, и «президент».
Александр Грант

Автор:  Александр Грант

Возврат к списку


Добавить комментарий
Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Защита от автоматических сообщений