Смерть россиянина в нью-йоркском аэропорту

Смерть россиянина в нью-йоркском аэропорту

22.04.2020 «Русский» криминал в Америке
Александр Грант
(0)
Поделитесь с друзьями:
Смерть россиянина в нью-йоркском аэропорту

В офисе генерального прокурора штата Нью-Йорк 9 апреля 2020 года опубликовали отчет о результатах расследования смерти гражданина Российской Федерации Евгения Лагоды.

В пресс-релизе прокуратуры сказано, что после тщательного расследования в смерти 39-летнего жителя Краснодара в нью-йоркском международном аэропорту Кеннеди (JFK) не установлено уголовно наказуемой вины полицейских Управления портов. «Смерть Евгения Лагоды была трагедией, – гласит пресс-релиз. – И мы выражаем наши глубокие соболезнования его родным и близким. Следственный отдел (прокуратуры) проводит тщательные расследования и представляет обществу подробные отчеты о любой смерти, входящей в юрисдикцию отдела».
В отчете о смерти Евгения Лагоды написано, что 12 апреля 2019 года он летел из Москвы через Нью-Йорк в Кингстон на Ямайке, где должен был присоединиться к экипажу нефтеналивного танкера в качестве бортинженера. В нью-йоркский аэропорт Кеннеди он прибыл рейсом компании «Аэрофлот» в 11.56 утра. Пройдя паспортный контроль в Терминале 1, Лагода получил свой чемодан и направился в Терминал 5, откуда вечером должен был вылететь в Кингстон рейсом 659 авиакомпании JetBlue. Не установлено, как именно он провел эти 9 часов, но известно, что он встретил еще одного россиянина, который летел в Кингстон с той же целью. В 21.33 Евгений через ворота 18 прошел в самолет JetBlue и занял место 33С в предпоследнем ряду у прохода.
В 21.55 самолет начал выруливать на взлетную полосу, и через 5 минут у Лагоды начались судороги, он откинулся на соседнее сиденье, у него изо рта пошла кровь. Сидевшие рядом пассажиры позвали экипаж на помощь, двое стюардов прибежали немедленно, а третий по радио спросил, нет ли среди пассажиров медиков и сообщил о ЧП пилотам. На его обращение откликнулись три медсестры, которые прошли в хвост самолета. По указанию минимум одной из них бортпроводники подняли Лагоду с кресла, перенесли в хвостовой отсек и уложили на пол, подложив под голову подушки и одеяла.
Через несколько минут судороги стали стихать, но было ясно, что Лагода еще не пришел в себя. Медсестры и бортпроводники попытались объяснить ему, что случилось, а он, ничего не говоря, встал лицом к проходу и с помощью одной медсестры снял с себя кожаную куртку. Другая медсестра, стоя перед ним, что-то сказала Евгению, и он, не понимавший по-английски, неожиданно сильно ударил ее кулаком в живот. Бортпроводник стал успокаивать Лагоду, который стоял со сжатыми кулаками, и в это время к ним подошел его земляк, тоже летевший в Кингстон, и тоже стал успокаивать Евгения, который успел ударить бортпроводника раз пять. За это время пилоты связались с диспетчерами аэропорта и получили разрешение вернуть самолет к терминалу. В 10.24 самолет «причалил» к воротам 20, двери открыли, и туда вошли полицейские Управления портов.
Сообщение о «медицинском ЧП» на борту самолета компании JetBlue полиция аэропорта JFK получила от диспетчеров в 10.21. Буквально через минуту дежуривший в Терминале 5 патрульный Майкл Буджиада (Bugiada) получил по рации сообщение, что у ворот 20 самолет, на борту которого «мужчина с припадком». Буджиада прибыл туда вместе с бригадой «скорой помощи» и полицейскими, которые должны были сопровождать машину «скорой помощи» к самолету. В самолете он услышал крики о помощи и прошел в хвост, где к тому времени Евгений Лагода перестал драться, но стоял со сжатыми кулаками. Бортпроводник рассказал Майклу Буду, что произошло, и, по словам других бортпроводников, медсестер и нескольких сидевших рядом пассажиров, полицейский сказал Евгению Лагоде, что у него был приступ и ему нужно успокоиться. На каком языке велся этот разговор, не уточняется.
Свидетели также показали, что в ответ на это Лагода не то рванулся к полицейскому, не то замахнулся, не то даже ударил его по руке и в грудь. Буджиада отступил, отстегнул с ремня баллончик с перцовым газом и применил его по отношению к Лагоде, который не то упал, не то полицейский повалил его, но, так или иначе, Буджиада стал надевать лежавшему россиянину наручники. Сам полицейский показал, что все было не совсем так, как говорят свидетели. По его словам, когда ему сказали, что Лагода «буянил», он велел ему отойти в сторону и освободить проход для бортпроводника и медсестры, но Евгений не подчинился. Буджиада попытался вызвать по рации подмогу, но связь отказала, и только после этого произошло то, о чем рассказали свидетели.
Перечный газ на Евгения Ладогу не подействовал: он просто вытер лицо и хотел ударить полицейского кулаком по голове, но промахнулся. В ответ Майкл Буджиада тоже ударил его по лицу и попал в цель, «посадил» россиянина, мягко говоря, на ягодицы и стал заковывать в «браслеты». В это время все три медсестры и бортпроводники покинули место происшествия, возможно, чтобы не отравиться газом, и всего остального не видели, чего не скажешь о сидевших в последних рядах пассажирах. По словам полицейского, Евгений Лагода, сидя на полу, укусил его за колено, а рукой схватил за ремень со всей амуницией, включая табельный пистолет. За это Майкл Буджиада дважды ударил Лагоду кулаком по лицу и передал по рации, которая в этот раз сработала: «По-прежнему буйство, поторопитесь». Позже Буджиада обратился в медпункт аэропорта, где на его правом бедре обнаружили кровоподтек диаметром примерно полтора дюйма.
Далее в подробном описании инцидента, чем гордится генеральный прокурор штата Нью-Йорк Летиша Джеймс, с точностью до минуты перечисляется, как весящий 190 фунтов полицейский еще три раза ударил весящего 207 фунтов россиянина, призывая его к повиновению. На подмогу Майклу Буджиаде в хвостовом отсеке самолета появились полицейские Роберт Джозеф, Джонатан Папиа, Пол Меззакаппа и Джонатан Дюран, а следом за ними и другие. Все это воинство Управления портов прибыло к самолету в нескольких патрульных машинах за несколько минут, и полицейские вошли в салон по мобильному трапу. В отчете прокуратуры сказано, что в это время Евгений Лагода пытался вырваться, а Буджиада пытался заломить его руки за спиной, чтобы надеть наручники. Двое полицейских помогли ему, третий схватил Евгения за одну ногу, четвертый за другую, чтобы он перестал брыкаться. В полицейской терминологии это называется «compliance hold», когда голень прижимают дубинкой. Тут Лагода изловчился и схватил Буджиагу за что-то в области паха, а тот ударил его по лицу. По словам свидетеля-пассажира, «одному человеку с ним было не справиться, поэтому пришли другие, а он был, как дикое животное». Так или иначе, эта борьба завершилась победой полиции, и россиянину заломили руки за спину и надели наручники. В 10.30 вечера один их полицейских передал по рации: «Все под контролем, мы держим все под контролем».
Утихомиренного Лагоду стали поднимать, чтобы вывести из самолета, и тут полицейский Папиа заметил, что шея Евгения начинает синеть. Полицейский Джозеф пощупал его пульс, который не ощущался, быстро снял с Лагоды наручники и уложил его на спину. Так как Лагода перестал дышать, больше не двигался и не разговаривал, полицейские применили портативный электроимпульсный дефибриллятор (AED), а Меззакаппа и Папиа стали делать ему сердечно-легочную реанимацию (CPR) с помощью аппарата, который вместе с кислородным баллоном им передали бортпроводники. Дефибриллятор не показал необходимую для разряда работу сердца, и полицейский попытался подать в легкие Евгения Лагоды кислород.
При этом машина «скорой помощи», вызванная сразу при сообщении о припадке у пассажира самолета, ждала полицейского сопровождения, чтобы выехать на летное поле. Очевидно, все отряженные на это полицейские по тревоге помчались к самолету, чтобы помочь коллеге справиться с буяном Лагодой. В 10.36 они дважды вызывали «скорую помощь» по рации, но она прибыла только через 14 минут. К самолету снова подали мобильный трап, и на борт поднялись два фельдшера, которые прошли в хвостовой отсек и в 10.55 приступили к скорой помощи, которая Евгению Лагоде не требовалась. Он не подавал признаков жизни, хотя ему сделали CPR. Его переложили на носилки, перенесли в машину и 11.25 вечера доставили в Jamaica Hospital в Квинсе. В машине Лагоду сопровождал медик, который давал ему кислород и пытался подсоединить к аппарату внутривенной инъекции адреналина, чтобы вызвать работу сердца, но безуспешно. В больнице Лагоду осмотрели врачи, и в 11.35 вечера12 апреля 2019 он был признан мертвым.
Как было отмечено выше, в результате тщательного расследования, проведенного офисом генерального прокурора штата Нью-Йорк, в смерти гражданина Российской Федерации Евгения Лагоды «не установлено уголовно наказуемой вины полицейских Управления портов». Его смерть признана несчастным случаем и трагедией, достойной выраженного прокуратурой «глубокого соболезнования его родным и близким». На мой взгляд, из всего изложенного в отчете прокуратуры, такого вывода не следует.

Автор:  Александр Грант

Возврат к списку


Добавить комментарий
Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Защита от автоматических сообщений