В Бруклине приговорили очередного российского хакера

В Бруклине приговорили очередного российского хакера

19.11.2021 «Русский» криминал в Америке
Александр Грант
(0)
Поделитесь с друзьями:
В Бруклине приговорили очередного российского хакера

В прошлую среду 10 ноября федеральный судья Эрик Коммити приговорил 41-летнего россиянина Александра Жукова к 10 годам лишения свободы и взыскал с него 3,827,493 доллара, подлежащих конфискации.

О нескольких годах административного надзора после освобождения, к которым обычно приговаривают в федеральных судах, ничего не сказано, поскольку Жуков согласился на немедленную экстрадицию на родину. В интервью российскому каналу RT проживающая в Москве жена Александра Жукова по имени Светлана (ее фамилия не уточняется), со слов его адвоката Зэкери Маргулис-Охнумы, сказала, что при оглашении приговора судья Коммити назвал Александра «очень умными и талантливым», пожелав ему «применить свои качества в дальнейшем легальном бизнесе». Светлана считает приговор гуманным, так как «ожидали мы вообще 15 лет — в Америке дают очень большие сроки», и «Саша меня последние полгода к этому готовил, но, когда я впервые от него это услышала, я чуть с ума не сошла». Тем не менее его адвокат Маргулис-Охнума сказал каналу RT, что он и его клиент «разочарованы приговором и намерены обжаловать некоторые аспекты судебного разбирательства» в федеральном Апелляционном суде Второго округа в Манхэттене. 51-летний судья Коммити был рекомендован президентом Трампом в 2018 году и утвержден Сенатом в конце 2019 года. В прошлом году 51-летний Коммити отметил, что предъявленные обвинения грозят Жукову лишением свободы сроком от 17 до 22 лет. Обвинение в суде представляли помощники бруклинского федерального прокурора Сарита Коматиредди и Арти Макконелл, а также русскоязычные Александр Миндлин и Андрей Спектор.
Уроженец Санкт-Петербурга Александр Жуков жил в Москве, где сейчас у него жена Светлана, мать и 18-летняя дочь от первого брака. С конца 1990-х годов он был «айтишником», как называют специалистов в сфере информационных технологий, и без лишней скромности называл себя «Королем аферы» (King of Fraud). В теневом интернете Жуков был известен под ником Nаstra, который образовал от фамилии французского фармацевта, алхимика и предсказателя ХVI века Мишеля де Нострадамуса. Как написала российская газета «Коммерсантъ» в ноябре 2018 года, «грязными делами в интернете Жуков брезговал – не связывался с детским порно, не крал деньги с кредиток. Около 2010 года он переехал в Болгарию, купил квартиру в Варне. Жуков «лег на дно», и о нем стали забывать». Однако 31 июля 2018 года бруклинская федеральная прокуратура получила в суде ордер на его арест, после чего Жукова объявили в международный розыск и арестовали в Варне 6 ноября того же года. 18 января 2019 года его экстрадировали в Нью-Йорк, доставили в бруклинский федеральный суд и обвинили в компьютерном мошенничестве и отмывании заработанных на этом денег, после чего доставили в бруклинскую федеральную тюрьму MDC, где он содержится и поныне под №91388-053 без права освобождения под залог. Там же держат его сообщников, граждан Казахстана Сергея Овсянников, которого экстрадировали из Малайзии, и Евгения Тимченко, которого арестовали в Эстонии. Оба признали себя виновными и ждут приговоров, а кроме них по делу проходят россияне Борис Тимохин, Михаил Авдеев, Денис Авдеев, Александр Исаев и Дмитрий Новиков, но эти находятся на родине, которая не выдает своих граждан для суда за границей.
Жуков виновным себя не признал, но за него это сделали присяжные, которые 28 мая 2021 года после трех недель слушаний и двух дней совещания признали Александра виновым по всем пунктам обвинения. Сразу после доставки в США из Болгарии ему предоставили казенного адвоката Мишель Питерсон, а затем его защищал бруклинский русскоязычный адвокат Игорь Литвак, который вел с прокуратурой переговоры об условиях, на которых Жуков признает себя виновным, хотя тот был настроен на суд присяжных. В марте 2019 года Литвак вышел из дела, и в апреле судья Эдвард Корман назначил бесплатным защитником Жукова манхэттенского адвоката Эндрю Фриша, который до этого защищал 35-летнего москвича Антона Богданова, арестованного в 2018 году в Таиланде. В 2019 году Богданова экстрадировали в Нью-Йорк, в 2020 он признал себя виновным в мошенничестве с электронными переводами и вторжении в компьютеры, и 19 мая этого года в том же бруклинском федеральном суде получил 5 лет лишения свободы, больше половины которых уже отсидел.
Сейчас, как уже было сказано, Александра Жукова защищает манхэттенский адвокат Зэкери Маргулис-Охнума, а русскоязычный Литвак, который родился в Воркуте и попал в США 14-летним подростком, сказал каналу RT, что в бруклинском суде обвинения Жукова опирались на показания одного свидетеля, хотя прокуратура заявляла о целом списке пострадавших. «Против Жукова, по сути, тогда выступил только один свидетель, у которого сохранилась переписка в чате, где они вели переговоры, - сказал 42-летний Литвак. - То, что создал Саша, — это легальный продукт. В его системе можно анализировать данные и делать статистику, то есть использовать абсолютно законно. Накрутка здесь ни при чём, его обвинили в том, что он сознательно продавал фейковый трафик под видом настоящего». Адвокат пояснил, что всех заказчиков, покупавших у него интернет-трафик для сайтов, Жуков предупреждал, что все эти просмотры будут фейковыми.
Тем не менее, суд установил и присяжные согласились с тем, что Александр Жуков с сообщниками создал и запустил два “ботнета” - Methbot и 3VE2 Template A., которые специализировались на рекламе, давая мошенникам возможность зарабатывать, когда зараженные их программой компьютеры сообщали количество “кликов” и просмотров, чем, собственно, и определяют успешность платной рекламы в Интернете. Именно по такой программе с декабря 2015-го по октябрь 2018 года работал бот 3VE2, созданный казахстанцем Евгением Тимченко и россиянином Александром Исаевым. По версии следствия, они получили доступ к более чем 1,7 млн ПК (персональных компьютеров) в США и других странах, владельцы которых получили информацию о миллиардах “кликов”, то есть посещений сайтов интересующей их рекламы. Это дало возможность заработать больше 29 млн долларов на рекламодателях, которые и не подозревали, что, на самом деле, никаких реальных переходов на их сайты не было. Проще говоря, успех рекламы в интернете определяется количеством ее просмотров, а это количество – числом «кликов», которое можно подсчитать. В случае с Жуковым «клики» делали не живые люди, а боты, то есть роботы, в очередной раз подтвердив истину, что все гениальное просто.
Последним адвокатом Александра Жукова был Маргулис-Охнума, который в заключительной речи сравнил своего клиента с бизнесменом, продававшим владельцу гастронома воду, которой тот разбавлял молоко. «В этой аналогии вы же не преследуете торговца водой, - сказал адвокат присяжным. — Это человек, который называет истинного мошенника». Адвокат пояснил, что Жуков называл себя «Королем аферы» в шутку, как бы давая понять, что на самом деле он не совершает ничего противозаконного. «У нас прекрасный бот, который работает с трафиком низкого качества, - написал он в одном сообщении. – Рекламодатели знают это. Ни обмана, ни аферы». Бот на айтишном жаргоне значит зараженный вирусом компьютер, которым можно управлять дистанционно, без ведома владельца. Не признавая себя виновным, Жуков утверждал, что в 2014 году основал свой бизнес, купив программу и IP-адреса (числовые идентификаторы) для создания «искусственного человеческого трафика», сознавая, что киберпреступники часто пользуются этим для заражения компьютеров. «Трафик» на новоязе ХХI века означает объём информации, передаваемой через компьютерную сеть за определённый период времени. «Я думал, что смогу делать то же самое, но законно, - сказал Жуков присяжным, - и что для этого нужно купить компьютеры, создать свою программу, купить IP-адреса, соединить все это и продавать как готовый продукт. Нам нечего было скрывать. Зачем лгать, если у нас есть роботизированный трафик? Зачем лгать, пытаться продать его как человека, если это робот? Мы занимались бизнесом. Мы не занимаемся мошенничеством».
В заключительной речи обвинитель Арти Макконелл заявил присяжным, что Жуков «был боссом и знал, что творится в его собственном бизнесе, принимал личное участие в планирование и выполнении каждого аспекта этой аферы. Его чаты говорят вам, что он не действовал добросовестно. Они говорят, что он виновен». Присяжные поверили не защите, а обвинению, но судья Эрик Коммити, который год назад допускал, что Жуков может получить от 17 до 22 лет лишения свободы, приговорил его 10 ноября к 10 годам. Этот приговор в тот же день прокомментировал Брион Пис, новый федеральный прокурор Восточного округа штата Нью-Йорк. Пис заявил, что, «сидя за клавиатурой компьютера в Болгарии и России, Жуков дерзко создавал и осуществлял сложную многомиллионную аферу против цифровой рекламной индустрии и делал своими жертвами тысячи компаний в Соединенных Штатах». В пресс-релизе бруклинской прокуратуры отмечается, что жертвы этого «спуфинга» заплатили за рекламные объявления, которые никто никогда не видел, в общей сложности больше 7 млн долларов, 75% которых, то есть больше 4,8 млн, Александр Жуков оставил себе и разослал по счетам в банках Болгарии, России, Великобритании, Чехии, Латвии и Кипра.
В интервью российскому каналу RT Светлана Жукова сказала, что в бруклинской федеральной тюрьме MDC ее муж «застал пандемию коронавируса и привился препаратом Pfizer». Пытаясь вызволить его оттуда, адвокат Эндрю Фриш 8 апреля прошлого года от имени своего клиента написал судье Эрику Коммити, что положение заключенных в этой тюрьме критическое, что необходимое антивирусное дистанцирование там невозможно и что вообще тюрьма MDC это «потенциально взрывоопасная бочка коронавирусной инфекции». Через три дня адвокат получил ответ. «Подсудимому предъявлены серьезные обвинения, - написал ему судья. - В случае осуждения прокуратура считает, что по Уложению о наказаниях его следует лишить свободы на срок от 210 до 262 месяцев. Но самое главное то, что подсудимый гражданин России без каких-либо связей с городом Нью-Йорком. Он никогда не жил и не работал в Нью-Йорке, как и нет указаний на его семейные или общинные связи в Нью-Йорке. Его жена живет в России. Правда, адвокат предлагает, что в случае освобождения под залог подсудимый может поселиться в городском шелтере для бездомных. Все вместе эти факторов убедительно говорят против его освобождения. В просьбе отказано». Пока «местом проживания» Александра Жукова определена федеральная тюрьма MDC в бруклинском районе Сансет-Парк, а в ближайшем будущем его переведут в другую федеральную тюрьму, где при хорошем поведении он сможет сократить срок на 15% и вернуться в Москву в июне 2027 года.

Автор:  Александр Грант

Возврат к списку


Добавить комментарий
Текст сообщения*
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Защита от автоматических сообщений