Чудо-препараты от COVID-19: почему ими не лечат?!

Чудо-препараты от COVID-19: почему ими не лечат?!

15.01.2021 Мировая проблема
Михаил Трипольский
(0)
Поделитесь с друзьями:
  Чудо-препараты от COVID-19:  почему ими не лечат?!

Всем нам известно, что, попав в госпиталь после заражения коронавирусом, Дональд Трамп долго там не задержался. Ему помогло лечение лекарством Regeneron – коктейлем двух препаратов антител. Выписавшись из стационара, президент заявил, что очень скоро американцы смогут воспользоваться этим лекарством, справившимся с инфекцией в кратчайшие сроки.

Осенью прошлого года эти слова были восприняты со скепсисом. Как писала «Нью-Йорк таймс», даже после одобрения Regeneron и его аналога Eli Lilly (в лекарстве используется одно антитело) они будут на рынке в очень ограниченном доступе. В интервью газете Хэла Мирза, вице-президент Regeneron, отметила, что на данный момент главная задача – это снабжение препаратом участников клинических исследований. «Пока мы не располагаем возможностью широкого использования лекарства для лечения больных COVID-19. Каждый запрос тщательно рассматривается и решение принимается, исходя из конкретных обстоятельств». Однако сегодня ситуация изменилась. «Нью-Йорк таймс» и «Уолл-стрит джорнэл» опубликовали материалы, первая – статью «Почему лечение антителами широко не используется», вторая газета – «Почему лекарства на основе антител лежат на полке», из которых мы узнаем, что Regeneron и Eli Lilly при все еще ограниченной возможности повсеместного использования все-таки доступны населению, было бы желание применять их.
Особенно в случае с пациентами из группы риска.
Странная, мягко говоря, ситуация в условиях наступления второй волны коронавируса и рекордных показателей смертности от COVID-19.
По словам Даниэла Скворонски, руководителя исследований в компании Eli Lilly: “Мы опасались, что нам придется сдерживать натиск толп желающих получить наше лекарство... Признаюсь, что ошибался».
Хочется воскликнуть: «Чудны дела твои, Господи!» Лекарства для лечения коронавируса, оказывается, имеются, но их не используют.
Как пишет «Нью-Йорк таймс», в Министерстве здравоохранения сообщили, что в распоряжении федерального правительства имеется 552 тыс. доз Regeneron и Eli Lilly («Уолл-стрит джорнэл» писала в номере за 21 декабря, что общий объем поставок к концу 2020 года должен составить около 1 млн доз) – 55% которых уже переданы госпиталям. Увы, согласно информации, полученной Минздравом, было использовано всего 20% полученных препаратов. По словам Монсефа Слауи, возглавлявшего федеральную программу создания вакцин и лекарств от COVID-19 – Operation Warp Speed, действительно, 80% препаратов антител пылятся на полках медицинских учреждений. И это в условиях огромного наплыва пациентов с коронавирусной инфекцией.
Между тем, как показали исследования и примеры быстрого излечение президента Трампа и близких к нему людей: Рудольфа Джулиани, Криса Кристи и Бена Карсона, применение Regeneron и Eli Lilly позволяет остановить болезнь на ранней стадии, не дав развиться симптомам. В своей статье в «Уолл-стрит джорнэл» Скотт Готлиб, эксперт и American Enterprise Institute, и Марк МакЛеллан, отмечают, что использование 1 млн доз препаратов антител позволило бы избежать 100 тыс. госпитализаций: огромное подспорье медицинским учреждениям от наплыва пациентов, которое мы наблюдаем сегодня.
Понятно, что не стоит искать злой умысел или равнодушие в действиях администрации госпиталей. Скорее придется согласиться с мнением экспертов: резко возросшая пациент-нагрузка и меры, связанные с вакцинацией, отвлекли внимание от использования препаратов антител. Необходимо отметить, что применять Regeneron и Eli Lilly следует быстро: в течение 10 дней после проявления симптомов, когда не возникла необходимость в госпитализации. Среди проблем: оперативное выявление лиц, которым следует пройти лечение препаратами антител, недостаточная координация между центрами тестирования на COVID-19 и госпиталями.
Важный момент – техническая сторона проблемы. Процедура лечения состоит из подготовки к введению препаратов антител, введение лекарства, мониторинг состояния больного. И на все про все – всего несколько часов. Всем этим занимается специально подготовленная медсестра. Также нужно отдельное помещение в госпитале, чтобы минимизировать контакт пациента с другими людьми.
 «Нью-Йорк таймс» обращает внимание и на… нежелание самих заразившихся получать лечение препаратами антител. Газета пишет, что запрос на такое лечение ниже, чем ожидали производители, хотя, как я отметил выше, они рисовали себе совсем другую картину. Как показывает практика, часть пациентов не хотят ехать в госпиталь для лечения Regeneron и Eli Lilly, другая считает, что данное лечение – только для людей известных и богатых, а им не стоит даже заговаривать о нем со своим лечащим врачом. Поэтому перед федеральными властями и властями штатов стоит задача: провести активную разъяснительную работу и побудить заразившихся COVID-19 говорить с врачами о лечении Regeneron и Eli Lilly.
«Власти штатов сконцентрировали свое внимание на мерах по доставке и хранению вакцин от коронавируса и нарастающем числе заражений, – говорит доктор Маркус Плесциа из Association of State and Territorial Health Officials. – Хотя вопросы, связанные с лечением препаратами антител, также входит в перечень их непосредственной деятельности».
Проблемой является отношение к лечению препаратами Regeneron и Eli Lilly со стороны самих врачей. По причине своего скепсиса в отношении эффективности этих лекарств, они просто не рекомендуют их своим пациентам. И эти сомнения эскулапов возникли не на пустом месте.
- Коллегия Национального института здоровья (National Institute of Health) в своем отчете указала, что нет достаточных доказательств «за» и «против» использования препаратов антител в случаях мягких и умеренных симптомов при заражении COVID-19.
- Одна из организаций, чье поле деятельности – инфекционные заболевания, выступила против рутинного использования препарата Eli Lilly.
- Менеджмент некоторых госпиталей заявил, что хотел бы перед тем, как перенаправить часть своих средств на использование Regeneron и Eli Lilly, получить серьезные подтверждения их эффективности.
«Если мы получим подтверждения, что данные лекарства работают, мы приложим максимум усилий для их применения», - говорит врач из Бостона Эмили Рубин, работающая в госпитальной системе Mass General Bringham. Рубин входит в число лиц, на которых возложена обязанность распределения Regeneron и Eli Lilly среди пациентов. Те из них, кто по мнению Рубин и ее коллег могут получить лечение препаратами антител, автоматически включаются в лотерею. Ежедневно соответствующая процедура проводится для семи пациентов. Победителям звонят на дом и приглашают в госпиталь, проигравших заносят в список ожидания. Людей заранее информируют о бенефитах и рисках такого лечения.
По словам Рубин, далеко не все зараженные соглашаются на лечение: кто-то к моменту звонка из госпиталя чувствует себя значительно лучше, у кого-то вообще нет никаких симптомов. Случается, что люди не хотят приходить в госпиталь и провести несколько часов в компании медсестры, которая проводит лечение.
С 8 января с.г. госпитали должны отчитываться перед федеральными властями, сколько доз препаратов они использовали.
Еще одна проблема – отсутствие телефонных «горячих линий», которые могли бы проинформировать пациентов, какой госпиталь в месте их проживания проводит лечение препаратами Regeneron и Eli Lilly.
По словам уже упоминавшегося мною сотрудника Eli Lilly Даниэла Скворонски, люди, которые звонят в его компанию по телефону «горячей линии» фирмы – (855) 545-5921, добиваются получения лечения. «Но это не выход, – говорит он. – Надо, чтобы доступ к нашему препарату получали все, кто в нем нуждается, а не только самые настойчивые, знающие, как с нами связаться».
Эффективной борьбе с коронавирусом мешают и проблемы взаимодействия медицинских учреждений и федеральных учреждений. Приведем пример.
Каждый день врачи из госпитальной системы Prevea Health (Грин-Бей, Висконсин) звонят пациентам из группы риска, прошедшим тестирование на пунктах проверки на COVID-19, находящимся в ведении штата, предлагая им пройти лечение препаратами антител. Однако если человек прошел тест на федеральном пункте проверки, информацию о его состоянии здоровья медики из Prevea Health получить не смогут. Потому что федералы не делятся этой информацией с властями штата. «Это очень большое упущение, – сетует доктор Эшок Рай, президент и управляющий Prevea Health. – Мы теряем время, которое очень дорого, если речь идет о людях из группы риска».
Сам доктор Рай взял инициативу на себя. После получения лекарств от COVID-19, он распорядился, чтобы его сотрудники стали активно работать с двумя объектами системы assisted living, в которых проживают пожилые люди. Это позволило резко сократить число госпитализаций.
Доступ пациентов к лечению Regeneron и Eli Lilly ограничивается и медучреждениями, в которых такое лечение проводится. Во многих штатах таких мест немного, и это в основном госпитали.
В декабре прошлого года аптечная сеть CVS в партнерстве с федеральным правительством приняла участие в доставке 1 тыс. доз препаратов антител в nursing homes, где были проведены соответствующие процедуры. Также сотрудники CVS помогли предоставить лечение на дому людям из групп риска. Министр здравоохранения Алекс Азар рекомендовал губернаторам направлять Regeneron и Eli Lilly, помимо госпиталей, в аптечные сети и частные клиники, располагающие возможностью проводить лечение препаратами антител.

Автор:  Михаил Трипольский

Возврат к списку


Добавить комментарий
Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Защита от автоматических сообщений