Коронавирус остается «незнакомцем»

Коронавирус остается «незнакомцем»

18.03.2020 Мировая проблема

(0)
Коронавирус остается «незнакомцем»

Хотя эпидемия, начавшаяся в китайском Ухане и распространившаяся на весь мир, продолжается уже 3 месяца, до сих пор не совсем понятно, с чем же именно мы имеем дело. По данным экспертов, в том числе из Всемирной организации здравоохранения, несмотря на огромное количество заразившихся, уровень смертности в эпицентре вспышки составляет от 2% до 4%, а в остальном Китае – и вовсе 0,7%. Гораздо ниже она и в других странах.

Существенным недостатком, который отметили и в ВОЗ, является недостаточная открытость статистики – в частности, о смертности среди медиков, которой Китай не стремится делиться. Но отсутствие достоверных и регулярно обновляемых сведений не дает возможности представить себе масштаб происходящего, а соответственно, и разработать эффективные меры реагирования.
Весьма показателен пример китайского врача Ли Венлянга, который еще 30 декабря сообщил в социальных сетях, что у некоторых пациентов наблюдается атипичная пневмония. В лабораториях к тому времени уже изучали ее возбудителя, но, тем не менее, местные власти вынесли медику предупреждение за «раздувание паники», а за размещение в Интернете ложной, по их мнению, информации, и вовсе пригрозили уголовным преследованием. Но Венлянг оказался прав, и трагизма этой ситуации добавляет то, что впоследствии он и сам скончался от болезни, о которой первым оповестил весь мир.
Разумеется, нет такого работника, который охотно сообщил бы своему руководству о нерешаемых проблемах, и чиновники всех уровней не являются исключением, о какой бы стране ни шла речь. Но в Китае такое поведение является чуть ли не традицией: так, во время «Большого скачка» статистика преувеличивала объемы собираемого урожая, хотя миллионы людей голодали, а не так давно в провинции Хэнань отрицали распространение СПИДа, причиной которого стало несоблюдение санитарных требований при заборе крови.
В нынешней ситуации за неспособность справиться с ситуацией в середине февраля лишились своих постов руководители организаций Коммунистической партии Китая в Ухане и провинции Хубэй, но улучшить положение дел подобные кадровые «головомойки», разумеется, не могли. «Изначально медицинский персонал не обеспечили защитными средствами и не настояли на их применении, а пациентам, которые думали, что лишь простудились, не оказывали помощь», – отметил доктор Иэн Липкин, профессор эпидемиологии из Школы здравоохранения Колумбийского университета, который работал в Китае консультантом во время вспышки тяжелого острого респираторного синдрома (SARS), тоже начавшейся в этой стране.
Были и объективные причины, которые привели к непониманию и недооценке происходящего, – в первую очередь то, что зимой в увеличении количества случаев пневмонии нет ничего удивительного. Лабораторных же данных о том, что ее вызывает ранее не встречавшийся возбудитель, тогда еще не было.
Справедливости ради следует признать, что система здравоохранения не является идеально работающим механизмом не только в Китае – как напомнил Липкин, потребовались месяцы, чтобы в Centers for Disease Control and Prevention признали ВИЧ является новым вирусом, несмотря на то, что на протяжении этого времени было уже известно, что среди геев по непонятной причине стремительно растет количество заболевших и скончавшихся от воспаления легких и рака кожи.
Нежелание делиться информацией связано с конкуренцией между учеными, каждый из которых стремится сделать открытие, за которое будет вознагражден, к примеру, публикацией в таких престижных изданиях, как Nature или New England Journal of Medicine. И, как подчеркнул Том Инглсби, директор Center for Health Security при Johns Hopkins Bloomberg School of Public Health, в результате до сих пор не известно очень многое о применявшихся изначально протоколах.
К примеру, сколько из 1,7 тысячи инфицированных китайских медиков заразились, прежде чем им сообщили о необходимости пользоваться средствами защиты? При каких процедурах могла произойти передача вируса? Пока это открытые вопросы, ответы на которые могли бы замедлить эпидемию и обезопасить тех, кто находится на переднем фронте борьбы с ней.
К тому же следует уточнить, какие меры мониторинга предпринимаются в Китае, где широко развернута система автоматического распознавания людей по внешности. Чтобы выяснить реальный уровень смертности, необходимо учитывать не только госпитализированных, но и всех заразившихся, даже если симптомы проявляются у них в минимальной степени. Но, как предположил Липкин, поскольку обычно от любой инфекции умирают чаще, когда она только дает о себе знать и непонятно, как с ней бороться, более-менее достоверную статистику удастся подвести только примерно через полгода, когда, надо полагать, численность жертв вируса значительно снизится. К примеру, в 2003 году, при вспышке SARS, на это потребовалось 5 месяцев.
С тех пор система обмена эпидемическими сведениями была значительно улучшена, но это не значит, что ее не следует совершенствовать. В конце концов, за это время туристический и торговый обмен между Китаем и остальным миром значительно оживились, а, следовательно, должно ускориться и распространение информации, которая решает если и не все, то многое, когда идет речь о борьбе со смертельными заболеваниями.
Элизабет Розенталь,
главный редактор Kaiser Health News

Возврат к списку


Добавить комментарий
Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Защита от автоматических сообщений