Почтовый ящик адвоката #30(954)

03.08.2011 Вопросы к адвокату
Борис Палант
(0)
Поделитесь с друзьями:

Как знают многие мои читатели, я представляю несколько десятков человек, которых обвиняют в мошенничестве при подаче на пенсию от Германии по Статье 2 соглашения с Claims Conference Fund. Всем своим клиентам я рассказываю, как вести себя, если с ними вдруг захотят поговорить агенты ФБР. Почти каждую пятницу по радио я предупреждаю всех тех, кто не является моими клиентами, что самое плохое, что вы можете сделать, – это лгать при разговоре с работниками правоохранных органов. Вы имеете право молчать – на то у нас и существует Пятая Поправка к Конституции США, которая разрешает не отвечать на вопросы, если ответ вас может инкриминировать, но на ложь у вас конституционного права нет, и последствия лжи могут быть для вас ужасными.

Вам может показаться, что вы ничего особенного не сказали, что вы даже очень удачно ответили на каверзный вопрос офицера ФБР, а на самом деле, солгав, вы совершили федеральное преступление особой тяжести. Если вы получили письмо от Claims Conference Fund, это означает, что ваше положение уже не самое лучшее. Не отягощайте его. Вы же, наверное, смотрите телепередачи или фильмы про суды, про адвокатов. Неужели вы не знаете о своем праве молчать? Неужели вы не знаете, что Клинтон попал в беду не из-за своих игр с Моникой Левински, а из-за того, что вводил следствие в заблуждение?

Некоторые из вас начали получать повестки на большое жюри. Чем занимается большое жюри? Оно заслушивает показания свидетелей и обвиняемых и решает, давать ли ход делу дальше – т.е. будет суд или нет. Если вы читали мою книгу «Дура Lex», вы должны знать, что от свидетеля до обвиняемого один шаг, а иногда и того меньше. Если вас вызвали на большое жюри, и вы на допросе будете говорить под присягой неправду, вы подвергаете себя огромному риску. Но если вы уже лгали на допросе ФБР, как вы теперь можете сказать правду на большом жюри? Ведь расхождение в ответах будет означать, что либо на большом жюри, либо в разговоре с работниками ФБР вы врали.

Не ждите, когда к вам придут. Дай Б-г, никогда. Но если придут, все, что вы должны сделать, – это дать карточку своего адвоката и сказать, что не готовы отвечать на вопросы. Именно так, надеюсь, и поступят мои клиенты, и это будет благоразумный поступок. А вот лгать – не только неблагоразумный поступок, а тяжкое преступление. Вам кажется, что вопрос офицера был невинный, а ваш ответ был еще невиннее. Не доверяйте своей оценке. Если вам задают вполне конкретный вопрос, это означает, что, скорее всего, работники ФБР знают ответ на него. Я понимаю, что человек не хочет сознаваться в чем-то плохом, но лучше молчать, чем говорить неправду. Иногда лучше просто сознаться, чем лгать, потому что часто ложь является более тяжким преступлением, чем то, в чем вас подозревают.

Иногда адвокату удается добиться для своего клиента т.н. иммунитета против уголовного преследования. Такая юридическая защита должна побудить клиента говорить на слушаниях перед большим жюри только правду, и, если клиент скажет неправду после того, как ему предоставили иммунитет против уголовного преследования, дела его будут совсем плохи. Для клиента, который не в состоянии выдавить из себя правду, даже зная, что ему за это ничего не будет, лучше воспользоваться Пятой Поправкой к Конституции и не отвечать ни на какие вопросы. Разумеется, при этом рядом с ним должен находиться его адвокат..

БОРИС ПАЛАНТ -
член Нью-йоркской коллегии адвокатов и Американской ассоциации иммиграционных адвокатов.
Практикует с 1984 года.
Специализацияя фирмы: иммиграционное право,
покупка и продажа недвижимости и бизнесов,
аварии и несчастные случаи, международное и патентное право.
225 Broadway, Suite 3104, NewYork, NY  10007
Tel.: 212-608-1140 Fax: 212-608-0101


Автор:  Борис Палант

Возврат к списку


Добавить комментарий
Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Защита от автоматических сообщений