Что представляют из себя иммиграционные тюрьмы?

Что представляют из себя иммиграционные тюрьмы?

07.03.2018 Вы нам писали
Михаил Трипольский
(0)
Поделитесь с друзьями:

Я и мой приятель - оба нелегалы. Приятель оказался в иммиграционной тюрьме. Ситуация сложная, денег на адвоката у нас нет. Что вообще представляют собой иммиграционные тюрьмы?
Марина, Бруклин

Иммиграционные тюрьмы могут быть очень большими, вмещающими несколько тысяч человек, или крохотными (несколько койко-мест в тюрьме графства).
Содержатся в них иностранцы, задержанные при переходе американской границы; граждане других государств, которые по прибытию в США, обратились за предоставлением политического убежища; уголовники; судимые; нелегалы, задержанные сотрудниками ICE (Immigration and Customs Enforcement) внутри страны.
С 2005 по 2015 год расходы на содержание иммиграционных тюрем почти удвоились, составив $1,7 млрд. У почти половины (некоторые эксперты называют цифру в две трети) центров вынужденного содержания иммигрантов имеется частный владелец, получающий щедрые субсидии от государства. В среднем, по данным организации National Immigrant Justice Center, частники получают из федерального бюджета дотации из расчета 80-120 долларов на человека в день. Такие взаимоотношения приватных тюремщиков и государства вызывают критику со стороны правозащитников. И с ними можно согласиться: частные центры вынужденного содержания иммигрантов и их владельцы: такие как компании Corrections Corp. of America, Geo Group Inc., действительно ведут свой бизнес во многом за счет денег налогоплательщиков, а миллионы собственных средств расходуются на лоббирование корпоративных интересов.
Благозвучное словосочетание - центр вынужденного содержания иммигрантов - в реальности является самой настоящей тюрьмой с соответствующим режимом содержания. Очень часто новых постояльцев доставляют сюда в наручниках, случается, и в кандалах. Личные вещи приходится сдавать.
Затем сидельцу покажут его кровать с номером. Охрана будет использовать этот номер при общении с конкретным человеком. При общении может также использоваться регистрационный номер иностранца (alien registration number).
Одежда – казенная, свободное перемещение – ограниченное. Все спят в одной большой комнате. Несколько раз в день – поверка. В это время нужно стоять возле своей кровати.
Принятие пищи – строго по расписанию. Если в отведенное на завтрак или обед время к человеку пришел адвокат или родственники, свою пайку он уже не получит.
Лишь небольшое число тюрем имеют иммиграционный суд и офисы, рассматривающие просьбы на предоставление политического убежища.
В основном иммиграционные тюрьмы находятся на значительном расстоянии от иммиграционных судов и больших городов. Это сильно осложняет общение с адвокатом, если таковой имеется. С иммиграционным судьей часто приходится общаться в режиме видеоконференции.
Большое неудобство – совместное содержание уголовников и судимых с людьми, никакого отношения к криминалу не имеющих.
Охрана и к тем, и к другим относится одинаково плохо. Грубость по отношению к подопечным – явление распространенное. Возможности пожаловаться на вертухаев ограниченные. Правозащитники однако советуют записать все проблемные моменты (плохое медицинское обслуживание, физическое насилие, антисанитария, плохое питание, давление администрации с целью добиться подписания тех или иных документов), чтобы затем рассказать о них адвокату. Если у человека нет адвоката, своим негативным опытом можно поделиться с представителями благотворительных организаций, посещающих иммиграционные тюрьмы. Эти организации помогают нанять адвоката (платного или бесплатного).
Телефонная связь – скверная. Телефоны часть располагаются в шумных местах. Международные звонки могут быть запрещены.
Почта поступает к обитателям иммиграционных тюрем с большим опозданием. Письма проверяются.
По словам правозащитников люди, находящиеся в центрах вынужденного содержания иммигрантов, все чаще жалуются на случаи физического насилия, сексуальных домогательств. Группа конгрессменов-демократов, посетившая несколько таких учреждений, охарактеризовала их как «напоминающие настоящие тюрьмы».
Повторюсь, что нахождение в США без иммиграционного статуса является административных нарушением, а не уголовным преступлением. При этом уголовники, содержащиеся в обычных тюрьмах, имеют право на быстрое рассмотрение своего дела и назначенного судом адвоката (если нет возможности нанять его за свой счет). А вот люди, оказавшиеся в иммиграционной тюрьме, такими возможностями не располагают.
Правозащитники отмечают, что, с учетом этих обстоятельств, нет резона держать за решеткой десятки тысяч людей, не совершавших уголовных наказуемых деяний. Вместо тюрьмы можно использовать специальные браслеты, надеваемые на ногу. С их помощью отслеживается перемещение человека. Еще один альтернативный метод – иностранец должен отмечаться в соответствующем ведомстве в ожидании судебного вердикта. В ходе практической проверки обоих этих методов в 2013 году в 99% случаев иностранцы являлись в назначенный день в иммиграционный суд, в 79% случаев добровольно покинули страну после распоряжения судьи. В настоящее время руководство ICE начало использовать альтернативные методы, но в очень ограниченном объеме.
В 2016 году администрация Обамы выступила в поддержку использования специальных браслетов и других альтернативных методов вместо содержания людей под стражей. Однако Конгресс, контролируемый республиканцами, отказался пойти навстречу Белому дому.


Автор:  Михаил Трипольский

Возврат к списку


Добавить комментарий
Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Защита от автоматических сообщений