Сила в яйце

02.09.2022 Калейдоскоп

(0)
Поделитесь с друзьями:

Как польский еврей полюбился лорду-трансвеститу и создал ювелирную компанию Wartski, которая поставляет британскому двору и яйца Фаберже, и обручальные кольца для принцев.

В один жаркий летний день в британском городке Бангор, что в Северном Уэльсе, по мосту Менай брел Моррис Вартски — торговец золотом и шелками. Он думал, что вроде лишь вчера оказался здесь впервые мальчишкой — его родители, прихватив всех детей, бежали в Бангор из Польши, спасаясь от очередных еврейских погромов. Вдруг его кто-то окликнул. Обернувшись, Вартски с удивлением обнаружил странную упряжку, запряженную породистыми собаками и одним пони. Ярко одетый возница предложил мужчине его подвезти.
Именно с этого описания начинает историю ювелирной компании Wartski их управляющий директор Джеффри Манн. По его словам, возницей был не кто иной, как “самый непристойный лорд в истории Великобритании” — Генри Сирил Пэджет, пятый маркиз графства Англси. Генри действительно был чудаком. Наследство от умершего отца свалилось на него, когда ему было лишь 20. Следующие девять лет (да, умер он в итоге рано и в нищете) мужчина любил разодеться в пух и прах, от души накраситься и с белым пуделем в руках отправиться на какую-нибудь безумно дорогую вечеринку, им же оплаченную. Неудивительно, что, разговорившись с Вартски (по версии Манна, мужчины обсуждали библейскую мудрость), маркиз в итоге заинтересовался и его товаром.
Вскоре спрос со стороны неприлично богатого и обожающего ювелирные украшения лорда позволил бизнесу Вартски, к которому на тот момент уже активно подключились его сыновья, разрастись. Новые роскошные магазины компании Wartski открылись уже на морском курорте Лландидно. Захаживать туда стали не только друзья маркиза, но и сам король Великобритании Эдуард VII.
На этом фоне Вартски активно включились в общественную жизнь. Моррис Вартски стал помогать еврейским беженцам, прибывающим в Великобританию, и подолгу общаться с интеллектуальной элитой — так, среди его друзей был сэр Дэвид Ллойд Джордж, который позже, уже в качестве премьер-министра Великобритании, поддержал создание еврейского государства на Ближнем Востоке. А один из сыновей Морриса, Исидо Вартски, стал мэром Бангора и существенно преобразил город.
Тем временем в России процветала ювелирная компания “Дом Фаберже”. Ее основатель Карл Фаберже еще в 1885 году покорил сердце императора Александра III и его жены Марии Федоровны, создав свое первое знаменитое пасхальное яйцо. Снаружи оно было покрыто белой эмалью, а внутри, в “желтке” из матового золота, сидела курочка, внутри которой был спрятан сюрприз — малюсенькая императорская корона, инкрустированная бриллиантами, и цепочка с рубиновым кулоном. Карл Фаберже туг же получил статус “ювелира Его Императорского Величества” и стал делать разные вариации пасхальных яиц — и для императорской семьи, и для частных заказчиков. Впрочем, процесс изготовления был достаточно трудоемкий — всего до момента, как к власти в России пришли большевики и национализировали “Дом Фаберже”, было создано 71 яйцо. Многие из них — наряду с другой продукцией “Дома Фаберже” — помогут владельцам компании Wartski тоже получить статус королевских ювелиров.
Ключевая роль в этом принадлежала новому члену семьи Вартски — Эммануэлю Сноумену, сыну еще одних польских мигрантов. Женившись на одной из дочерей Морриса Вартски, он проявил небывалую предприимчивость и в 1911 году перенес бизнес в Лондон. Там Сноумен тут же заручился поддержкой бабушки царствующей королевы Елизаветы II — королевы Марии Текской, которая обожала украшения Wartski. Следом подтянулся и ее муж, король Георг V.
Но, пожалуй, самое главное, что нахождение в Лондоне позволило владельцам Wartski быть ближе ко всем международным делам. И когда в британской столице в середине 20-х появились торговые агенты нового советского правительства, готовые распродать как имущество убитой императорской семьи, так и многочисленные храмовые ценности, Эммануэль Сноумен был одним из первых, кто выразил готовность ехать в СССР.
В итоге в период с 1925 по 1939 год Сноумен, часто работая в связке с американцем Армандом Хаммером, выкупил у большевиков десятки драгоценных предметов. Например, украшенную бриллиантами алтарную ткань XII века из царской часовни, золотую чашу, подаренную Екатериной Великой храму ордена Святого Александра Невского, а также печать работы Фаберже со свинцовой пулей, которая едва не попала в царя Николая II во время празднования Крещения на Неве в 1905 году. Ну и из 52 яиц, изготовленных Фаберже для царской семьи, 13 прошли через семейное предприятие Вартски. Выкупил Сноумен и многочисленные шкатулки Фаберже. Знатные британцы, конечно, роптали по поводу того, каким образом эти ценности попали в руки большевиков, но все равно с охотой покупали их на аукционах, устраиваемых Wartski.
Все это время Эммануэль Сноумен играл значительную роль в еврейской общине Лондона — он был главой синагоги в районе Хэмпстед, а также председателем местной еврейской школы. Во время Второй мировой войны он активно помогал еврейским беженцам из нацистской Германии, а уже после восшествия на престол Елизаветы II запомнился тем, что как-то отказался от визита к ней в Букингемский дворец. Просто дата выпадала на шаббат — и такой визит Сноумен себе позволить не мог.
В итоге встречу перенесли на другой день — на ней Эммануэля Сноумена наградили орденом Британской империи. Кстати, один из его братьев, Исаак Сноумен, был художником, писавшим в том числе и королевские портреты. Другой же его брат, Яков Сноумен, уважаемый лондонский хирург, а по совместительству религиозный еврей и моэль, сделал обрезание первенцу Елизаветы II, принцу Чарльзу.
Ну а ювелирную династию успешно продолжил Кеннет Сноумен, сын Эммануэля. Он закрепил за сотрудниками Wartski статус придворных ювелиров и привнес в бизнес некую академичность, написав несколько исследовательских работ по искусству Карла Фаберже: “Нашим клиентам нравится слушать об историческом контексте наших изделий — это еще больше возвышает предметы искусства, но в то же время оживляет их, делает ближе и понятнее”. Кстати, Кеннет Сноумэн провел несколько знаковых выставок работ Карла Фаберже — в том числе, например, в Музее Виктории и Альберта, приуроченную к 25-летию со дня вступления королевы Елизаветы II на трон. Кроме того, он настолько вдохновенно рассказывал про яйца Фаберже своему другу Яну Флемингу, что тот построил вокруг одного из знаменитых пасхальных яиц свои рассказы “Осьминожка” и “Собственность леди”, которые в 1983 году легли в основу 13-го фильма о Джеймсе Бонде.
С начала 2000-х компанией Wartski руководит Николас Сноумен, сын Кеннета. При нем придворные ювелиры разработали в 2005 году обручальные кольца для Чарльза, принца Уэльского, и его второй после принцессы Дианы жены Камиллы, герцогини Корнуолльской. В 2011 году Wartski также изготовили обручальные кольца для старшего сына Чарльза, принца Уильяма, и его избранницы Кэтрин Миддлтон.
Илья Бец


Возврат к списку


Добавить комментарий
Текст сообщения*
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Защита от автоматических сообщений