Брак по расчету

19.09.2007 События
RUSREK
(0)
Поделитесь с друзьями:

Инна Ганопольская страшно гордится своей дочерью Асей: она, выпускница Колумбийского университета, работающая в престижной компании, вышла замуж за своего сотрудника – богатого, хотя и не очень молодого американца. «Слава Богу, мои старания не прошли даром! – говорит Инна. – Я же из кожи вон лезла, чтобы Асенька поступила в приличный вуз, обзавелась связями, выбилась в люди. Сейчас я за нее спокойна...»

Инна Ганопольская страшно гордится своей дочерью Асей: она, выпускница Колумбийского университета, работающая в престижной компании, вышла замуж за своего сотрудника – богатого, хотя и не очень молодого американца. «Слава Богу, мои старания не прошли даром! – говорит Инна. – Я же из кожи вон лезла, чтобы Асенька поступила в приличный вуз, обзавелась связями, выбилась в люди. Сейчас я за нее спокойна...» 

Инна часто и охотно рассказывает подругам и родственницам о жизни молодых: об их роскошном доме, их поездках за рубеж, о многолюдных «парти», которые они устраивают. А подруги и родственницы завидуют Инне: мол, вот кому удалось по-настоящему «пристроить» дочь. Но злые языки поговаривают, что у Аси, оказываются, был бойфренд - «русский» и совсем не богатый молодой человек, в которого она была по уши влюблена. Однако под давлением родителей девушка предпочла любимому состоятельного американца. Словом, вышла замуж по расчету.

Брак по расчету – понятие вроде бы вечное и универсальное: в любую эпоху, в любой стране женщины (а нередко и мужчины) стремились улучшить свое материальное положение и взобраться вверх по социальной лестнице путем вступления в брак. Тем не менее, содержание этого понятия меняется в зависимости от времени, места и «конкретных исторических обстоятельств».

В Советском Союзе брак по расчету рассматривался как явление негативное. Идеологи ратовали за союз родственных душ, объединяющих усилия в борьбе за светлое коммунистическое будущее, интеллигенция проповедовала возвышенную любовь, а молодежь, с присущим ей романтизмом, верила в старую-добрую пословицу: «с милым рай и в шалаше».

Но суровая советская действительность диктовала свои условия, и многие рассматривали брак как средство, позволяющее вырваться за пределы заколдованного круга, где жилищный вопрос никогда не решался, холодильник часто пустовал, а «фирменные» тряпки оставались недосягаемыми.

После падения «железного занавеса» и с началом массовой эмиграции из СССР появилась еще одна разновидность брака по расчету: союзы с еврейскими мужчинами и женщинами, которые из людей второго сорта вдруг превратились в удобное и доступное «средство передвижения».

Но вот многие из нас «передвинулись» и оказались в Америке, стране свободы, благоденствия и безграничных возможностей. Казалось бы, что в этой стране, где перед молодыми (и даже не очень молодыми) людьми действительно открыты все дороги, понятие «брак по расчету» можно оставить за спиной, как  старые документы или «пережитки прошлого».

Увы, не тут-то было! Оказалось, что почва в благословенной Америке очень даже благоприятна для подобных союзов. Да, на официальном уровне здесь тоже никто не высказывается в их пользу, здесь тоже верят в пословицу «любовь побеждает все», а слова «I love you», наверное, самые распространенные  в поп-культуре. И тем не менее... Деньги и здесь значат очень многое, если не все, и все хотят жить богато, следовательно...

Так или иначе, брак по расчету прочно утвердился и в русскоязычной Америке.

Помню, как моя знакомая, привлекательная женщина, приехавшая в Америку вместе с дочерью-подростком и арендовавшая квартиру в Стейтен-Айленде, мечтательно говорила, глядя на особняки соседей:  «А ведь это так доступно, этого каждый может добиться. Надо только накопить денег и перемахнуть с одного уровня на другой». Но накопить денег ей, одинокой матери, не удавалось, и в конце концов она «перемахнула», выйдя замуж за весьма немолодого бизнесмена. Любовью тут, естественно, и не пахло.

Помню также, как сын моих родственников (назову его Димой), деловой, целеустремленный молодой человек, зарабатывающий почти 100 тысяч долларов в год, расстался со своей подружкой, милой, очаровательной девушкой, потому что она, по его словам, «не из тех, кто может сделать нормальную карьеру. А если я один буду тянуть лямку и содержать семью, то мы всегда будем бедными». Впоследствии Дима женился на другой девушке, с “нормальной карьерой”, и, к тому же, дочери преуспевающих родителей.

А еще одна моя знакомая откровенно призналась, что ищет для своего сына девушку из богатой семьи, которая, по крайней мере,  купит молодым дом. «Почему мой мальчик должен сам добиваться того, что он может получить за невестой? Жизнь сейчас очень нелегкая, и чем больше у молодых супругов будет на старте, тем большего они смогут добиться...»

Есть и браки по расчету, которым, как правило, предшествуют разводы. И не просто разводы, а разводы по-русски, или, точнее, по-иммигрантски. Приведу пример. Супруги Павел и Ирина Розенблаты (оба - инженеры) приехали в Америку с большими надеждами. Решили, что для светлого будущего семьи один из них должен работать, а другой – учиться. Потом можно будет поменяться ролями. Павел, у которого английский был хуже, чем у жены, уступил ей дорогу и начал подрабатывать в «русском» кар-сервисе, в то время как она училась на программиста.

Получив диплом, Ирина начала смотреть на своего мужа-трудягу сверху вниз. Став высокооплачиваемым американским профессионалом, она попала в другую социальную прослойку, и брак с Павлом начал ее тяготить. Ей стыдно было появляться с ним в обществе своих новых, преуспевающих друзей. И ей уже не хотелось ждать, пока он выучится и достигнет одного с ней уровня. Да и сам Павел к тому времени устал и почти махнул на себя рукой. В конечном итоге Ирина сошлась с преуспевающим коллегой и бросила мужа.

Таких примеров много. Причем инициаторами развода, как правило, выступают женщины, как бы отбросившие традиционные терпеливость и сострадание. Женщины, как известно, легче адаптируются в новых условиях, быстрее трудоустраиваются, потому что не гнушаются никакой работой, и вскоре становятся кормильцами в своих семьях. А бывшие «кормильцы», подавленные необходимостью начинать жизнь заново, часто впадают в депрессию, и, вместо того, чтобы продвигаться вперед, проводят вечера напролет, лежа на диване и с ностальгией вспоминая былое величие. Рано или поздно женщина устает материально и морально поддерживать мужа, начинает видеть в нем обузу и ищет нового спутника жизни. Как правило, богатого или весьма состоятельного мужчину.

Нередко определяющую роль в таких разводах (и последующих браках по расчету) играет то, что большинство советских женщин никогда не бывали за границей, и, приехав в Америку, попали с корабля (самолета) на бал, то есть в самую развитую и процветающую страну Запада. Окружающее изобилие кружит им голову, им хочется поскорее приобщиться ко всем благам, которые Америка может дать. И им не всегда хватает терпения, чтобы дождаться, пока доходы их супругов (да и их собственные) позволят им жить на широкую ногу. Разве не лучше найти другого мужа, который уже прочно стоит на ногах и может дать тебе все, к чему ты так жадно тянешься?

Такое нетерпение проявила, к примеру, Алена Н., чей супруг Марк, врач-педиатр, решил и здесь работать по своей специальности. Он поступил в резидентуру, вкалывал по полной программе, не видя света белого и зарабатывая очень немного, а она работала бухгалтером и бесилась от невозможности жить «красивой жизнью». Спустя три года после иммиграции Алена сошлась с неким сомнительным испаноязычным бизнесменом, которого пленила «русская блондинка», и ушла от мужа. Любовник поначалу носил Алену на руках, обещал на ней жениться. Но вскоре ему надоела экзотическая «игрушка», и он бросил Алену, как бросал, видимо, многих женщин до и после нее.

Сейчас у Марка – новая семья и солидные доходы, а Алена, увы, с трудом сводит концы с концами...
Распространен в нашей иммиграции и фиктивный брак. Огромное количество женщин и мужчин из постсоветских республик, приезжающих в Америку с гостевыми визами и остающихся в стране, превращаясь в нелегалов, безуспешно стараются здесь «зацепиться». Потом, отчаявшись, начинают искать людей, готовых вступить с ними в фиктивный брак.

Надо сказать, это – далеко не такое легкое и верное средство легализации, как может показаться. Во-первых, фиктивный брак стоит дорого: если раньше он обходился нелегалам в 10-15 тысяч, то сейчас такса – 30-35 тысяч долларов. Во-вторых, при нынешних антииммигрантских настроениях в обществе и в условиях «борьбы с террором» любой брак нелегальной иммигрантки (иммигранта) с законным жителем США принимают чуть ли не в штыки.

Отношение наших властей к бракам нелегалов с американцами можно назвать «презумпцией невиновности наоборот». По словам известного адвоката Ирины Матийченко, нелегалок, вышедших замуж за обладателей гринкарты или граждан США (особенно тех нелегалок, которым уже грозила депортация) изначально воспринимают как виновных, то есть – вступивших в фиктивный брак. Во время интервью на получение гринкарты им надо доказывать свою невиновность, то есть подтвержать, что их союз с мужем – реальный. И если женщина допустит какую-то ошибку, то супругам назначают дополнительное интервью – так называемое stock-interview, - где их уже «допрашивают с пристрастием».

На таких интервью, по словам Ирины Матийченко, все зависит от фантазии следователя. Один и тот же чиновник беседует сначала с одним из супругов, а потом – с другим, задает им одни и те же вопросы и сверяет их ответы. И беда, если ответы хоть в чем-то разнятся. При этом вопросы могут быть очень откровенными: «Когда у вас с женой в последний раз были интимные отношения?», «Какого цвета и фасона нижнее белье предпочитает ваша супруга?», «Обрезан ли ваш супруг?» и так далее.

При всем том слухи о слежке за «подозрительными» супружескими парами, о неожиданных проверках, при которых иммиграционные чиновники врываются в дом мужа и, открыв платяной шкаф, ищут там наряды его жены, сильно преувеличены. «Иммиграционные власти не имеют право нарушать «прайвеси» супругов, - говорит Ирина Матийченко. – И в иммиграционной службе нет специальных агентов, которые следили бы за подозрительными парами, подобно тому, как агенты Social Security следят за получателями SSI».

Женщин, вступающих в фиктивный брак, подстерегают и другие опасности. Например, - возможность попасться в когти брачного афериста. Именно такое произошло с Ларисой С., приехавшей в США из Украины. Она вышла замуж (фиктивно) за русскоязычного иммигранта средних лет, который называл себя «бизнесменом», заплатив ему солидную сумму. Прошло некоторое время, и «супруг» стал провоцировать Ларису на скандалы, обратился в полицию, попросив оградить его от «сумасшедшей» жены, а потом стал добиваться, чтобы их брак аннулировали. Впоследствии Лариса выяснила, что ее «благоверный» и в прошлом был «женат» на нелегальной иммигрантке, и тоже аннулиравал брак, оставив женщину без денег и без «мужа»...

И еще один вид брака по расчету, который особенно популярен среди «новых русских», то есть состоятельных россиян, украинцев и пр., даже тех, кого принято называть «олигархами». Многие из них хотят иметь «запасной аэродром» в какой-нибудь стабильной западной стране, особенно – в Америке. А обрести такой плацдарм на законных основаниях нелегко. Поэтому «новые русские» разводятся с законными женами (с их согласия) и фиктивно женятся на американках. Получив соответствующие документы, дают задний ход, снова разводятся и женятся на законных супругах. Иногда такие фортели проделывают их жены.

Естественно, такие браки весьма рискованны, и на них можно погореть...
Как видим, в «русской» Америке существуют по меньшей мере четыре разновидности «брака по расчету». Возможно, новые тенденции в экономике и иммиграционной политике США приведут к возникновению очередных видов этого древнего, как мир, явления. Его можно (и нужно) осуждать, но само собой оно не исчезнет...


Автор:  RUSREK

Возврат к списку


Добавить комментарий
Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Защита от автоматических сообщений