Джозеф и его братия. К годовщине со дня смерти Джозефа Клейнермана

Джозеф и его братия. К годовщине со дня смерти Джозефа Клейнермана

05.02.2021 События
Виталий Орлов
(0)
Поделитесь с друзьями:
Джозеф и его братия. К годовщине со дня смерти Джозефа Клейнермана

Один из парадоксов нашей бьющей ключом жизни состоит в том, что она не щадит и тех, кто сражается с ней, защищая людей от болезней – врачей. Она, эта жизнь, и у врачей бьет ключом и, как сказал один известный киногерой, «да все по голове». Если бы ни это, доктор Джозеф Клейнерман и сегодня бы продолжал спасать людей, как он это делал на протяжении своей яркой медицинской карьеры, но, увы, его уже год, как нет…

В далекой моей юности, выезжая осенью со своей организацией «ломать кукурузу» в «степях Украины», я оказался поблизости от аккуратного, как на архитектурном макете, городка Новая Каховка, и в выходной день поехал посмотреть место с легендарным именем:
Каховка, Каховка –
родная винтовка –
Горячая пуля, лети!
Иркутск и Варшава,
Орел и Каховка –
Этапы большого пути.
Но ни в каком сне мне не могло присниться, что когда-нибудь еще, уже в другом веке, «этапы большого пути» вернут мне это имя…
Когда в Нью-Йорке я пришел к доктору Джозеф Клейнерману, оказалось, что в то самое время, когда я знакомился с Новой Каховкой, юный Клейнерман, у которого тогда было другое имя, ходил в этом городе в школу. Мы ходили по одним и тем же улицам!
В начале ХХI века я пришел к доктору Джозефу Клейнерману как журналист – чтобы  написать о том, что доктор Клейнерман в своей медицинской практике, наряду с традиционными методами, успешно применяет альтернативные.
Доктор провел меня в свой кабинет и попросил подождать, пока он закончит прием пациента.
Ожидая, я с удивлением осматривал его кабинет. На стенах, вперемежку с плакатами, показывающими устройство человеческого тела и расположение органов, сертификатами и лицензиями, правилами гигиены и прочим, висели оригиналы картин как известных, так и незнакомых мне художников, хорошего качества узнаваемые фотопортреты. На вспомогательных столах и подоконниках стояли отличные, явно авторские скульптуры, а на журнальном столике лежали прекрасно изданные альбомы репродукций классиков мировой и современной живописи. Эта неорганизованная экспозиция наводила на мысль о странной эклектике и вызывала вопросы.
Когда доктор вернулся, он привычно рассказал, что в его офисе помогают усилить иммунную систему, улучшить память, предотвратить инфаркт и инсульт, лечить артрит и атеросклероз, ну и используют тот самый «фен-шуй». «Вопросы?» - привычно сказал он в конце своей лекции. Я спросил: «А весь этот интерьер, это – от депрессии?»
«Ах, вот оно что! – улыбнулся доктор. -  Нет, все это подарки от моих благодарных пациентов. Просто часть подарков находится здесь. Я пока  не придумал для них место у себя  дома».
Наша беседа дальше потекла совсем не в предполагаемом направлении.   
Джозефа Клейнермана будут помнить не только как выдающегося доктора, но и как духовного «брата» художников, артистов, писателей, композиторов, спортсменов, танцовщиков, бардов. Он не только излечил многих пациентов от болезней, иногда казавшихся неизлечимыми. Он избавил десятки, а может, и сотни талантливых творческих людей от грозившей им безвестности, открыв им дорогу «золотым ключиком» - универсальным и очень распространенным в наше прагматичное время – деньгами. Часто даже тем, с кем он был не знаком, но, к примеру, оказался на созданной в русской общине своеобразной «Доске почета» - Энциклопедии Русской Америки на портале RUNYweb.com, совладельцем которого он был.
Его пациентами как врача стали и люди очень известные в искусстве. «Например, актриса Елена Камбурова, -  говорил Джозеф. – С помощью как раз нетрадиционных методов мне и удалось вылечить Елену!»
Кумиром Джозефа был Булат Окуджава. С Булатом Шалвовичем он познакомился еще в Риге, когда Джозеф учился в Рижском Мединституте. Через много лет они встретились в Нью-Йорке, но уже при иных обстоятельствах. Окуджаве нужна была серьезная операция на сердце, и доктору Клейнерману удалось все организовать, причем практически бесплатно для поэта. В последний момент однако Окуджава по каким-то причинам решил делать операцию в Лос-Анджелесе, которая, как выяснилось впоследствии, прошла неудачно.
Имя Клейнермана «Джозеф», которое по-английски (и по-немецки) пишется Joseph, обычно на русский язык переводится как Иосиф. Сразу вспоминается знаменитый роман  Томаса Манна «Joseph und seine Brüder» - «Иосиф и его братья», и вспоминается в этом контексте не случайно: именно Томас Манн попытался создать образ человека, тайна и обаяние которого – в сочетании миловидной внешности с одухотворенностью, с доброжелательной человечностью, которая становилась сразу ясной всем, кто останавливал на нем свой взгляд...
Считая себя счастливым человеком, доктор Клейнерман как будто следовал главной мысли романа, заимствованной Т.Манном у древних римлян: «Плохо живут те, которые всю жизнь лишь собираются жить». Доктор Клейнерман жил полной жизнью здесь и сейчас - счастливой и красивой.
Жизнь и карьера его складывались благополучно, и потому на вопрос о том, что же заставило 29-летнего врача искать вместе с семьей счастья в далекой Америке, ответить не просто.
Джозеф не заблуждался относительно того, сыплется ли в Америке манна небесная, и стойко преодолевал все преграды на своем пути, чтобы стать и в Америке врачом. «Непростая задача была, - рассказывал он. – Она потребовала много времени, много усилий, много занятий. Четыре года ушли на сдачу разных экзаменов, потом резидентура. И в эту пору пришлось делать все, чтобы кормить семью: водил такси, работал на разных уборках...». «Там, в Украине, было хорошо. Но не все: душно было, а хотелось свободы! «Жить можно, только когда свободен!» - так точнее всего об этом сказал мой американский друг Валерий Певзнер, автор стихов, поющий их под гитару.  
Многие творческие люди стали моими друзьями, «братьями» по искусству: Александр Журбин, Вениамин Смехов, Михаил Жванецкий, Владимир Андреев. Мне нравится в них то, что благодаря своему таланту они помогают увидеть в жизни нечто такое, что сам не всегда и заметишь».
Доктор  Клейнерман был спонсором огромного количества культурных проектов: концертов, презентаций, конкурсов, соревнований, театральных спектаклей. Очень трепетное отношение у Джозефа Клейнермана было к спортсменам и спорту.
 «С деньгами я расстаюсь легко, - говорил Джозеф, - и философия моя при этом очень проста. Я- человек, который получил очень многое от жизни. И потому должен этим всем поделиться с другими людьми. Я спонсирую разные проекты, считая, что людям искусства, как правило, не хватает финансовой поддержки, чтобы они могли полностью проявить свой талант. Когда мне это удается, я ощущаю себя счастливым».

Автор:  Виталий Орлов

Возврат к списку


Добавить комментарий
Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Защита от автоматических сообщений