Мандельштам, бросивший вызов. К 130-летию со дня рождения Осипа Мандельштама

Мандельштам, бросивший вызов. К 130-летию со дня рождения Осипа Мандельштама

22.01.2021 События
Виталий Орлов
(0)
Поделитесь с друзьями:
Мандельштам, бросивший вызов. К 130-летию со дня рождения Осипа Мандельштама

Мандельштам удивителен тем, что у него нет проходных, плохих стихов. А ведь они есть у всех: даже у Пушкина с Шекспиром. Большинство стиховедов и поэтов полагают Мандельштама главным поэтом XX века.

Поэту в России, тем более великому, крайне редко удается прожить жизнь в спокойствии. Дуэли, войны, тюрьмы, самоубийства – вот их удел. Но даже на этом фоне судьба Осипа Мандельштама выделяется своим драматизмом.
Он не был принципиальным противником советской власти, но главное стихотворение своей жизни – не с точки зрения творчества, а именно для своего физического существования – Мандельштам написал в ноябре 1933 года:
Мы живем, под собою не чуя страны.
Наши речи за десять шагов не слышны,
А где хватит на полразговорца,
Там припомнят кремлевского горца.
Страшные строфы о Сталине Мандельштам не спрятал и не сжег – напротив, читал их едва ли не в открытую, в том числе и малознакомым людям. Пастернак (по легенде, услышавший эти стихи от автора в какой-то московской подворотне) сухо заметил, что это не поэзия, а осознанное самоубийство. Так и оказалось…
Его несколько раз арестовывали и ссылали.
В последний раз Мандельштам был арестован через год после возвращения из ссылки в Воронеж – 2 мая 1938 года.
В Москве он сидел в Бутырках. Мандельштам был приговорен, по решению Особого совещания, к пяти годам «за контрреволюционную деятельность». Москву Мандельштам покинул по этапу 9 сентября и 12 октября 1938 года прибыл во «Владивостокскую пересылку», где застрял в ожидании навигации для отправки заключенных в Магадан или какой-то другой лагерь.
Сведения о поэте в этот последний период его жизни собраны по крупицам самыми разными людьми.
Моисей Семенович Лесман (1902 – 1985), пианист-концертмейстер и известнейший ленинградский библиофил, нашел очевидцев последних дней жизни Мандельштама: В.Л. Меркулова, Е.М.Крепса, В.А. Баталина и М.А. Буравлева. Наиболее полным является рассказ Василия Лаврентьевича Меркулова (1908 – 1980) – биолога, врача, преподавателя ЛГУ, арестованного 3 июня 1937 года. Рассказ записан М.С. Лесманом 9 сентября 1971 года, но опубликован только в 1990 году в вышедшем в издательстве Воронежского университета научном сборнике, посвященном Мандельштаму. Сборник сегодня практически недоступен читателю, поэтому этот рассказ, независимо подтвержденный другими названными «солагерниками» Мандельштама, приведен здесь с непринципиальными сокращениями.
«С Мандельштамом я познакомился довольно печальным образом. Распределяя хлеб по баракам, я заметил, что бьют какого-то щуплого маленького человека в коричневом кожаном пальто. Спрашиваю: «За что бьют?» В ответ: «Тяпнул пайку». Я заговорил с ним и спросил, зачем он украл хлеб. Он ответил, что точно знает, что его хотят отравить, и потому схватил первую попавшуюся. Кто-то сказал: «Да это сумасшедший Мандельштам!» Но в этот начальный период пребывания Мандельштама на «Второй речке» (Владивосток) его физическое и душевное состояние было относительно благополучно. Периоды возбуждения сменялись периодами спокойствия. Он читал нам сонеты Петрарки, сначала по-итальянски, потом в переводах Державина, Бальмонта, Брюсова и свои. Иногда он читал Бодлера, Верлена по-французски. Читал он также свой «Реквием на смерть А.Белого». Иногда он приходил к нам в барак и клянчил еду у Крепса. «Вы – чемпион каши, – говорил он, – дайте мне немного каши». Е.М.Крепс был бригадиром по питанию и мог получать несколько порций. С Мандельштама сыпались вши. Пальто он выменял на несколько горстей сахару. Мы собрали для него кто что мог: резиновые тапочки, еще кое-что. Он тут же продал все это и купил сахару. Период относительного спокойствия сменился у него депрессией. Он прибегал ко мне и умолял, чтобы я помог ему перебраться в другой барак – ему казалось, что якобы ему хотят сделать ночью укол с ядом. В сентябре – октябре эта уверенность еще усилилась. Он быстро съедал все, был страшно худ, возбужден, много ходил по зоне, постоянно был голоден и таял на глазах. Я уговорил его написать письмо жене и сообщить, где он находится. В начале октября Мандельштам очень страдал от холода: на нем были только парусиновые тапочки, брюки, майка и какая-то шапчонка. В обмен на полпайки предлагал прочесть оба варианта своего стихотворения о Сталине. Однажды он подошел ко мне, снял с себя все, остался голым и попросил: «Выколотите мое белье от вшей». Я выколотил. Он сказал: «Когда-нибудь напишут: кандидат биологических наук выколачивал вшей у второго после А.Белого поэта». Он потерял всякую надежду на продолжение жизни. Я обратился к врачу. К этому времени было сооружено из брезента 2 барака, куда отправляли умирать страдавших от эпидемии тифа. Врач Кузнецов, командовавший этими бараками, осмотрел Мандельштама и сказал мне: «Жить вашему приятелю недолго. Он истощен, нервен, сердце изношено, и вообще он не жилец».
В конце октября 1938 года Кузнецов взял Мандельштама в брезентовый барак – условия там были чуть-чуть получше. Когда мы прощались, он взял с меня слово, что я напишу Эренбургу: «Вы человек сильный. Вы выживете. Разыщите Илюшу Эренбурга! Я умираю с мыслью об Илюше. У него золотое сердце. Думаю, что он будет и вашим другом». Перед праздником, 4-5 ноября, Кузнецов разыскал меня и сказал, что мой приятель умер. У него начался кровавый понос, который оказался для него роковым». Таким образом, по этой версии Осип Эмильевич Мандельштам умер в первых числах ноября, накануне годовщины Октябрьской революции, среди жертв которой в конце концов оказался и он, великий русский поэт.
Но могилы Мандельштама нет. В том числе и поэтому о его смерти появилось множество легенд. Долгое время считалось, что 47-летний Осип Мандельштам скончался 27 декабря 1938 года от тифа в пересыльном лагере во Владивостоке.
Профессор Г.Струве, подготовивший в 1967 году второе издание наиболее полного четырехтомного собрания сочинений Мандельштама, пишет в предисловии: «Сейчас известно, что Мандельштам скончался во Владивостоке 27 декабря 1938 года». Это сообщение, по-видимому, основано на некоем письме – единственном, написанном за рубеж Мандельштамом из Владивостока.
Историк, доктор искусствоведения Валерий Марков поднял вопрос о том, что в наши дни не известно не только точное место захоронения Мандельштама, но и расположения самой «Владивостокской пересылки».
Вот что он об этом рассказал.
«Во Владивостоке поэт провел два с половиной месяца – с 12 октября по 27 декабря 1938 года…
В последнем письме родным Мандельштам писал: «Я нахожусь – Владивосток, СВИТЛ, 11-й барак… Здоровье очень слабое. Истощен до крайности, исхудал, неузнаваем почти, но посылать вещи, продукты и деньги – не знаю, есть ли смысл. Попробуйте все-таки. Очень мерзну без вещей…».
И далее: «Я и место вычислил (подсказали бывшие вольнонаемные), где стоял 11-й барак. А похоронили Мандельштама уже в январе 1939 года, не сразу после смерти. Стояли морозы, по одному не хоронили – накапливали возле больнички. Вот здесь (вдоль русла речки Саперки, по ул. Вострецова) проходил крепостной ров глубиной 15–20 метров – от Амурского залива к сопке Холодильник. Он обозначен на старых крепостных картах. Весной умерших вывозили подальше, а в морозы хоронили прямо во рву и присыпали сверху землей. По всем данным, захоронение начала 1939 года находится здесь».
Виталий Орлов

Автор:  Виталий Орлов

Возврат к списку


Добавить комментарий
Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Защита от автоматических сообщений