Мастер фотопортрета

03.06.2020 События
Виталий Орлов
(0)
Мастер фотопортрета

Ушедший в мир иной в конце апреля 2020 года выдающийся русско-американский фотограф Леонид Лубяницкий останется в памяти, прежде всего, как мастер фотопортрета. На 83-м году жизни его настиг не коронавирус, а рак.

Мы встречались мало, но я многому у него научился, когда осваивал цифровую камеру, хотя он до конца своей жизни снимал традиционным фотоаппаратом на черно-белую пленку. В большинстве своих работ он добился психологически точного и информационно законченного портрета своих Виз-а-Ви, среди которых были Мстислав Ростропович и Аарон Копланд, Андрей Синявский и Артур Миллер, Андрей Вознесенский и Алан Гинсберг, Владимир Высоцкий и Дюк Эллингтон, Иосиф Бродский и Михаил Барышников, Ричард Никсон и Пеле, Иннокентий Смоктуновский и Сергей Параджанов и еще многие-многие другие, чьи имена, без всякого громкоговорения – это отдельная и важнейшая страница истории мирового искусства, спорта, политики.
В 2009 году в Институте Гарримана Колумбийского университета состоялась одна из наиболее полных в последнее время персональная выставка работ Л.Лубяницкого. Она называлась «Люди», а подготовил ее Русско-Американский культурный центр RACC (руководитель Регина Хидекель). На ней были представлены 24 фотопортрета, созданные фотохудожником в разные годы. С каждым из его героев, как мы когда-то говорили, «можно идти в разведку». Но если человек фотографировал этих людей, сотворив живой портрет, значит, он не только видел их, но и входил с ними в психологический контакт, общался непосредственно. Думаю, чтобы прославиться, Лубяницкому достаточно было бы создать адекватный портрет любого одного из них.
Леонид Лубяницкий профессионально занимался фотографией 60 лет. Он родился в 1938 году и первые уроки мастерства получил у отца, известного потомственного ленинградского фотографа, который начал обучать сына искусству фотографии в 6 лет.
Военную службу Леонид проходил в Заполярье, служил в военно-морской авиации, где прошел школу аэрофотографии. После демобилизации он работал оператором на Ленинградской студии телевидения. Там в 1964 году он первым в России снял на кинопленку ученика рижской балетной школы Мишу Барышникова. Много позднее, в конце 70-х годов, когда Лубяницкий уже жил в Нью-Йорке, появились сделанные им многочисленные снимки уже прославленного танцовщика. Тот, что был показан на выставке «Люди» – пожалуй, один из самых оригинальных и неожиданных. На открытии выставки Леонид и Михаил появились вместе, как давние друзья.
Леонид Лубяницкий эмигрировал в США в 1972 году. Поселившись в Нью-Йорке, он стал работать ассистентом всемирно известного мастера фотографии Ричарда Аведона. Через год он открыл собственную художественную студию. Работы Лубяницкого публиковались в 22-х крупнейших американских журналах: «Look», «Life», «Time», «People», «Horizon» и других, выставлялись на персональных выставках.
Иосиф Бродский писал, что в фотографиях Лубяницкого всегда обнаруживается «удивительная чувствительность и изюминка» и что при этом они останутся «уникально исчерпывающим свидетельством о кумирах культуры нашего времени».
В 1993 году Мастер пережил трагедию: пожар уничтожил около 250 000 негативов и фотографий. Пять лет он не мог снова взять в руки камеру. Но жизнь продолжалась, Лубяницкий собрал то, что сохранилось, и вернулся к работе.
На презентации выставки в Институте Гарримана я спросил у Лубяницкого:
– Леонид, вы делали фотопортреты людей, во всех отношениях самых разных. Как вы выбираете свои модели?
– Все обстоит просто: я получаю задание от разных журналов сделать портрет того или иного человека и выполняю свою работу... – В ваших словах, мне кажется, есть скрытое лукавство: ведь в таком случае все портреты были бы одинаковыми, одинаково невыразительными... Вы разговариваете с портретируемым, когда снимаете? Например, с Эллингтоном? О чем?
– Я уже был знаком с Эллингтоном и однажды, проходя мимо его студии, решил зайти к нему. Это был 1974 год, день его рождения – последний в его жизни. А разговаривали мы с ним, естественно, о музыке. Я любил его музыку, люблю ее до сих пор. Я снимал его и его бэнд еще в Ленинграде. Эллингтон узнал меня, когда я пришел к нему уже в Нью-Йорке. История его нью-йоркского портрета поможет понять, как я работаю со своими героями. Как-то мне предложили сделать фоторграфию двух джазменов братьев Хит. Они не ладили между собой и, кажется, даже не разговаривали друг с другом. Соответственно и фото не получалось – мне не удавалось растопить холодок между нами. И тут мне пришло в голову рассказать им, что какое-то время тому назад я фотографировал самого Дюка Эллингтона. «Врешь!», – воскликнули они, а когда я показал им фото, они в один голос заявили: «Теперь мы сделаем все, как ты скажешь».
– Ваши работы говорят о том, что вы умеете заглянуть человеку в душу и увидеть нечто такое, что не каждый может.
– Каждая новая работа – это всегда эксперимент, который, увы, не обязательно успешен. За свою жизнь я снял сотни людей. Фотограф не имеет права быть предвзятым.
– Барышникова вы знаете давно, и, значит, определенное отношение к нему сложилось все-таки заранее...
– Барышников всегда другой! На этой выставке представлен его портрет с бородой. Он очень редко носил бороду, а в тот день Миша улетал в Канаду, чтобы сниматься там в «Щелкунчике». И я сделал этот портрет за три часа до его отлета.
Фотопортрет Высоцкого сделан в 1976 году в Нью-Йорке, но я его тоже хорошо знал еще с 60-х. Это постановочная фотография, с заранее определенной композицией и установленным светом. Я делал ее для America Illustrated Magazine. Потом она стала чрезвычайно популярной, был сделан постер, ее использовали в книгах, иногда даже без моего ведома. А годом раньше я снимал в Париже Марину Влади...
– Вы говорили, что именно Высоцкий привел вас в гости к Сергею Параджанову…
– Да, это было еще в Ленинграде, я тогда снимал документальные фильмы. Параджанов сказал мне: «Тебе нельзя кино заниматься. Ты – индивидуалист. А кино – коллективное творчество…». Через два года я понял, что он прав.
Хотелось еще расспросить Леонида об Артуре Миллере, Ростроповиче, Смоктуновском, Андрее Синявском… Но радостно возбужденная толпа зрителей увлекла Лубяницкого к портретам его героев, со многими из которых он был накоротке…
«В свои 70 он еще полон сил, – подумал я тогда, глядя ему вслед, – и мы увидим еще много интересных людей, которых заметит его объектив». Но, к сожалению, его больше нет…
Виталий Орлов
(Фото автора)


Автор:  Виталий Орлов

Возврат к списку


Добавить комментарий
Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Защита от автоматических сообщений