STEPS THEATRE – 25

17.06.2022 События
Виталий Орлов
(0)
Поделитесь с друзьями:
STEPS THEATRE – 25

Театр STEPS основан в Нью-Йорке в 1997 году режиссером Славой Степновым. Он идентифицирует себя как коллектив мультикультурной концепции. В его постановках заняты актеры разных национальных культур и театральных школ, и они играют на английском, русском и испанском языках.

STEPS начинался с чеховской «Чайки» и в дальнейшем, обращаясь время от времени к признанным образцам мировой драматургии и литературы в целом, так или иначе возвращался к чеховской теме. В свой юбилейный 2022-й год, когда театру исполнилось 25 лет, он представил свою новую работу - спектакль по пьесе с несколько неблагозвучным названием «Жопкин хор» своего режиссера, не впервые выступающего в роли драматурга. И хотя пьеса обозначена как невеселая комедия из жизни актеров – наших современников-соотечестве-ников из числа эмигрантов, в их судьбе отчетливо прослеживается экстраполяция чеховских характеров – Раневской, Гаева, Треплева, Лопахина и прочих в нашу сегодняшнюю иммигрантскую жизнь.
История, о которой рассказывают актеры - это «театр в театре». Действие разворачивается в Бруклине, в студии некоего неназванного русскоязычного радио. Русскоговорящие актеры собрались для привычной, но не творческой, а потому нелюбимой, но вынужденной работы – записи рекламы. В ожидании сигнала к началу записи, пока невидимый технический персонал, как обычно, борется с устаревшей аппаратурой, актеры в своих диалогах, более похожих на монологи, рассказывают об обычных иммигранских проблемах: жилье, заработок, медстраховка и прочее. Эти проблемы никакого оптимизма в их настроении не вызывают, тем более, что накануне они узнали о смерти их режиссера и о странной последней воле Маэстро: в минуты прощания, вместо традиционных аплодисментов спеть его любимую песню. Хором! Когда, наконец, звучит сигнал к началу записи, актеры уныло собираются возле микрофонов и тусклыми маловыразительными голосами читают свой рекламный текст. Трагикомичность ситуация заключается в том, что с невеселым настроением актеров, к тому же озадаченных завещанием Маэстро, входит в конфликт примитивный, провинциальный, похожий на пошленький анекдот текст рекламы.
Не всем по душе неожиданное желание Маэстро - артисты, рефлексируя, конфликтуя, не могут решить, как поступить...
В центре событий бывшая звезда театра и кино Аделаида. Она – человек, умудренный жизненным опытом и слегка циничный, меньше других подверженный ностальгии. Такой, во всяком случае, ее уверенно и убежденно играет Елена Строганова. Коллизии в жизни других персонажей не застают ее врасплох. Мне показалось, что ее имидж мог бы быть н более экстравагантным, чтобы подчеркнуть ее высокий ранг как актрисы в прошлом.
Бывший актер кукольного театра Родион, а теперь Рузвельт (Константин Мищенко) – абсолютно неприкаянный, хотя в прошлом и «заслуженный» артист, трогательный и вызывающий сочувствие персонаж, человек, на которого свалились все неутешительные и, кажется ему, безвыходные реалии иммиграции. У него нет заработка, нет медстраховки, трудности даже с едой. По его словам, он лучше умрет, чем поедет в госпиталь лечиться, не имея ни средств, ни страховки.
Персонаж Тимофея Компанченко Ираклий -  человек, которого трудно представить себе как не актера – самоуверенный, бескомпромиссный, конфликтный и всегда разный: ироничный в своих диалогах с Рузвельтом, страстный – с Зуллой (Елена Че). 
Зулла - молодая, красивая, очень органичная актриса, помощница (и не только) скончавшегося Маэстро. В ее образе есть какая-то незавершенность, скрытость, недосказанность.  Именно она – двигатель сюжета. Она побуждает своих коллег прекратить жалобы на жизнь и судьбу и действовать. Зулла воплощает в жизнь последнюю волю Маэстро: заставляет актеров петь хором на его похоронах. 
Так в диалогах и спорах проявляются характеры, рушатся судьбы и семьи, тайное становится явным…
В финале спектакля актеры поют хором завещанную Маэстро песню. Что же это за песня? Мы, зрители, этого не знаем, потому что ее не слышим, а видим только, как актеры раскрывают рот: похоже, каждый поет свое. Это и есть «хор», пусть даже с прилагательным, как в названии спектакля. Немая сцена. Финал как в немом кино. ЗТМ. 
Режиссер Слава Степнов не обременил сцену декорациями, он просто дал возможность всем героям пьесы свободно высказаться. Собственно, действие не происходит на сцене, актеры находятся непосредственно в зрительном зале. На сцене только пустые кресла, как бывает в театре после спектакля. Актерам дали хелувиновские маски, но в их руках они - как символ лицедейства.
Шесть спектаклей «Жопкина хора» - каждый следующий сыгран со все более прозрачной отсылкой к Чехову - были, как говорится, тепло встречены зрителями. Зрители примеряли происходящее на себя, на свое прошлое и настоящее, и потому чутко и с пониманием реагировали, хотя наверняка среди них артистов было не много. Каждый зритель прошел в эмиграции к «сегодня» непростой своей дорогой. Экстраполяция чеховских прозрений была не для всех одинаковой, не все (как Лопахин?) смирились с угрозой вырубки их личного «вишневого сада». Математический термин я употребляю не случайно. Будучи до эмиграции кандидатом физ.-мат. наук, я прибыл в Нью-Йорк в тот же год, когда был основан STEPS. В течение этих 25 лет моя жизнь и судьба как математика не сложилась. За это время я был и разносчиком утренних газет, и агитатором за переезд в строящийся во Флориде новый город Palm Cost, и техником по сбору проб на наличие вредного асбеста в зданиях города, и др. Это была совсем другая трагикомедия, совсем другой «Жопкин хор». Но этот был воспринят с пониманием.

Автор:  Виталий Орлов

Возврат к списку


Добавить комментарий
Текст сообщения*
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Защита от автоматических сообщений