Театр STEPS: ЭМИЛИ ДИКИНСОН И ДРУГИЕ

Театр STEPS: ЭМИЛИ ДИКИНСОН И ДРУГИЕ

05.11.2021 События
Виталий Орлов
(0)
Поделитесь с друзьями:
Театр STEPS: ЭМИЛИ ДИКИНСОН И ДРУГИЕ

STEPS Theatre в Нью-Йорке, руководимый Славой Степновым, вернулся на сцену после того, как пик пандемии, вызванный коронавирусом, сместился из города в другие регионы. Новый театральный сезон открылся премьерой спектакля «Белое на белом», по пьесе современного болгарского драматурга и искусствоведа Майи Праматаровой.

Спектакли шли на русском языке в Манхэттене и в Бруклине. Мне довелось побывать на одном из двух последних, прошедших на сцене еврейского центра Kings Bay Y.
Пьесы М.Праматаровой я не читал, и чем она привлекла режиссера спектакля Славу Степнова, мне сказать трудно. Пишу со слов театральных критиков: «В пьесе «Белое на белом» автор исследует судьбу современной (нам! –Авт.)  женщины на фоне портрета Эмили Дикинсон, которую сложно назвать обычным поэтом. При жизни было издано менее десятка произведений из тысячи восьмисот, написанных ею, но в течение двух последующих столетий ее творчество является предметом интереса и изучения во всем мире. Стихи Эмили Дикинсон знают, любят, чувствуют, цитируют, их проживают, к ним возвращаются вновь и вновь». 
Естественно предположить, что даже в случае, если портрет талантливейшего поэта Эмили Дикинсон служит лишь фоном для отображения судьбы современной женщины, необходимо соблюсти определенный баланс между их образами.
Масштабы личности Эмили Дикинсон и ее творчества сравнивают с гением Марины Цветаевой. 
С  Цветаевой ее роднят прежде всего душевная чуткость, тяготение к уединению, преданность теме Души, любовь к природе,  к ангелам. 
Так же, как Цветаева, Дикинсон говорила с Богом на равных, иногда с вызовом. 
Благодаря Эмили Дикинсон мы учимся ценить жизнь, видеть красоту мира, ощущаем вкус «вина Вечности». Ее творчество — погружение в ту эпоху, когда птицы, ангелы и деревья были ближе к людям. 
В пьесе в качестве современной женщины, судьба которой исследуется, выбрана почему-то, как мы бы сказали сегодня, бомжиха – бездомная  актриса, алкоголичка, обитающая в Центральном Парке, разматывающая клубок прожитых и несостоявшихся страстей, переплетающая собственные воспоминания и сюжеты с биографией боготворимой ею поэтессы. Жизнь и поэзия для героини неразделимы. Прошлое и настоящее, реальность и вымысел сливаются в сюрреалистическую картину, которая, по-видимому, и называется, в манере Казимира Малевича, «Белое на белом».
История жизни Эмили Дикинсон не проста. За исключением времени учебы, она практически не покидала родной дом, с близкими общалась, в основном, по переписке. После расставания с человеком, которого она любила, Эмили практически перестала общаться с людьми, не считая родных и самых близких друзей. Соседи считали ее чудачкой, ведь она предпочитала носить только белое и разговаривать с посетителями через закрытую дверь.
В  спектакле об Эмили Дикинсон  вскользь и не очень убедительно рассказывают три женщины, представляющие узкий круг ее близких и друзей, вперемешку с несколькими стихотворениями. Замечу, что стихи в спектакле даны в переводах на русский язык Г.Кружкова и И.Близнецовой (пьеса переведена М.Ширяевой).
Спектакль соответственно резко разделен на две мало связанные друг с другом, причем даже физически, неравные части: актрисы Елена Че (она же и Эдуард Толоконников – ассистенты режиссера), Руслана Соколовская и Маргарита Меркурьева, находятся на авансцене, а бомжиха со своим узнаваемым скарбом – прямо в зрительном зале. Это визуальное разобщение только усиливает смысловое.  
Зато очень удачно появление у задника сцены гитариста (и композитора) Андре Ремати, чья гитара – «родственница» той самой чеховской с ее лопнувшей струной. 
Справедливости ради следует сказать, что сказанное не помешало спектаклю быть увлекательным и иметь большой успех у публики. Он, говорят, также понравился драматургу Майе Праматаровой и консулу Болгарии в Нью-Йорке, побывавшим на премьере в Манхэттене. 
Я думаю, не ошибусь, если скажу, что этим успехом спектакль обязан прежде всего совершенно блистательному исполнению роли бомжихи Еленой Строгановой. Публика хорошо знает эту актрису, уверенно чувствующую себя в ролях самого разного плана: от романтической Анны Ахматовой в спектакле «Анна и Амедео» и булгаковской Маргариты до характерных персонажей Бабеля, Шолом-Алейхема и Куприна. Но для роли бомжихи Елена Строганова героически рискнула преобразиться в уродливое создание с такой знакомой фактурой нью-йоркских homeless, обитающих в метро, под мостами и на парковых скамейках, но при этом, актриса в прошлом, она наделена ярким характером, умом и остроумной речью. Елена Строганова рискнула и победила с триумфом! 
Виталий Орлов

Автор:  Виталий Орлов

Возврат к списку


Добавить комментарий
Текст сообщения*
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Защита от автоматических сообщений