Оптимисты и пессимисты

25.03.2009 Экономика и финансы
RUSREK
(0)
Поделитесь с друзьями:

Сейчас начинать и заканчивать размышления об экономическом положении логичнее всего поговоркой «Цыплят по осени считают». Впрочем, о том, что произойдет осенью, единого мнения нет.
К примеру, председатель Федерального резерва Бен Бернанке заявил в своем выступлении на слушаниях в Конгрессе, что к концу этого года спад закончится, а 2010-й ознаменуется ростом. «Нельзя сказать, что все однозначно плохо, - заявил он, в частности. - Говоря в целом, мы знаем, какие проблемы надо решить».

Сейчас начинать и заканчивать размышления об экономическом положении логичнее всего поговоркой «Цыплят по осени считают». Впрочем, о том, что произойдет осенью, единого мнения нет.
К примеру, председатель Федерального резерва Бен Бернанке заявил в своем выступлении на слушаниях в Конгрессе, что к концу этого года спад закончится, а 2010-й ознаменуется ростом. «Нельзя сказать, что все однозначно плохо, - заявил он, в частности. - Говоря в целом, мы знаем, какие проблемы надо решить».
Этим словам можно было бы с радостью поверить, если бы история не показывала, насколько наивной бывает такая уверенность в своих силах и правильном видении ситуации. Достаточно почитать воспоминания людей, живших во время Великой депрессии, чтобы понять, насколько заблуждались представители правительства, законодатели и в целом вся нация, не представляя в полной мере, какой силы испытания их ждут.
К примеру, в обращении к американскому народу президент Герберт Гувер в мае 1930 года заявил: «Я уверен, что худшее уже позади, и теперь необходимо приложить совместные усилия для скорейшего восстановления». С тех пор о методах борьбы с рецессией стало известно гораздо больше. Но это не привело к тому, что ожидания ее быстрейшего окончания стали более реалистичными. О многом говорит одна только манера подачи экономических новостей: создается впечатление, что все события происходят, как в видеоигре, хотя на самом деле речь идет о фундаментальных изменениях, на которые в любом случае потребуется немало времени.
Весьма показательными стали результаты опроса 52 экономистов, который в начале года провел The Wall Street Journal. Подавляющее большинство экспертов сошлись на том, что рост экономики начнется уже в августе, и только пятеро заявили, что валовый внутренний продукт будет уменьшаться до конца года.
Эта точка зрения представляется более логичной, поскольку неизвестно, какая отрасль экономики может в настоящее время обеспечить этот рост. До начала рецессии он происходил за счет финансовой и страховой индустрии, а также рынка недвижимости. По данным Бюро экономического анализа, именно их развитие лежало в основе общего роста, отмечавшегося с 2003-го по 2007 годы, и, в частности, в 2006 году на их долю пришлось 30% всего дополнительного увеличения ВВП. Правительство пытается компенсировать падение активности данных секторов экономики, с помощью стимулирования. Однако вмешательство государства на глубинном уровне может привести к непредсказуемым и не всегда положительным последствиям.
Так, Эмити Шлаэс, автор исследования The Forgotten Man, посвященного истории Великой депрессии, отмечает, что в 1936-37 годах Федеральный резерв использовал новые законы, ужесточив предъявляемые к банкам требования по резервированию средств. С помощью этой меры правительство намеревалось укрепить банки, однако в реальности это привело к еще большему сокращению оборотного капитала и дополнительным проблемам в сфере кредитования. Итогом же стало падение индекса Dow Jones Industrial Average, снизившегося с августа 1937-го по январь 1938 годов более чем на треть, и рост уровня безработицы.
Вряд ли Рузвельт ожидал, что действия его администрации приведут к такому эффекту, поскольку еще в 1935 году заявлял: «Еще ни разу с моей инаугурации в марте 1933-го я не ощущал такую атмосферу возрождения экономики». Сегодня политики и экономисты также ищут признаки изменения ситуации к лучшему, и нет сомнения, что рано или поздно они станут очевидными.
Все это не значит, конечно, что нынешний кризис будет настолько же долгим и тяжелым, как и Великая депрессия. Тем не менее, стоит быть готовым и к такому повороту событий. «В настоящее время нет экспертов, которым могут с полной уверенностью спрогнозировать ситуацию», - считает Ричард Силла, профессор истории финансовых учреждений и рынков из Университета Нью-Йорка. И поэтому с наибольшей уверенностью можно повторить знаменитую фразу Сократа: «Я знаю только то, что ничего не знаю». Остается лишь надеяться, что эта неопределенность продлится недолго.
Перевод Ю. Полански

Автор:  RUSREK

Возврат к списку


Добавить комментарий
Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Защита от автоматических сообщений