Праведники, спасавшие евреев

Праведники, спасавшие евреев

10.01.2018 Иудаизм в XXI веке
Менахем Чужин
(0)

Наша сегодняшняя недельная глава «Шмойс» рассказывает историю египетского изгнания. Фараон, опасаясь чрезмерного роста еврейского населения в Египте, созывает своих советников, чтобы выработать «окончательное решение» еврейского вопроса. Сначала сынов Израиля изнуряют непосильным принудительным трудом, таким образом превращая их в рабов.

Затем следует указ акушеркам убивать младенцев мужского пола сразу после родов. Однако еврейские акушерки, рискуя жизнью, не исполнили жестокий приказ, и это естественно, не могли еврейские женщины убивать детей своего народа. Тогда фараон издал печально известный указ: «Всякого сына новорожденного бросайте в реку» (Шмойс, 1: 22). Ситуация была настолько серьезной, что евреи решили отдалиться от своих жен, чтобы те не рожали больше детей. И все это время никто в Египте не встал на защиту народа Израиля. И потом тоже ничего не изменилось — когда повзрослевший Моше заметил, что египетский стражник хотел убить еврея, Тора говорит: «И оглянулся он по сторонам, и увидел, что нет никого» (Шмойс, 2: 12). Одно из объяснений этого стиха утверждает: посмотрев по сторонам, Моше увидел, что нет ни одного человека, который встал бы на защиту евреев. В Египте тех дней пролить еврейскую кровь ничего не стоило.
Читая эту историю, можно прийти в отчаяние и сделать вывод, что нет никакой надежды для человечества. Все вокруг или сами были убийцами, или, в лучшем случае, равнодушно смотрели, как совершаются убийства. И даже самые праведные из них не были готовы защитить евреев. И вот в этой непроглядной темноте возникает маленький огонек надежды. Мать Моше, понимая, что укрывать младенца в своем доме становилось опасным, оставляет его в коробе на берегу реки. Египетская принцесса, дочь фараона, спустившись к Нилу, нашла ребенка и сказала, что «из детей иврим этот» (Шмойс, 2: 6). Откуда она могла знать, что ребенок был евреем?! Писание не говорит прямо о том, что у евреев была какая-то отличительная черта. По-видимому, дочери фараона это подсказала ее интуиция, и в тот момент она приняла решение. Египетский закон повелевал всех еврейских мальчиков топить в Ниле, и она, как дочь фараона, конечно, должна была подчиняться указу своего отца. Но вместо того, чтобы утопить ребенка, она велела достать его из воды, сжалилась над ним, «и он стал ей сыном» (Шмойс, 2: 10). Даже если бы она просто вернула его евреям, это был бы героический шаг с ее стороны. Однако принцесса совершила немыслимое: она приняла еврейского ребенка и принесла его во дворец фараона. И даже имя, которое она дала ему, гордо демонстрировало ее отказ подчиняться указу своего отца. «И она нарекла ему имя Моше и сказала: «Ведь из воды извлекла я его» (Шмойс, 2:10). Примечательно, что его в дальнейшем Тора не называет Моше именем, которое дали ему родители при рождении, а только именем, которое дала ему дочь фараона, потому что она ставила свою жизнь под угрозу, ради его спасения. Как говорит Мидраш: «Вознаграждение за милосердие. Хотя много имен было у Моше, но во всей Торе он назван именем, которое дала ему Батья, дочь фараона, и даже Всевышний не называл его другим именем» («Шмойс рабо», 1: 26).
История египетского изгнания столь мрачна и страшна, что может ввести человека в состояние депрессии. Нет никакой надежды! Все ненавидят и готовы убивать евреев, и нет никого, кто способен встать на защиту гонимых. И вдруг появляется луч света. Всевышний показывает нам, как в доме самого жестокого человека в Египте светит такая добрая душа, как Батья, дочь фараона, — первая из «праведников народов мира». И поэтому дочь фараона заслужила стать приемной дочерью Самого Творца. Как говорит Мидраш: «Сказал ей Б‑г: «Моше не был твоим сыном, ты назвала его своим сыном. Хотя ты не Моя дочь, Я называю тебя Моя дочь — Батья, «дочь Г‑спода» («Ваикро рабо», 1: 3).
Большинство туристов, приезжающих в Израиль, посещают музей «Яд ваШем». Нет человека, который, проходя по залам музея, не пролил бы ни слезинки, а многие даже плачут, скорбя. Но настроение посетителя немного улучшается, как только он приходит на Аллею праведников мира, где увековечены имена более двадцати пяти тысяч неевреев, рисковавших своими жизнями ради спасения евреев. Можно считать нормальным, естественным то, что тысячи евреев пытались спасти других евреев. Но тот факт, что очень многие неевреи рисковали жизнью, чтобы спасти евреев, и не были готовы сидеть, сложа руки, когда тьма, опасная и для самих спасителей, застилала весь свет, дает надежду на лучшее будущее для этого мира…
Когда мы читаем имена десятков тысяч праведников, продолживших традицию дочери фараона, настроение начинает меняться в лучшую сторону. Мы осознаем, что не «исчезли верные из среды сынов человеческих» (Теѓилим, 12: 2). Наши души наполняет уверенность в том, что в один прекрасный день тьма, что покрывает сегодня значительную часть нашего мира, рассеется, и мы все вместе будем сидеть «спокойно, каждый под виноградной лозой своей и под смоковницей своей» (Млохим I, 5: 5). Да случится это вскоре, в наши дни, омейн!


Автор:  Менахем Чужин

Возврат к списку


Добавить комментарий
Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Защита от автоматических сообщений