Сенат подвела необъективность

Сенат подвела необъективность

26.02.2020 Политика

DMCA.com Protection Status
(0)
Поделитесь с друзьями:

Рассмотрение статей импичмента в Сенате закончилось ничем. Другого результата не стоило и ожидать от процесса, на котором не выступил ни единый свидетель, не был представлен ни один документ, отсутствовала очная ставка, а ответчик и вовсе не явился.

Студентов-юристов с самого начала учат тому, что судебные процессы являются не полемикой сторон или экзекуцией подозреваемого, а поиском правды. И очная ставка является наиболее эффективным способом ее установить.
Однако для этого требуются и свидетели, и когда лидеры республиканцев в Сенате заявили, что им не потребуются показания, стало понятно, что они одобрят только одну версию — ту, которую излагает Дональд Трамп.
После того как Конгресс по собственной воле отказался от своих полномочий, создалось впечатление, что почти во всех штатах была принята конституционная поправка, разрешающая главе государства преступать закон, если он считает, что это служит национальным интересам, и поступать так, пока у его партии есть уверенное большинство в Сенате. Но могут ли преступления президента соответствовать национальным интересам?
Когда Палата представителей проголосовала за статьи импичмента, она инкриминировала Трампу препятствование расследованию со стороны законодателей и злоупотребление властью.
Первое правонарушение выразилось в том, что он приказывал подчиненным игнорировать повестки о явке на слушания, и само по себе является поводом для импичмента. Второе стало следствием давления на правительство Украины, от которого требовалось начать расследование в отношении Джозефа Байдена в обмен на предоставление военной помощи в размере 391 миллиона долларов — суммы, которую выделил Конгресс, оформив свое распоряжение в виде закона, подписанного президентом. Попытка же уклониться от его выполнения, как и служебных обязанностей в целом, ради достижения личных интересов является банальным взяточничеством. И поскольку оно идет вразрез с волей другой ветви власти, то является, в соответствии с Конституцией, «важным преступлением», то есть таким же основанием для отстранения от должности, как и государственная измена.
Неоспоримых доказательств того, что Трамп преступил закон, было вполне достаточно — об этом свидетельствовали многие чиновники и даже контролирующий орган самого правительства. Уже когда начались слушания в Сенате, газета The New York Times сообщила, что о том же в своей пока не опубликованной книге пишет Джон Болтон, бывший советник президента по национальной безопасности, а также рассказала о существовании засекреченных 24 электронных писем, в которых помощники Трампа выражают уверенность в том, что он совершил преступление.
Тем не менее, во время процесса можно было наблюдать два настораживающих сигнала. Первым стало утверждение адвокатов президента о том, что он, идя на выборы, может считать, что его победа послужит национальным интересам, а следовательно, все усилия, направленные на достижение такого результата, являются конституционными и законными. Это аморальное и не выдерживающее логической критики заявление было поддержано лидерами республиканцев в Сенате, которые тем самым признали правильность тезиса о том, что глава государства выше закона. После этого они убедили однопартийцев в том, что нет никакой необходимости заслушивать свидетелей и изучать документы. И вторым сигналом оказалось голосование, в ходе которого 51 сенатор поддержал такое решение, тогда как против высказались лишь 49.
Неудивительно, что Трамп, на протяжении длительного времени уверявший, что не сделал ничего плохого, может считать, будто предоставление помощи иностранному правительству в обмен на расследование относительно политического оппонента, было идеальным шагом. Но почему тогда он распорядился, чтобы члены его же партии воздержались от изучения доказательств, которые могли бы, по идее, доказать его правоту? Невиновные люди так не поступают.
Если президент действительно уверен, что не нарушил закон, он должен был настоять на том, чтобы расследование его действий было максимально объективным и беспристрастным. К тому же присягу придерживаться этих принципов давали и сенаторы, которые, тем не менее, ничего не сделали, чтобы выполнить данное обязательство.
Ныне Трамп может торжествовать, но его личная победа является юридическим наступлением на Конституцию, которую президент, согласно клятве, должен защищать, а не попирать. Заставив республиканцев в Сенате проигнорировать доказательства, президент и его сторонники в верхней палате нарушили моральный и конституционный принцип, согласно которому президент не может быть выше закона. В свое время то же утверждал и Ричард Никсон, правоту которого теперь, увы, признали на самом высоком политическом уровне.
Эндрю Наполитано,
бывший член Верховного суда Нью-Джерси,
старший юридический аналитик Fox News Channel

Возврат к списку


Добавить комментарий
Текст сообщения*
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Защита от автоматических сообщений