Трамп уходит от ответственности

Трамп уходит от ответственности

16.09.2022 Политика

(0)
Поделитесь с друзьями:
Трамп уходит от ответственности

На протяжении большей части своей жизни Дональд Трамп выходил сухим из воды, пользуясь юридическими и экономическими возможностями.

Ныне, после обыска в «Мар-а-Лаго», он может прибегнуть к тактике, заключающейся в шантаже правительства — экс-пре­зи­денту достаточно заявить о готовности раскрыть в суде конфиденциальную информацию, связанную с обеспечением национальной безопасности и оправдывающие его действия.
Когда федеральный судья Брюс Рейнхарт выдал ордер на обыск, сложилось впечатление, что Трампу наконец удастся предъявить обвинение хотя бы в том, что он не обеспечил сохранность конфиденциальных документов. Он и в самом деле на протяжении нескольких месяцев отказывался передать в Национальную архивную службу сведения, на хранение которых уже не имел права после ухода с должности. Однако угроза их разглашения в суде может заставить Министерство юстиции отказаться от иска.
Трамп не раз поступал так, что дела против него разваливались. Его юристы проводили контратаки против свидетелей, затягивали процессы или заключали мировые сделки. После избрания президентом он избежал ответственности за препятствование правосудию в ходе расследования о вмешательстве России в избирательную кампанию, чему поспособствовала пассивность и нерешительность специального прокурора Роберта Мюллера. А его сторонники в Сенате сделали так, что обе попытки объявить ему импичмент ни к чему не привели.
После недавнего обыска Трамп уже перешел в наступление, обвиняя ФБР в том, что агенты незаконно вломились в его поместье. Он также подал федеральный иск, попросив назначить специального эксперта для контроля за изъятыми документами. Таким об­разом, стра­тегия экс-пре­зидента заключается в том, чтобы создать себе имидж жертвы политических преследований. И в этой связи угроза разгласить секретную информацию может стать самым сильным его оружием.
Проблемой для правительства является необходимость доказывать тот факт, что документы, которые оказался вернуть Трамп, были важны для обеспечения национальной безопасности, а раскрытие их содержания способно навредить стране. Именно в этой связи государство не подавало иски в связи со шпионажем, даже когда имелись все основания. Истец должен продемонстрировать хотя бы то, что такие сведения могут теоретически нанести ущерб Соединенным Штатам или предоставить преимущество другой стране. В свою очередь ответчик, в соответствии с Espionage Act, может настаивать на раскрытии любой информации, способной его оправдать.
Когда я стал советником специального прокурора Арчибальда Кокса, расследовавшего Уотергейтский скандал, то работал заместителем генерального солиситора США по вопросам уголовного права и национальной безопасности. «Сантехники» из Белого дома тогда взломали офис психиатра, которого консультировал Дэниел Эллсберг — бывший сотрудник Министерства обороны, передавший служебные материалы газетам The Washington Post и The New York Times.
Адвокаты обоих ответчиков настаивали на аннулировании иска из-за нарушения гражданских прав психиатра, выразившегося в том, что агенты правительства искали доказательства того, что Эллсберг рассказал о стратегиях применения ядерного оружия. И в этой связи они подчеркивали, что заставят правительство обнародовать эти сведения официально, в суде, чтобы пояснить мотивы для возбуждения дела.
В связи с этим по моему предложению в 1980 году Конгресс принял Classified Information Procedures Act, регламентирующий правила разглашения такой информации, направленные на защиту как прав обвиняемого, так и национальной безопасности. В частности, судьи получили возможность точно описывать полученные сведения, не сообщая о них как таковых.
На протяжении минувших десятилетий такая система весьма успешно работала, хотя и не всегда. Так, подозреваемые в терроризме, содержавшиеся в Гуантанамо, получили возможность предоставлять данные, не прошедшие цензуру. Не исключено, что такую же тактику изберут и адвокаты Трампа, которому ранее уже удавалось доказывать свою невиновность, даже если было вполне очевидным, что он преступил закон. И, вероятно, потребуется принять новый билль, чтобы Министерство юстиции смогло воспрепятствовать подобным попыткам.
Филип Аллен Лаковара, 
The Hill

Возврат к списку


Добавить комментарий
Текст сообщения*
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Защита от автоматических сообщений