Закусив удила

23.10.2020 Политика

(0)
Поделитесь с друзьями:
Закусив удила

Дав государственному секретарю Майку Помпео распоряжение рассекретить тысячи электронных писем Хиллари Клинтон и настаивая на том, что генеральный прокурор Уильям Барр должен привлечь к ответственности Барака Обаму и Джозефа Байдена, президент Дональд Трамп поступает так же, как на его месте сделали бы Владимир Путин, Си Цзиньпин или Реджеп Эрдоган.

Трамп и ранее утверждал, что члены администрации могут использовать свои полномочия для преследования его политических оппонентов. Но в нынешней ситуации, складывающейся для него все менее благоприятно, подобные заявления можно воспринимать как прямую угрозу.
«У такого поведения нет прецедентов, — отметил профессор Гарвардского университета Джек Голдсмит, возглавлявший управление правового консультирования Министерства юстиции в годы правления Джорджа Буша-младшего. — Со времен «Уотергейта» стало нормой, что президент не должен даже комментировать проводимые расследования, не говоря уже о вмешательстве в их ход».
Однако Трамп, похоже, убежден в том, что может руководить государством так же, как компанией, — то есть практически бесконтрольно. Об этом свидетельствуют бездоказательные заявления о том, что Обама, Байден и Клинтон стояли за слухами о связях его избирательного штаба с Россией. И ныне он намеревается подкрепить свои утверждения, добиваясь, чтобы Помпео еще до выборов рассекретил электронную переписку Клинтон.
«Президенты США избегали демонстрации своей силы, — отметил в этой связи историк Майкл Бешлосс. — Появление Трампа на балконе по возвращении из госпиталя знаменует отказ от такой традиции».
Не менее символично и то, что главы государства не старались пользоваться всеми имеющимися полномочиями, полагая, что так поступают лишь диктаторы. И если Помпео уступит давлению со стороны Трампа, то критика в адрес Путина, Цзиньпина или Эрдогана станет менее оправданной, ведь юридическая система США будет использована для преследования политических оппонентов — так же, как в России, Китае либо Турции.
«Я работал под началом 9 глав внешнеполитического ведомства, и никогда не происходило ничего подобного, особенно в год выборов, — подчеркнул Николас Бернс, бывший заместитель госсекретаря, а ныне неофициальный советник Байдена. — Подобный поступок подорвет доверие к США как к демократической стране. Госсекретарь традиционно не вмешивается в избирательный процесс. Переписку Клинтон можно было обнародовать ранее в любой момент, и то, что это собираются осуществить именно сейчас, свидетельствует о злоупотреблении полномочиями со стороны Трампа и Помпео».
В столь же затруднительной ситуации может оказаться и Барр — ни один генеральный прокурор после Джона Митчелла, который по настоянию Никсона возбудил дело о сговоре против критиков войны во Вьетнаме, не начинал резонансные уголовные расследования в год выборов. Еще в феврале Барр заверил, что Трамп и не просил его ни о чем подобном. Но если бывшим первым лицам страны все же выдвинут обвинения, это будет свидетельствовать о том, что и он уступил перед политическим давлением, на которое жаловался и ранее, заявляя, что «твиты президента не дают мне возможности заниматься своей работой».
С другой стороны, отказ Барра может стать причиной его увольнения из-за недостаточной лояльности. В том же, что Трамп крайне заинтересован в начале разбирательств, свидетельствует его заявление в интервью радиоведущему Рашу Лимбо: «Пока Барр не предъявит обвинения в совершении крупнейшего политического преступления в истории страны, я не успокоюсь. Моей целью является только победа».
Дэвид Сэнджер, 
старший корреспондент 
The New York Times

Возврат к списку


Добавить комментарий
Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Защита от автоматических сообщений