Насколько мы невежественны?

Насколько мы невежественны?

06.04.2011 Проблема
RUSREK
(0)
Поделитесь с друзьями:
Насколько мы невежественны?

Не так давно, когда по просьбе «Newsweek» 1000 американцев ответили на вопросы теста на получение гражданства США, 29% из них не смогли назвать имя вице-президента. 73% не смогли правильно ответить, почему мы вели «Холодную» войну. 44% не смогли определить Билль о правах. А 6% не сумели даже обвести кружком на календаре День независимости.

Не поймите нас неправильно: в невежестве граждан нет ничего нового. Согласно исследованию Майкла Х. Дели Карпин, декана Анненбергской школы коммуникаций, ежегодное изменение в знаниях граждан со времён Второй Мировой войны меняется в пределах в среднем чуть менее 1%.

Но мир изменился. И, к сожалению, он становится все более и более негостеприимным к нелюбопытным «ничегонезнайкам» — таким, как мы.

Чтобы оценить связанные с этим риски, важно понимать, откуда происходит это американское невежество. В марте 2009 года «Европейский журнал коммуникаций» провёл опрос граждан Великобритании, Дании, Финляндии и США по вопросам, относящимся к международным отношениям. Европейцы выиграли у нас с разгромным счётом. 68% датчан, 75% британцев и 76% финнов смогли, например, определить, что такое «Талибан», а среди американцев это сумели сделать только 58%, — хотя мы возглавили атаку на Афганистан. Это только последний из множества опросов, которые показывают наше отставание от собратьев из Первого мира.

Большинство экспертов соглашаются, что относительная сложность политической системы США делает её трудной для понимания. Во многих европейских странах парламенты имеют пропорциональное представительство, и партия большинства правит, не будучи вынуждена «делиться властью со множеством субнациональных правительств», — отмечает йельский политолог Джейкоб Хэкер, соавтор книги «Политика «Победитель получает всё»». Напротив, мы обременены непропорциональным Сенатом; запутанным клубком бюрократии штатов, местных и федеральных органов; и почти постоянными выборами для всех мыслимых учреждений (судья, шериф, член школьного совета и тому подобное). «Никто не обладает достаточной компетентностью, чтобы понять всё это, — что вы осознаёте всякий раз, когда голосуете, — пишет Майкл Шудсон, автор книги «Добропорядочный гражданин». — Вы знаете, что вам предстоит потерпеть неудачу, и это отвращает вас от того, чтобы узнать больше».

Положение усугубляется и другими факторами. Один из самых значительных, как утверждает Хэкер, это децентрализованная система образования, которая осуществляется каждым штатом отдельно: «Когда у вас есть более централизованная программа, у вас больше знаний и сильнее гражданская культура». Другое препятствие — то, что мы надеемся на программы вещания, которые диктует рынок, а не на общественное вещание, которое, по данным «Европейского журнала коммуникаций», «уделяет больше внимания общественным вопросам и международным новостям, а также содействует расширению знаний в этих областях»».

Более двух столетий американцам сходило с рук то, что они немногое знали об окружающем мире. Но времена изменились — и они изменились так, что невежество граждан становится большой проблемой с будущими последствиями. Изоляционизм хорош для изолированного общества, но мы не можем больше себе позволить интересоваться только собственными делами. То, что происходит в Китае и Индии (или на японской АЭС), влияет на сборщика автомобилей в Детройте; то, что происходит в законодательном органе штата или в Белом доме, влияет на конкуренцию в Китае и Индии. До появления Интернета было достаточно силы мускулов; информационная экономика требует вместо этого мозгов. И там, где мы когда-то полагались на политические институты (такие как профсоюзы), чтобы обучить средние классы и дать им рычаги, сейчас у нас нет ничего. «

Newsweek


Автор:  RUSREK

Возврат к списку


Добавить комментарий
Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Защита от автоматических сообщений