Медицинская «мафия» США

Медицинская «мафия» США

20.03.2013 Проблема
Лея Мозес
(0)
Поделитесь с друзьями:
Медицинская «мафия» США

Фантастическая дороговизна медицинских услуг в нашей стране стала притчей во языцех. Причины этой дороговизны пытаются определить политики, экономисты, журналисты, представители системы здравоохранения и, конечно же, рядовые американцы, которых медицинские счета доводят до разорения и банкротства.

Сенсационное расследование, проведенное корреспондентами журнала Time во главе со Стивеном Бриллом, выявило нового «виновника» проблемы. Это не правительство, не фармацевтическая индустрия и не доктора, запускающие руку в казну Медикейда и Медикера, а крупные некоммерческие госпитали США.
Журналисты утверждают, что эти госпитали нещадно обирают пациентов, особенно тех, кто не имеет медицинскую страховку, контролируют докторов и страховые компании и тратят фантастические суммы на лоббирование своих интересов в Вашингтоне. Что же касается лидеров некоммерческих госпиталей, то они получают колоссальные зарплаты и ведут шикарный образ жизни, не уступая в этом кинозвездам и знаменитым баскетболистам. Почему и как все это происходит? Начнем с конкретного примера.
$21,000 за изжогу
Джэнис С., жительница Стэмфорда (Коннектикут) как-то ночью проснулась от сильной боли в груди. Испугавшись, что у нее инфаркт, Джэнис вызвала «скорую», которая доставила ее в некоммерческий Stamford Hospital, где она провела три часа. Ее осмотрел врач, ей сделали несколько анализов, сказали, что у нее – всего-навсего изжога, и отправили домой. Это, как говорится, хорошие новости. Но были и плохие: стоимость оказанных ей медицинских услуг составила $21,000: 995 – за «скорую», 3,000 – за осмотр врачом, и 17,000 – за пребывание в госпитале!
Надо сказать, что за год до этого 64-летняя Джэнис потеряла работу и заодно медстраховку, а права на получение Медикера не имела до 65 лет. Поэтому цены на ее лечение не ограничивались ни законом о Медикере, ни правилами той или иной частной страховки, и в результате немолодая женщина стала идеальной «добычей» для госпиталя. Среди услуг, оказанных Джэнис, были три так называемых “TROPONIN I” tests. Этот тест определяет уровень некоторых протеинов в крови, индикаторов сердечного приступа. Тот факт, что Джэнис прошла три теста, не проблема: повторение данного анализа через определенные промежутки времени практикуются во многих госпиталях во избежание ошибок. Проблема в том, что “TROPONIN I” test, который в рамках Медикера стоит $13.94, обошелся Джэнис в $199.50, то есть за три теста она должна была заплатить почти $600! В беседе с журналистами представители Stamford Hospital заявили, что эта цена не взята с потолка – она зафиксирована в так называемом chargemaster – прейскуранте цен всех анализов, процедур и прочих медицинских услуг, который имеется в каждом госпитале.
Чудаковатый дядюшка на чердаке
В недавнем прошлом chargmasters были толстенными томами вроде телефонных книг, сейчас это гигантские компьютерные файлы, к которым, по идее, должен получать доступ каждый пациент. Но, увы, большинство пациентов об их существовании даже не подозревает. Но это еще полбеды.
Беда в том, что, как метко заметил Стивен Брил, администрации госпиталей относятся к chargemasters, как к чудаковатым дядюшкам, живущим на чердаке: об их существовании знают, но посторонним их стараются не показывать. Почему? Потому, что цены в госпитальных прейскурантах – огромные и непонятные, не отвечающие критериям здравого смысла, логики, математики и абсолютно не соответствующие реальной стоимости различных медицинских услуг. К сожалению, именно эти бессмысленные цены – причина колоссальных затрат страховых компаний и отдельных пациентов.
Богатые иностранцы и бедные американцы
В ответ на вопрос о странных ценах в chargemasters представители госпиталей дают журналистам однотипный ответ: цены – традиционные, исторические, давно определившиеся, причем никто в действительности столько за лечение не платит. Более того, госпитали объясняют фантастические цены… благими намерениями и заботой о здоровье малоимущих американцев. Так Джон Ганн, CEO знаменитого нью-йокрского Memorial Sloan-Kettering Cancer Center сказал, что «по полной программе» центру платят исключительно богатые иностранцы, а их деньги, в свою очередь, позволяют лечить бедных жителей нашей страны.
Однако журналисты нашли две «дырки» в подобных заявлениях. Во-первых, в большинстве госпиталей фантастические суммы за лечение требуют не от саудовских шейхов, а от небогатых американцев – тех, которые недостаточно бедны, чтобы иметь Медикейд, и недостаточно богаты, чтобы покупать частные страховки. Во-вторых, есть огромная разница между этими ценами и расходами госпиталей, и именно она позволяет нонпрофитным учреждениям получать высокие прибыли, даже с учетом всех скидок и льгот.
Давим на Медикер
Идеальный пример для подтверждения выводов Time – случай с той же Джэнис С. Ее направили также на другой анализ крови, который в рамках Медикера стоит $11.02, а ей обошелся ей в $157.61. Конечно, представители финансового отдела Stamford Hospital могут утверждать, что Медикер платит за услуги мизерные суммы, не соответствующие рыночным ценам, и что госпитали теряют до 10% доходов на каждого получателя Медикера. Однако даже если допустить, что реальная цена этого теста на 10% больше, чем в рамках Медикера, то стоить он должен $11.02 +10%, но никак не $157.61.
Медикер тщательно собирает и контролирует данные обо всех типах лечения, которые предлагаются в госпиталях. Более того, Медикер очень серьезно следит за тем, чтобы в рамках программы нон-профитные госпитали получали компенсации за все, оказанные ими услуги. Однако Медикер следит и за тем, чтобы, после всех расчетов, нон-профитные госпитали таковыми и оставались, то есть не превращались в коммерческие компании с колоссальными прибылями.
Администрации госпиталей хором жалуются на Медикер и его дешевизну, Однако на самом деле Медикер, под давлением Конгресса, на который, в свою очередь, давят лоббисты системы здравоохранения, уже начал идти этой системе навстречу. Например, Конгресс заставляет Медикер платить за инвалидные кресла, костыли и другие приспособления на 25-75% больше, чем они стоят в Walmart. Так или иначе, судя по докладам, которые нон-профитные госпитали представляет в Министерство здравоохранения ежегодно, именно скромные цены в рамках Медикера, а не колоссальные суммы в chargemasters, соответствуют их реальным расходам. Например, в соответствии с докладом того же Stamford Hospital за 2010 год, его расходы на лабораторные тесты составили 27.5 млн долларов. А вот общая сумма счетов, предъявленных пациентам за эти услуги, составила 293.2 млн долларов. То есть госпиталь запрашивал за лабораторные тесты в 11 раз больше их реальной стоимости.
Ее величество аппаратура
Еще один немаловажный фактор – дорогая современная аппаратура госпиталей. Той же Джэнис С. сделали дорогой современный тест – CT scan, стоимостью $7,997.54 (по Медикеру – $554) – вместо обычного стресс-теста, который даже по госпитальному прейскуранту стоит гораздо меньше – $1,200 (а по Медикеру – всего $96).
По мнению журналистов Time, направление Джэнис на сложный тест объясняется просто. Госпиталь заплатил за CT сканнер $250,000, а администрации надо как можно скорее покрыть эти расходы, чтобы начать использовать аппарат уже с целью получения прибыли.
Судя по исследованиям, проведенным консалтинговой компанией McKinsey & Co., затраты на подобную аппаратуру обычно окупаются в течение года, если ежедневно проводить по 10-15 процедур. А так как аппарат можно использовать в течение 7-10 лет, то деньги, которые он приносит в течение 6-9 лет, уже не компенсируют расходы, а пополняют казну госпиталя. В McKinsey report отмечается также, что в США проводят гораздо больше дорогих современных тестов, чем в других странах. Например, на 71% больше, чем в Германии, где государственная медицинская система не поощряет подобные вольности.
Кроме того, американцы, даже получатели Медикера, платят за такие тесты больше, чем жители других стран, в частности, в четыре раза больше, чем в той же Германии.
Наконец, в McKinsey report отмечается, что доктора направляют пациентов на дорогостоящие процедуры, даже если это совсем не обязательно. Не отрицают этого и сами доктора: как заметил в беседе с журналистами Time врач, работающий в отделение «скорой помощи» одного из нон-профитных госпиталей, «посылать человека, попавшего в наше отделение, на CT test – то же самое, что обыскивать в аэропорту 90-летнюю бабулю, подозревая, что она может быть террористкой».
Страховка, которой нет
Пациенты, имеющие частные страховые полисы, тоже получают услуги по льготным ценам, в тех случаях, когда госпиталь входит в сеть учреждений, охваченных тем или иным частным планом. Но скидки для людей с частными страховками не такие большие, как для получателей Медикера, поэтому, несмотря на «поблажки», эти пациенты тоже способствуют росту прибыли официально нон-профитных госпиталей.
Более того, многие «счастливые обладатели» частных полисов в госпиталях обнаруживают, что их страховки покрывают далеко не все услуги, и за некоторые процедуры, тесты и т.д., им тоже приходится платить по ценам в пресловутых chargemasters.
Еще один интересный нюанс: чем больше клиентов имеет тот или иной частный план, тем больших скидок на цены он может добиться от госпиталей. Причем во время переговоров страховые компании пытаются в качестве отправного пункта использовать стоимость услуг в рамках Медикера, а не госпитального прейскуранта. То есть они настаивают, чтобы их клиенты платили на 30-50% больше, чем получатели Медикера, а не на 30-50% меньше, чем в chargemaster.
Однако страховые компании в последнее время теряют свое могущество, потому что нон-профитные госпитали, расширяясь за счет своих прибылей, покупают докторов, частные практики, даже другие больницы. В результате страховые компании нуждаются в госпиталях в большей степени, чем госпитали – в страховых компаниях, поэтому во время переговоров последним приходится отталкиваться от цен в chargemasters. «В последнее время мы вынуждены делать это все чаще», – сказал журналистам адвокат гигантского страхового плана Aetna Inc. И все-таки, главный источник дохода – это люди вроде Джэнис С., которые не имеют частной страховки…
Медицинско-промышленный комплекс
Подводя итоги, Стивен Брил и его коллеги подчеркивают, что в сотнях больших и маленьких городов нашей страны некоммерческие, «нон-профитные» госпитали превращаются в крупные и очень даже «профитные» бизнесы, а их руководители входят в число самых высокооплачиваемых людей США. Так, 14 администраторов Memorial Sloan-Kettering Cancer Center в Нью-Йорке получают более 500,000 долларов в год, а шесть из них – более 1 млн долларов. Не отстают от них и управленцы из небольших городов. Так, Роберт Трефри, CEO госпиталя в Бриджпорте, получил в 2010 году 1.8 млн долларов, а его коллега из Yale New Haven Health System Марта Боргстром – 2.5 млн долларов и т.д.
Некоммерческие госпитали стали могущественными учреждениями, которые доминируют в экономике нашей страны. Америка тратит почти 20% ВВП на здравоохранение – почти в два раза больше, чем большинство других развитых стран. Судя по исследованиям McKinsey & Co., США тратят на здравоохранение больше, чем 10 стран, вместе взятых: Япония, Германия, Франция, Китай, Великобритания, Италия, Канада, Бразилия и Австралия. Тем не менее, лечение, которое наши сограждане получают в госпиталях – не лучше, а чаще – хуже, чем в этих странах.
По данным Center for Responsive Politics, в 1998-2012 гг. фармацевтическая индустрия и система здравоохранения вместе с организациями, представляющими докторов, госпитали, дома престарелых, HMO и другие медицинские учреждения, потратили за $5.36 млрд на лоббирование своих интересов в Вашингтоне. Неудивительно, что журналисты называют все эти группы, вместе взятые, «медицинско-промышленным комплексом» – по аналогии с термином президента Эйзенхауэра «военно-промышленный комплекс». Более того, подчеркивают, что военная индустрия, и могущественные нефтяники за тот же период потратили на лоббирование гораздо меньше – соответственно, $1.53 млрд и $1.3 млрд.
Основываясь на данных McKinsey report и других исследований, журналисты Time пришли к выводу, что в текущем году мы заплатим за медицинские услуги 2.8 триллиона долларов. Из них около 800 млрд будут выплачены Медикером и Медикейдом. Остальные 2 триллиона заплатят частные страховые планы и люди, которые не имеют медицинской страховки. При этом львиную долю получат именно некоммерческие госпитали, превратившиеся в коммерческие.


Автор:  Лея Мозес

Возврат к списку


Добавить комментарий
Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Защита от автоматических сообщений