Бизнес на лихорадке Эбола

Бизнес на лихорадке Эбола

08.10.2014 Проблема
RUSREK
(0)
Поделитесь с друзьями:
Бизнес на лихорадке Эбола

Сегодня вирус Эбола называют “чумой XXI века”. Число заболевших кажется действительно впечатляющим. Однако в последнее время возникает стойкое ощущение, будто истерия вокруг этой темы искусственно нагнетается. Все дело в том, что сегодня подобные заболевания все больше превращаются в целую индустрию. Зарабатывают на искусственно раздуваемых эпидемиях и крупные фармацевтические компании, и страховщики, и политики, и даже структуры, подобные ВОЗ.

Случай с лихорадкой Эбола, однако, по-своему уникален. До последнего времени Эбола считалась так называемым “сиротским” заболеванием, в поиски вакцины от которого вкладываться было просто невыгодно. Фармкомпании — это часть позора современной науки, потому что фармацевтика разрабатывает лекарства только для тех покупателей, кто может эти лекарства купить. У бедных африканцев, которые, как правило, и страдали от этой болезни, денег на лекарства нет.  Претензии в адрес фармкомпаний высказывал британский профессор Джин Эштон, сравнивавший реакцию рынка на вирус Эбола с тем, как в 80-е годы в США и Великобритании отнеслись к появлению СПИДа.
Для лихорадки Эбола в этом году, похоже, наступил перелом. Не исключено, что именно нынешняя вспышка этого заболевания переведет его в разряд коммерчески выгодных. А потому и шумиха вокруг нескольких тысяч заболевших будет только нарастать.
Болейте на здоровье фармацевтам
Пока финансовый размах вокруг Эболы не поражает воображение. Единственная сколько-нибудь внушительная цифра, просочившаяся в СМИ, — 100 млн. долларов, которые ВОЗ не так давно запросила на кампанию по борьбе с распространением вируса в Африке.
Однако уже сегодня очевидно, что это только начало. Достаточно сказать, что к настоящему времени исследованиями вируса и поиском вакцины уже занялись девять крупных фармацевтических компаний.
К настоящему моменту определились уже два лидера гонки за вакциной — канадская компания Tekmira и американская Марр Biopharmaceutical. Интересно заметить, что у второй уже даже имеется готовый препарат Zmapp, который, правда, еще не прошел испытания на людях.
Канадцы, в свою очередь, также уже начали переговоры с ВОЗ и — внимание! — правительственными учреждениями о том, чтобы именно их вариант вакцины, TKM-Ebola, применялся для лечения больных в Западной Африке.
Об определенных успехах доложили также компании Bio Cryst, Fujifilm и New Link Genetics. Примечательно, что разработки в этих компаниях велись, по сообщениям СМИ, на правительственные гранты.
Смерть как отрасль экономики
О том, какие прибыли фармацевтам и смежному бизнесу может сулить лихорадка Эбола в случае ее превращения в действительно массовое заболевание, можно проследить на примере СПИДа, который по праву может считаться самым успешным финансовым проектом XX века в области фарминдустрии.
Видимо, чтобы несколько оживить затухающую было тему, в 2006 году в Торонто был организован Всемирный конгресс по борьбе со СПИДом, на котором его участники, заинтересованные фармкомпании, общественные организации и т. п., дискутировали о том, как следует развивать экономику отрасли по борьбе со СПИДом. Вот несколько цифр: в 2006 году общемировые затраты на борьбу со СПИДом составили 15 млрд. долларов, в 2007-м — 18, в 2008-м — 23 млрд.
Лихорадка Эбола имеет хорошие шансы стать аналогичной “золотой жилой” для фармкомпаний. По статистике, от нее умирают от 25% до 90% заболевших. Это значит, что перед потенциальными разработчиками вакцин открываются поистине широкие перспективы.
Вот только одна загвоздка: вирус Эбола известен человечеству уже не один десяток лет, но до сих пор найти лечение от него так никому и не удалось. Впрочем, аналитики рынка уверены, если исследования будут должным образом профинансированы, лечение непременно найдется.
Вирусный пиар
Впрочем, если лихорадке Эбола не будет суждено получить лавры СПИДа, то это вовсе не означает, что заболевание окажется совсем уж не прибыльным.
В этом смысле показательным примером выглядит кампания по нагнетанию общемировой истерии вокруг свиного гриппа в 2009 году. Тогда одним из непосредственных инициаторов перевода дела на чисто коммерческую основу выступила сама ВОЗ. Сначала донельзя повысили угрозу возникновения пандемии свиного гриппа, оценив ее в пять единиц по шестибалльной шкале. На этом фоне усиливались разговоры о том, что необходимо в срочном порядке начать работу над вакциной, а потом внезапно все та же ВОЗ официально объявила, что свиной грипп, оказывается, прекрасно поддается лечению противовирусными препаратами. Только не абы какими, а одним-единственным — Tamiflu, который выпускает швейцарская компания Roche.
Нетрудно догадаться, что спрос на Tamiflu тут же превысил предложение. На интернет-аукционах стоимость препарата доходила до 200 долларов. Спустя некоторое время Roche, впрочем, пришлось немного потесниться. Другие крупные и влиятельные игроки рынка также заявили о том, что и у них есть противовирусные препараты, ничуть не хуже справляющиеся с опасным вирусом. Таким образом, список рекомендованных ВОЗ лекарств для лечения свиного гриппа пополнился препаратом Relenza, выпускаемым британской фармкомпанией Glaxo Smith Kline.
Дорогие больные
В 2010 году были проведены слушания и начато расследование относительно шумихи вокруг свиного гриппа. Дело пока ничем не закончились, зато, по подсчетам экспертов, на борьбу с объявленной эпидемией в общей сложности было потрачено около 18 млрд. долларов по всему миру.
Даже если представить, что в итоге где-то кому-то чего-то удастся доказать, то совершенно очевидно, что какой-нибудь напуганный потребитель, потративший 200 долларов на чудо-препарат, свои деньги назад уже не получит. А значит, и фармкомпании останутся при своих.


Автор:  RUSREK

Возврат к списку


Добавить комментарий
Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Защита от автоматических сообщений