Как выживают больные раком в США

Как выживают больные раком в США

16.01.2019 Проблема
Михаил Трипольский
(0)
Поделитесь с друзьями:
Как выживают больные раком в США

Во всем мире рак уносит 8 миллионов жизней в год, в США - не менее 560 тыс. Два года назад, в январе 2016 года, в своей заключительной речи, обращенной к Конгрессу, Барак Обама объявил о новой исторической миссии американского народа – решительной борьбе с раком с целью полной и окончательной победы над ним.

Президент тогда отметил, пишет сайт «Милосердие», «что нужно всячески способствовать быстрейшему наступлению новой эры медицины, в которой пациенту будет обеспечено правильное лечение в нужный момент времени. Речь идет о высокоспециализированных терапиях, созданных не столько для широкой нозологии (того или иного известного заболевания), сколько для конкретного пациента с учетом именно его индивидуальных характеристик (генетических, иммунологических и прочих)». Американские врачи активно работают в этом направлении, дают шанс на выживание тысячам людей. Вот только стоимость такого лечения столь велика, что многие тяжело больные люди просто не в состоянии оплачивать спасительную терапию.
Героине материала в USA Today 41-летней Кристен Килмер в 38 лет была диагностирована неизлечимая, как сказали врачи, опухоль груди. Что оставалось делать: медленно угасать, глядя со слезами на глазах на свою 8-летнюю дочь? Кристен сама рано лишилась матери, перспектива, что ее малышка останется сиротой, давила на молодую женщину с ужасной силой. Женщина не опустила руки, не смирилась с приговором, начав поиски новых перспективных исследований, проводимых в стране. Ее поиски увенчались успехом, пишет газета, врачи, проводившие исследования в области секвенирования генома пациента и создания т.н. «прицельной терапии» для конкретного человека, согласились помочь. Кристен начала лечение, «прицельная терапия» заработала...
Но с самого начала возникли проблемы другого плана – оплата лечения. Для страховой компании, полисом которого женщина пользовалась, «прицельная терапия» проходила по статье «экспериментальная терапия».

На практике это означает, что страховщик покрывает только часть лечения рака, все остальные расходы – за свой счет. В случае с Кристен – это $17 тыс. долларов в месяц!
«Прицельная терапия» - сегодня одно из самых перспективных направлений исследований в борьбе раком. Однако стоимость тестов и лечения столь велика, что недоступна для многих пациентов. Немалое число наших читателей, критикуя Обамакер, не знают, да и не хотят знать, что при всех недостатках медицинской реформы, она спасает тысячи и тысячи людей, больных раком. Даже обычное лечение, а не экспериментальная методика, как в случае с Кристен Килмер, стоит огромных денег.
В своей статье «План Трампа: дешевые лекарства по Медикеру» («Русская реклама №47, 2018 год) я подверг критике редакционную статью газеты «Уолл-стрит джорнэл» в вопросе контроля и ограничения цен на лекарства. Издание - выразитель интересов бизнес-сообщества, сделала акцент в своей критике на плане президента Трампа, утверждая, что, платя меньше производителям лекарств, европейские медицинские власти ограничивают доступ своих пациентов к значительному числу новых препаратов, в частности, новых методик лечения рака. Из 74 новых лекарств, созданных с 2011 по 2018 год, в США пациентам были, условно говоря, «доступны» 95% препаратов, в Великобритании – 74%, в Японии – 49%, в Греции – 8%.
Да, в США у больных в принципе больше доступа к новым достижениям онкологии, однако возможности эти нередко чисто гипотетические: лекарства есть, а оплата их для многих больных – неподъемная ноша. Хотя исследования в области секвенирования генома пациента и создания т.н. «прицельной терапии» - относительно новое направление, уже сотни тысяч больных прошли тесты для определения мутаций генов, являющихся причиной рака. Этим людям можно помочь, но нужны деньги, большие деньги.
В марте прошлого года администрация Медикера заявила, что правительство приняло решение выделить $2,5 млрд на тесты для определения мутаций генов у людей, которым был поставлен такой диагноз, как и Кристен, – неизлечимая форма рака. Однако, отмечает USA Today, только небольшая часть страховых компаний покрывает расходы на такие тесты.
«Я была уверена, что моя страховка оплатить тест, - говорит в интервью газете Кэрри Вейман, страдающая от рака груди мать шестерых детей - увы, мне прислали счет на $5800, не заплатив ни цента».
Проведение секвенирования генома пациента – это только начало. В ряде случаев пациенты могут получить доступ к новым лекарствам только при участии в экспериментальных исследованиях. При этом возможность лечения осложняется таким обстоятельством, как удаленность медицинского центра от места жительства пациента. Далеко не все пациенты могут себе позволить поездки на дальние расстояния. Кристин Килмер приходится ездить каждый месяц в клинику: дорога туда и обратно занимает 12 часов.
Проведенный ей генетический тест показал мутацию гена PALB2. Предварительные исследования показали, что опухоль с такой мутацией может поддаваться лечению препаратом под названием Lynparza, однако это не было подтверждено в ходе экспериментов с участием большого числа людей. Федеральное агентство Food and Drug Administration (FDA) одобрило пока применение Lynparza для больных раком груди с мутацией гена BRCA.
Правила не запрещают докторам выписывать больным раком с другими мутациями данный препарат - такая практика носит название «off-label». Однако страховые компании неохотно оплачивают лечение «off-label», только если оно не рекомендовано экспертами.
В случае с Килмер все три года с момента постановки диагноза и начала лечения она провела в баталиях со страховщиками и обращениями за помощью к производителям лекарств. Фармацевты шли ей навстречу, помогая с лекарствами, принимая во внимание средний уровень дохода ее семьи. Однако в сентябре прошлого года фармацевтическая компания AstraZeneca вдруг отказалась выступать спонсором Килмер. Кристин оспорила этот решение.
«Для меня оплачивать лечение из своего кармана стало бы неподъемной ношей, - говорит она. – Моя семья и так влезла в гигантские долги по кредитным картам в самом начале лечения». По расчетам Килмер, ее расходы на лечение только на начальном этапе составили более $80 тыс.! Рассказывая свою историю USA Today, она сказала, что вынуждена отказаться от приема Lynparza. «Если производитель откажется оказывать мне помощь, сверну лечение. Я не могу допустить, чтобы мой муж – водитель грузовика и дочь взвалили на себя непосильную финансовую ношу, оказавшись в долгах, как в шелках».
Все, слава Богу, сложилось удачно. После того, как история Килмер была озвучена Kaiser Health News (подразделение Kaiser Family Foundation), лечащий врач сообщил своей пациентке, что компания AstraZeneca согласилась продолжать помогать ей, предоставляя лекарство бесплатно.
Но так везет далеко не всем. По словам Кэтрин Доналдсон, представителя ассоциации страховщиков – American’s Health Insurance Plans, дело не только в высокой стоимости лечения, но и в том, что, несмотря на успехи ученых-онкологов, страховые компании  хотят четко знать, что генетические тесты и «прицельная терапия» действие способны продлить жизнь пациентам.
Сегодня генетическое тестирование стало стандартным методом лечения при меланоме и раке легких, однако пока нет ясного ответа на вопрос: помогает ли «прицельная терапия» продлевать жизнь больных с другими видами рака. Без помощи же страховщиков многие тяжело больные люди, которым новые методики могут помочь, практически обречены. Оплачивать новое дорогостоящее лечение из своего кармана может лишь ограниченное число американцев. Старая, как мир, сентенция, что здоровье нельзя купить, верна не на 100 процентов...
Как показало исследование более чем 1 тыс. женщин, страдающих раком груди на поздней стадии, результаты которого были представлены на конференции American Society of Clinical Oncology, 54% больных вынуждены были прекратить лечение из-за невозможности его оплачивать из собственного кармана. 30% женщин, ответивших на вопросы исследователей, не имели возможности приобрести медицинские страховки.
Из проведенного в нынешнем году исследования медицинского журнала Jama oncology, следует, что относительно небольшое число женщин, страдающих раком груди, смогли после генетического тестирования воспользоваться спасительными лекарствами. Таковых оказалось всего 15%. Эксперты, отмечает USA Today, не спрашивали у женщин, что помешало им воспользоваться новыми препаратами. Медики однако знают ответ на незаданный вопрос. «Мы находим мутации, имеем возможность продлевать жизнь людей, - говорит руководитель исследования доктор Кэролин Пресли, - но, увы, у многих больных просто нет денег на приобретении лекарств».
И я вновь задаю вопрос своим коллегам из «Уолл-стрит джорнэл», постоянно в своих редакционных статьях атакующих концепцию доступной медицины для всех американцев: что с того, господа, что наши ученые создают новые препараты, в частности, от рака, если воспользоваться ими невозможно из-за отсутствия страховки или заоблачной стоимости, неподъемной не только для малоимущих, но и для представителей среднего класса?


Автор:  Михаил Трипольский

Возврат к списку


Добавить комментарий
Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Защита от автоматических сообщений