Вопрос жизни и смерти: получат ли американцы дешевые лекарства?

Вопрос жизни и смерти: получат ли американцы дешевые лекарства?

25.12.2019 Проблема
Михаил Трипольский
(0)
Поделитесь с друзьями:
Вопрос жизни и смерти:  получат ли американцы дешевые лекарства?

В 2016 году, ведя свою избирательную кампанию, Дональд Трамп пообещал избирателям, что в случае победы на выборах сделает все возможное для сокращения цен на лекарства.

Став президентом, он от своих слов не отказался и, казалось, был готов реализовать свои планы, несмотря на сопротивление однопартийцев. Отметим, что сторону президента в вопросе сокращения цен на лекарства занял второй по счету министр здравоохранения в его администрации Алекс Азар. Против решительно выступила Сима Верна – глава управления Медикера и Медикейда (Centers for Medicare and Medicaid). Представители спикера Палаты представителей Нэнси Пелоси и Белого дома в течение довольно длительного времени вели переговоры о принятии закона, который бы позволил американцам приобретать жизненно важные медикаменты по доступным ценам.
Увы, давление на Трампа со стороны республиканцев оказалось столь мощным, что уже в июле с.г. президент дал понять, что не готов на серьезную реформу. В Белом доме подтвердили эти слова в нынешнем месяце, после того, как на прошлой неделе Палата представителей одобрила биль Пелоси под названием Elijah E. Cummings Lower Drug Costs Now Act (законопроект назван в честь ушедшего из жизни в этом году конгрессмена Элиджы Каммингса) – пакет предложений, направленный против лекарственной удавки на шее миллионов американцев. За билль проголосовали все демократы и двое республиканцев – всего 230 человек, против 191 республиканец и один независимый.
Давайте познакомимся с этим документом - его основными положениями.;
По словам конгрессмена Энди Левина, «этот билль, по сути, вместил в себя все то, что обещал Дональд Трамп в 2016 году».
- Законопроект, в случае его принятия, предоставит министру здравоохранения право вести переговоры о снижении цен на медикаменты с производителями лекарств. Эти переговоры затронут, как минимум, 50 наименований, как максимум, – 250.
- Предусмотрен потолок цен для этих лекарств в 120% от стоимости лекарств в ряде других богатых западных государств. В ходе переговоров Министерства здравоохранения с фармацевтическими предприятиями будет обсуждаться снижение цен меньше установленного «потолка».
- Лекарства по сниженным ценам смогут приобретать клиенты частных страховых компаний и американцы с карточкой Медикера.
- Вводится «потолок» доплат из своего кармана при покупке лекарств клиентами Медикера
- В том случае, если производитель лекарств откажется вести переговоры с Министерством здравоохранения, предусмотрен штраф - до 95% от дохода по реализации конкретных препаратов.
После голосования по законопроекту 12 декабря республиканцы заявили, что введение налога-штрафа говорит о том, что переговоры – это профанация. На самом деле демократы вводят ценовой контроль. Такую же оценку дал законопроекту Elijah E. Cummings Lower Drug Costs Now Act и Белый дом. Если принять во внимание позицию Трампа в недавнем прошлом, то очевидно: президент явно преувеличивает свои возможности сопротивляться «специальным интересам» в Вашингтоне, бороться с которыми он чуть ли не клялся три года назад.
Интересно, что против этого «социалистического», по словам лидера республиканцев в Конгрессе Митча Маконнелла, билля, выступали демократы - «прогрессисты»: Прамила Джайпал, Марк Покан, Ллойд Доггетт. Они настаивали на более жесткой версии билля, обещая в случае невыполнения их требований заблокировать голосование. Борьба с ними заняла у Пелоси несколько месяцев, но в итоге она убедила «прогрессистов» поддержать законопроект, увеличив минимальное числа лекарств – предмет ценовых переговоров с 30 до 50.
Экспертную оценку «билля Пелоси» дали эксперты из Бюджетного офиса Конгресса: принятие законопроекта позволит снизить цены на лекарства, которые будут представлены на переговорах, почти на 50%. Это позволит сэкономить в течение 10 лет $456 млрд! Эти средства будут направлены на расширение услуг программы Медикер (стоматология, офтальмология, проблемы со слухом).
В то же время, после принятия законопроекта, отмечается в отчете Бюджетного офиса Конгресса, лекарственный рынок недосчитается в течение 10 лет восьми новых наименований. Это не так много, если учесть, что за этот период на рынок выходит около 300 новых препаратов.
Республиканцы Палаты представителей предлагают свой, куда более умеренный вариант. Основные пункты:
- «Потолок» расходов на оплату лекарств из собственного кармана клиентами Медикера.
- Меры против действий производителей лекарств, препятствующих появлению на рынке более дешевых дженериков.
- Необходимость предоставления производителями лекарств федеральным властям объяснительных записок с подробным обоснованием необходимости серьезного повышения цен на медикаменты.
- Указание цен на лекарства в телевизионной рекламе.
Хотя фармацевтические компании решительно против билля демократов, ряд положений билля республиканцев им также категорически не нравится. В частности, требование указывать цен на лекарства в телевизионной рекламе.
По словам Кевина Маккарти, лидера республиканцев в Палате представителей, «лекарственный билль, принятый в Палате представителей, значительно уменьшит возможности фармацевтических предприятий производить новые лекарства. Наши предложения позволяют избежать контроля над ценами».
Между тем, отказавшись от масштабной реформы, президент Трамп дал понять, что может поддержать весьма умеренный межпартийный законопроект сенаторов Чака Грэсли и Рона Вайдена. Однако республиканцы в Палате представителей выступают против его ключевого положения: возвращать деньги в программу Медикер, если стоимость препаратов растет быстрее, чем инфляция. По их мнению, это видоизмененный «ценовой контроль». Однако Вайден и демократы сената настаивают, что без этого пункта межпартийный билль не имеет шансов быть принятым. Впрочем, это не единственное положение билля Грэсли/Вайдена против которого выступают республиканцы Палаты представителей.
Демократы апеллируют к общественному мнению, которое, говорят они, на их стороне. В качестве доказательства организация Data for Progress опубликовала отчет по опросам населения касательно реформы цен на лекарства. Противники билля демократов не смогли набрать больше 40% голосов респондентов, даже когда опрашиваемым предлагались негативные выводы о «законопроекте Пелоси».
Почему, легко понять.
«В моем округе, - говорит конгрессвумен из Джорджии Люси МакБэс, - принятый нами билль, стань он законом, сократил бы расходы на лекарства, используемые для лечения рака груди, на $45100, диабетики сэкономили бы на инсулине 94% своих расходов. Я неоднократно слышала от избирателей сетования, что им пришлось сократить дозы инсулина или реже колоть себе препарат. Люди вынуждены рисковать своим здоровьем и даже жизнью, не имея возможности оплачивать лекарства».
Конгрессвумен из Калифорнии Эми Бера, врач по профессии, говорит, что в золотом штате в 2019 году 28 тыс. женщин был поставлен диагноз рак груди. «Принятый нами билль позволил бы сократить среднюю цену препарата Ibrance на 65%: с 69 до $23900 в год».
«Это ненормально, что американские семьи сталкиваются с астрономическими ценами на лечение, когда близкому человеку ставят диагноз рак, диабет, астма, ВИЧ, рассеянный склероз», - возмущается конгрессмен из Аризоны Грег Стэнтон – сопредседатель Health Care Task Force при организации New Democratic Coalition, в которую входят умеренные демократы Палаты представителей. Более 500 тыс. жителей этого штата страдают от астмы. «Билль Пелоси» сократит годовую стоимость их лечения с 1400 до $270.
Из отчета Бюджетного комитета Палаты представителей следует, что сокращение цен на лекарства поможет больным с ВИЧ/СПИДом и рассеянным склерозом: цены на лекарства сократятся, соответственно, с 15 до $6 тыс. и с 40 до $13 тыс.

По словам демократов, они обещали американцам в 2018 году сделать все возможное для снижения цен на лекарства, и свое слово они держат. Республиканцам придется выбирать: или помочь людям, или продолжать держать сторону крупных корпораций, - говорят представители Демпартии.
Такой выбор стоял перед конгрессменом-республиканцем Мэттом Гетцом, с которым многие из нас познакомились во время слушаний по импичменту в юридическом комитете Палаты представителей. Гетц проголосовал против «билля Пелоси». А между тем во Флориде, один из округов которого он представляет, 1 из 5 жителей страдает от артрита. Законопроект, против которого он проголосовал, позволяет сократить расходы на лечение с 40 до $10 тыс. в год.
«Честно говоря, я затрудняюсь ответить, почему президент Трамп сделал шаг назад в вопросе цен на лекарства, - говорит Пелоси, - ведь наши предложения соответствовали его намерениям. Почему он прервал переговоры, которые были в его интересах? Не знаю».
Согласно проведенному недавно опросу Hill-HarrisX Poll, на первом месте среди приоритетов избирателей в 2020 году стоят вопросы здравоохранения – такой точки зрения придерживается 15% американцев. На втором месте –  национальная безопасность – 12%, проблемы иммиграции и экономика – 10%, экология – 8%.
В своей статье в «Уолл-стрит джорнэл» бывший глава Food and Drug Administration (FDA) доктор Скотт Готтлиб, ныне венчурный инвестор, выразил свое мнение против «билля Пелоси». Он попытался убедить читателя, что контроль над ценами на лекарства, а эта мера затронет, как он написал «250 самых дорогих лекарств», создаст сложности для инвесторов, вкладывающие свои деньги в рискованные проекты по созданию новых препаратов. Риск потерять деньги велик, и если правительство станет ограничивать высокие прибыли при удачном завершении того или иного проекта, инвесторам станет невыгодно финансировать создание новых препаратов и методик лечения. В первую очередь, это касается лекарств для лечения генетических заболеваний, редких болезней, рака, редактирования генов и других ноу-хау в сфере производства новых препаратов. «В 2018 году инвестиции в генную и клеточную терапию составили 13 млрд, - информирует нас Готтлиб. – За последние три года резко возросло финансирование новых разработок генной, клеточной и нуклеотидной терапий... За последние три года FDA одобрила 4 новых лекарств в области генной терапии и еще 800 находятся на стадии разработки».
По мнению Готтлиба, FDA должно изменить подходы к одобрению появления на рынке новых лекарств, что позволит снизить цены, благодаря конкуренции. Может быть. Но это только предложения доктора-инвестора, реализация которых может и не состояться, а вот лекарства, спасающие жизни людей, нужны сегодня.

Михаил Трипольский

Автор:  Михаил Трипольский

Возврат к списку


Добавить комментарий
Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Защита от автоматических сообщений