А сначала они срывали

04.12.2019 Грузия

(0)
Поделитесь с друзьями:
А сначала они срывали

В Грузии состоялся премьерный показ фильма о любви между двумя юношами-танцорами. Картина “А потом мы танцевали” шведского режиссера грузинского происхождения Левана Акина уже завоевала несколько международных кинонаград, а Швеция выдвинула этот фильм на “Оскар”.

Фильм возмутил ультраправых: они призвали бойкотировать фильм и грозились сорвать премьеру. Неприемлемым показ картины назвали и в патриархии Грузии. Перед первым показом у кинотеатра собрались около 300 человек – в основном представителей ультраправых организаций организаций.
Активисты несколько раз пытались прорвать полицейское оцепление, но им это не удалось: здание охранял полицейский спецназ. Попасть внутрь кинотеатра и сорвать показ им не удалось. Зрители попали на сеанс, и он состоялся. После начала фильма полиция приступила к задержаниям.
“А потом мы танцевали” – первый художественный фильм в карьере актера Бачи Валишвили. Он исполнил одну из главных ролей – танцора Ираклия. Говорит, что согласился участвовать в фильме, но когда ознакомился со сценарием, то чуть было не отказался. По признанию Бачи, он опасался реакции во многом консервативного грузинского общества на сюжет об однополой любви. При том, что семья, друзья и невеста, тоже, кстати, актриса, полностью его поддержали.
“И я пришел к выводу, что если ты хочешь что-то сказать, если действительно существует некая проблема, а ты актер и у тебя есть ответственность, то ты должен соглашаться на такие роли. Это очень проблемный вопрос в Грузии. И даже то, что я изначально столько думал соглашаться или нет, опасаясь реакции, то уже сам этот факт является серьезной проблемой”, – говорит актер.
Аналогичная реакция после прочтения сценария была и у актера Левана Гелбахиани. Для него это тоже первая работа в кино. Он исполнил другую главную роль – танцора Мераба.
“Я считаю, что этот фильм внесет довольно большую лепту в развитие нашего общества, поможет формированию толерантных личностей. Именно толерантность – это то, чего нам не хватает больше всего”, – сказал он.
Фильм “И потом мы танцевали” сняли всего за 27 дней. Съемки проходили в Грузии, порой – чуть ли не в условиях полной конспирации, рассказывает продюсер картины Кети Данелия. Из-за специфики сюжета съемочной группе периодически приходилось сталкиваться с проблемами.
“Когда мы обращались в официальные ведомства за теми или иными разрешениями, то нам все время приходилось доказывать, что в основе фильма лежит выдуманная история. Было много проблем с локациями, финансированием, в общем почти всюду мы сталкивались с какими-то преградами. Мы даже не могли сотрудничать с местными танцевальными ансамблями. Наш хореограф работал анонимно, поскольку мы не хотели создавать возможную угрозу его карьере”, – объясняет Кети Данелия.
В одном из своих интервью режиссер фильма Леван Акин, проживающий в Швеции, рассказал, что руководитель грузинского Национального балета Нино Сухишвили не только ответила отказом на предложение о сотрудничестве, но даже призывала другие коллективы не работать со съемочной группой.
Впрочем, представители руководства самого балета комментариев не делают. Пресс-служба крупнейшего грузинского ансамбля так и не ответила на звонки и смс-сообщения Настоящего Времени.
Звиад Мчедлишвили, currenttime.tv

Возврат к списку


Добавить комментарий
Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Защита от автоматических сообщений