Русскоязычный рекламный портал в США

  • Работа
  • Недвижимость
  • Знакомства

Последние обновления на 19 July 2019

Последние обновления на 19 July 2019

  • Новости
  • Иммиграция
  • Экономика
  • Здоровье
  • Криминал
Миллиардеры потребовали...налог
Миллиардеры потребовали...налог Новости

«Мы обращаемся ко всем кандидатам в президенты, как республиканцам, так и демократам, с просьбой поддержать предложение об умеренном увеличении налогов для десятой части богатейшего 1% американцев, то есть для нас, — говорится в обнародованном в Интернете письме, которое подписали 19 человек. — Источником налоговых поступлений должны быть наиболее состоятельные, а не средний класс и малообеспеченные».Одним из самых молодых авторов обращения стала 35-летняя Лисель Прицкер Симмонс, семья которой владеет более чем $33 млрд, которая обрисовала ситуацию так: «Мы являемся частью проблемы, поэтому обложите налогами нас». Сама же она поддержала сенатора Элизабет Уоррен, которая выступает за увеличение налогообложения самых богатых. По ее мнению, на доход свыше $50 млн должен быть дополнительный сбор в размере 2%, а если сумма активов составляет более 1 млрд — еще 1%, и за этот счет она планирует за 10 лет пополнить казну почти на $3 млрд.Сторонниками такого подхода являются и другие кандидаты от Демократической партии, в том числе Пит Баттиджидж и Бето О’Рурк, хотя разделяют эту точку зрения далеко не все. Следует учесть, что введение налога на наиболее богатых, предпринятое в 1995 году 15 странами, входящими в Организацию по экономическому сотрудничеству и развитию, дало неоднозначные результаты — в настоящее время он сохранился только в Швейцарии, Бельгии, Норвегии и Испании, а во Франции, Швеции и Германии от него отказались, поскольку не совсем понятно, как облагать, к примеру, такие активы, как произведения искусства.Тем не менее, Хьюз посвятил данной теме свою книгу Fair Shot, в которой призвал бороться с ростом неравенства, а Дисней, чей дед основал Walt Disney Co., недавно назвал безумием тот факт, что главный управляющий Боб Айгер получил зарплату в размере $65,6 млн. Тем не менее, это не помешало Бернару Арно стать, вслед за Джеффом Безосом и Биллом Гейтсом, третьим человеком, чье состояние превышает $100 млрд. Общая же сумма, которой распоряжаются 500 членов Bloomberg Billionaires Index, всего за 2 года увеличилось с 4,9 до $5,5 трлн.

Подробнее
Пограничники могут
Пограничники могут "дошутиться" Иммиграция

В настоящее время в ней зарегистрировано порядка 9,5 тысячи человек, а ее название является ссылкой на кодовое обозначение того, что нелегалы взяты под стражу. Группа действовала скрытно, так что пока не известно, как представителям ProPublica удалось не только ее обнаружить, но и подтвердить, что туда входят агенты Border Patrol. Тем не менее, подлинные личности некоторых были установлены.Об обсуждениях этих пользователей можно судить по тому, что смерть 16-летнего мигранта из Гватемалы, скончавшегося в мае на станции Border Patrol в Веслейко, штат Техас, вызвала у них только шутки. В адрес конгрессвумен Александрии Окасио-Кортес, демократки из Нью-Йорка, неслись только оскорбления, в том числе предложение заняться оральным сексом с кем-нибудь из задержанных нелегалов. Была размещена там и коллаж, на котором Дональд Трамп прижимает голову законодательницы к своему паху, с подписью: «Вот так правильно. Народ высказался, и сегодня демократия победила».По мнению Окасио-Кортес, все это свидетельствует о культе насилия в среде сотрудников Customs and Border Protection (CBP). Проблематичным такое поведение назвал и Дэниел Мартинес, социолог из Университета Аризоны, который изучает ситуацию на границе. Он охарактеризовал записи, оставленные членами группы, как ксенофобские и сексистские, предположив, что вряд ли такие взгляды разделяют лишь некоторые агенты СВР.«В этой связи считают оправданной самую жесткую критику, которая только была высказана ранее в адрес данного агентства, — отметил член Палаты представителей Хоакин Кастро, демократ из Техаса и глава Congressional Hispanic Caucus. — Некоторые агенты настолько лишены всяческих человеческих чувств, что опасны не только для мигрантов, но и для своих коллег».Глава Border Patrol Карла Провост назвала подобное поведение недопустимым, отметив, что полученные данные отправлены для изучения генеральному инспектору данного ведомства, и заверила, что нарушители правил профессионального поведения будут привлечены к ответственности.

Подробнее
Подумать о глубинке
Подумать о глубинке Экономика

Как отметил директор отдела исследований этой организации Кенан Фикри, молодежь иногда сталкивается с тем, что не может вырваться из таких регионов: уровень образования у представителей этого поколения недостаточен, а те, кто поступают в колледж, сталкиваются с возникновением задолженности.Ученые учли данные не только об уровне образования, но и доле пустующего жилья, безработице, доле бедняков, медианном доходе, изменениях динамики на рынке труда и активности бизнеса. При этом статистику сравнивали за 2 периода — с 2007-го по 2011 годы и с 2012-го по 2016-й, что и позволило установить, что в глубинке рецессия так и не закончилась, а кое-где положение дел и вовсе усугубилось.По словам Кита Орехела, доцента Wilmington College, улучшение после кризиса наблюдалось только в городах, где появлялось основное количество рабочих мест, особенно высокооплачиваемых. В то же время, по сообщению Бюро переписи, в сельской местности, которая составляет 97% территории США, проживают лишь около 20% населения.При этом 65% из них обосновались к востоку от реки Миссисипи, а почти половина — в южных штатах. Именно они, как отметил Фикри, и отстают по уровню развития, причем в городах северо-востока и среднего запада больше всего районов, где недостаток образования и новых рабочих мест представляет собой наибольшие проблемы. И если ранее речь шла только об Алабаме, Арканзасе и Миссисипи, где в негативных социоэкономических условиях проживали не менее трети населения, то ныне их число пополнили Луизиана, Нью-Мексико и Западная Вирджиния. Причем там 30% всех работающих вынуждены довольствоваться физически сложными и малооплачиваемыми должностями, тогда как более престижные вакансии появляются в основном в крупных городах.Обращает на себя внимание тот факт, что в благополучных регионах проживает 27,7 млн американцев, имеющих хотя бы диплом бакалавра, тогда как в проблемных их почти в 6 раз меньше — 4,8 млн, что снижает шансы на дальнейшее развитие. В частности, в Бейкерсфилде, штат Калифорния, почти 50% населения проживают в бедных районах, а выпускников вузов там насчитывается лишь 15,7% — вдвое меньше, нежели в среднем по стране. И если медианный доход там составляет, по данным сайта WalletHub, $60862 в год, то задолженность студентов равна $15150.Высокая стоимость образования делает порой его получение попросту невозможным. Если, как отметили в National Center for Education Statistics, в 2015 году в колледжах и университетах занимались почти 48% горожан от 18 до 24 лет, то в сельской местности этот показатель составлял лишь 29%. По словам Орехела, сложности на рынке труда связаны с тем, что в таких регионах ключевую роль играет промышленность, некогда создававшая вакансии, дающие шанс стать представителем среднего класса. Но с 1989 года количество рабочих мест в сфере услуг количество рабочих мест возросло на 53,4%, тогда как в производстве — сократилось на 15,5%. И переход этого сектора на современные экономические рельсы займет еще немало времени — в том числе по причине отсутствия развитой инфраструктуры.

Подробнее
Судебные войны: госпитали против пациентов
Судебные войны: госпитали против пациентов Здоровье

К этой мере прибегает меньшинство медицинских учреждений, однако их становится все больше, сообщают мои коллеги. И тон здесь задают некоммерческие госпитали (чтобы читатель не сомневался, прибыль они получают столь же исправно, как и обычные госпитали, однако имеют статус, освобождающий их от уплаты налогов – nonprofit organizations). В Вирджинии, например, в 2017 году 36% работающих в этом штате госпиталей подали в суд на должников, добиваясь возмещения своих расходов. И преуспели в немалом числе случаев. Пациент-ответчик должен в суде договориться с истцом, сколько денег вносить в счет погашения долга или судья, принимая сторону истца, сам установит сумму вычета из зарплаты подсудимого. На пять госпиталей Вирджинии пришлось 50% всех разбирательств, четыре из этих медучреждений оказались некоммерческими госпиталями. Помимо Вирджинии, судебные баталии в отношении своих должников широко практикуют госпитали Теннеси, Северной Каролины, Небраски, Огайо, Миссури и других штатов. Газета «Уолл-стрит джорнэл» рассказала недавно историю садовника Карлоса Ортиса, который обратился в некоммерческий Mary Washington Hospital (Вирджиния) с жалобами на головокружение. Счет за тесты и лечение составил $15 тыс., которых у садовника не оказалось. Тогда менеджмент госпиталя обратился в суд.Mary Washington Hospital, расположенный в городе Фредериксбург, получил общенациональную известность, сообщает National Public Radio: число ответчиков оказалось столь значительным, что было решено один день в месяц специально посвящать разбирательствам медиков и пациентов-должников.«Я был шокирован, видя, сколько людей приходит на слушания», - говорит Ортис.Опубликованное в прошлом месяце в издании Journal of American Medicine исследование выявило, что именно некоммерческие госпитали, получающие значительные налоговые льготы, активно используют судебную систему для наложения ареста на доход своих должников с последующим вычетом определенной суммы для покрытия расходов за оказанные медицинские услуги. В 2017 году только в Вирджинии госпиталями было подано 20 тыс. исков против своих пациентов-должников, отмечает руководитель исследования, хирург Марти Макари, профессор университета имени Джона Гопкинса. Как отмечает National Public Radio, для самих госпиталей выбитые из пациентов долги составляют ничтожную часть дохода – 0,1%. А вот для пациентов, а это преимущественно люди с небольшой зарплатой, потери весьма существенны. Средняя сума вычета составляет $2800, отдельные иски предъявляются на $10 тыс. и более. Интересно, что госпитальные системы судят не только «чужих», но нередко и «своих». Своими являются их... собственные сотрудники.В июне с.г., рассказывает статья, опубликованная на сайте ProPublica, горничная мемфисского госпиталя Methodist Le Bonheur Healthcare предстала перед судом, на котором истцом выступал ее же работодатель. Женщина решила не называть свое имя, опасаясь увольнения за контакты с прессой. Два года назад ее доставили в это медицинское учреждение с сильной болью в области живота. Впоследствии она устроилась на работу в Methodist Le Bonheur Healthcare. К этому времени задолженность уже была значительной, составляя $23 тыс.«Для меня это сюрреалистическая картина, - говорит горничная в интервью корреспонденту ProPublica. – Мои работодатели взяли меня на зарплату в $12.25 в час. На это жалованье вообще трудно прожить. Они в курсе моего финансового положения, однако это не остановило менеджмент от преследования меня по суду».По данным ProPublica, данное медучреждение, аффилированное с Объединенной методистской церковью, с 2014 по 2018 год подало на своих должников 8300 исков, среди которых немало сотрудников этого госпиталя. 160 из них, уже согласно решению суда, должны выплатить работодателю задолженность за предоставленные медицинские услуги. Отметим, что Methodist Le Bonheur Healthcare – крупнейший работодатель в этой районе города. Задолженность перед госпиталем возникала либо перед устройством на работу в этом медучреждение, либо после зачисления в штат. Корреспондент ProPublica побывал на судебных слушаниях и поделился с читателями всем увиденным и услышанным.Долг одной сотрудницы составлял $1200. В ходе слушаний она согласилась выплачивать по $100 в месяц, хотя и эта, вроде бы, небольшая сумма, для нее была существенной: месячные расходы семьи, указанные в аффидевите, превышали ее зарплату в размере $1650 в месяц.Для другой работницы Methodist Le Bonheur Healthcare слушания были первым вызовом в суд. Против нее был подан иск на $4 тыс. Она была шокирована происходящим, о чем и поведала корреспонденту. «Они ведь знают, в каком отделении госпиталя я работаю. Неужели нельзя было со мной поговорить, ведь менеджеру нужно было подняться на лифте всего несколько этажей. Не понимаю такого отношения». Ее коллеге, проработавшей в Methodist Le Bonheur Healthcare более 4 лет, работодатели выставили счет на $5400. Этот счет включал сумму за пребывание женщины в родильном отделении. В суд ее вызвали в мае с.г. Ответчица, живущая от чека к чеку, предложила выплачивать $20 в месяц, госпиталь настаивал на $200, судья остановился на $100. По словам сотрудников госпиталя, страховые бенефиты требуют, чтобы они обращались за медицинской помощью исключительно по месту работы. Лечиться в других местах запрещено.По словам представителей госпиталей, они обращаются в суд только после того, как их предложения о плане выплат не находят понимания. В это, честно говоря, не очень верится.Закон о реформе системы здравоохранения, более известный читателю как Обамакер, предусматривает существенные ограничения для некоммерческих госпиталей в выбивании долгов. Однако законодатели местного и федерального уровня как демократы, так и республиканцы, утверждают, что администрация некоммерческих госпиталей намеренно охотится за своими должниками из числа малоимущих пациентов. И это несмотря на налоговые льготы и высокие зарплаты высшего управленческого звена, сравнимые с зарплатами менеджеров обычных госпиталей. «Большинство представителей госпитальной индустрии действуют в строгом соответствии с требованиями закона о медицинской реформе, - говорит Чак Грисли, глава финансового комитета сената, - однако есть и такие, кто работает не по правилам. Такие медицинские учреждения, особенно это касается некоммерческих госпиталей, должны быть подвергнуты аудиту IRS. После чего следует решить, стоит ли им и далее предоставлять налоговые льготы, оставив за ними их нынешний статус». По словам Макари, многие некоммерческие госпитали были построены при участии религиозных организаций, чтобы оказывать помощь людям вне зависимости от расы, вероисповедования и платежеспособности. «Они проектировались как медицинские учреждения, призванные содействовать жителям конкретных мест проживания».«Статус некоммерческого госпиталя предусматривает его общественное предназначение, судебные разбирательства должны использоваться в крайнем случае», - считает Дженифер Боско, представляющая National Consumer Law Center.Боско разъясняет, что, согласно правилам Налогового управления, некоммерческие госпитали должны иметь специальные программы помощи пациентам, и запрещает предпринимать агрессивные действия против них, связанные с получением долгов, не выяснив, нуждается ли человек в содействии финансового характера. В то же время, говорит Боско, в законе не говорится, каков должен быть объем этой помощи, кто реально подпадает под определение малоимущего, должен ли человек быть незастрахован или иметь страховку с ограниченными бенефитами. Как результат, администрация некоммерческих госпиталей пользуется этими прорехами в своей политике выбивания долгов.«Надо признать, что в тех или иных случаях некоммерческие госпитали действуют в рамках закона, - говорит Боско, - другое дело, должны ли они поступать подобным образом».«Нет, не должны, - считает профессор Макари. – А что мы видим на практике, исходя из происходящего в Фредериксбурге? Суд в этом городе превратился, по-сути, в финансируемое налогоплательщиками коллекторское агентство». В июне с.г. сенат штата Орегон принял закон, предусматривающий значительные сокращения в представленных к оплате счетах за предоставленные медицинские услуги, исходя из финансового положения домохозяйства. В Массачусетсе профсоюз медсестер штата поддержал предложение обязать высших администраторов некоммерческих госпиталей, получающих большие зарплаты, переводить часть свои денег в фонд поддержки Медикейда. По данным Clinical Orthopaedics and Relayed Research, с 2005 по 2015 год заплата боссов некоммерческих госпиталей выросла на 93%, составив в среднем $3,1 млн в год.К нам несправедливы – парируют некоммерческие начальники. Да, по данным за 2016 год, возглавляемые нами медицинские организации получили в виде налоговых льгот $9 млрд, однако наша разнообразная финансовая помощь на местах составила на круг $95 млрд! Представители отрасли убеждают общественность, что причиной слишком высоких счетов за лечение являются счета, представленные к оплате медиками, работающими в госпиталях по контрактам (например, анестезиологами), и не входящими в страховую сеть пациентов. «Система требует изменений», - считает Том Николс, исполнительный вице-президент American Hospital Association. Как сообщает National Public Radio, Дональд Трамп попытался было вмешаться в ситуацию противостояния некоммерческих госпиталей и пациентов, однако натолкнулся на сопротивление со стороны чиновников из Министерства финансов. А говорят, все могут короли...

Подробнее
Второе рождение аферы с “белым пластиком”
Второе рождение аферы с “белым пластиком” Криминал

В 80-х годах прошлого века это называлось “белый пластик”, а сейчас федеральные прокуроры назвали это bust-out, что на сленге, в числе прочего, значить “обдурить на деньги”. Перед судьей-магистратом Лоис Блум предстали 9 человек – семь мужчин и две женщины в возрасте от 32 до 54 лет, которых Блум обвинила в мошенничестве с кредитными картами, а троих также в отмывании денег, после чего они были освобождены под различные небольшие залоги. Еще двух подсудимых пока не арестовали. Все они живут в нью-йоркских “боро”: Квинсе, Бруклине и Бронксе, а судя по фамилиям (Хафиз Али, Гурсимардип Сингх, Зайноэльбакс Каримбакс и т.п.), они в основном выходцы из Южной Азии. Если, конечно, не считать 44-летнюю Надежду Эпштейн из района Рокавей-Парк в Квинсе. Предъявленные обвинения грозят им лишением свободы на срок до 10 лет за мошенничество и до 20 лет за отмывание денег, но до решения суда все считаются невиновными.Подсудимых разбили на пять групп, которые, как утверждает прокуратура, обманывали банки, “синтезируя”, то есть создавая из разных частей, фальшивые данные личности, по которым они получали кредитные карты. Подельником Надежды Эпштейн значится проживающий вместе с ней в не уточненном качестве 45-летний Сайрус Шрофф, но супругами или другой родней они не являются, и 3 июля оба были освобождены под залоги в 100 тыс. долларов. По условия освобождения Эпштейн обязалась сдать паспорт; не покидать без разрешения суда город Нью-Йорк, Лонг-Айленд и штат Нью-Йорк, а также не обращаться за кредитами.В пресс-релизе прокуратуры написано, что, “синтезируя” личные данные, подсудимые с помощью полученных обманом кредитных карт обманули выдавшие их банки примерно на 3 млн долларов. “Как предполагается, – заявил бруклинский федеральный прокурор Ричард Донохью, – подсудимые проводили аферу «баст-аут», пользуясь полученными обманом кредитными картами для оплаты расходов от мебели до недвижимости...” Начальник нью-йоркского следственного отдела министерства внутренней безопасности Ангел Мелендес добавил, что “арестованные занимались аферами «баст-аут», с помощью компаний-пустышек и коммерсантов-сообщников отмывая наживу и обманывая финансовые учреждения на миллионы долларов. Как установило расследование, беспрецедентное по изощренности и частоте синтетическое создание личных данных бросает новые вызовы охране права и борцам с отмыванием денег”. И, наконец, глава финотдела штата Нью-Йорк Линда Лейсвелл в том же пресс-релизе заявила, что “хотя эта афера может показаться преступлением без жертв, она вредит всей финансовой системе, включая банки и компании кредитных карт, и мы продолжим борьбу с мошенниками всеми средствами, которые есть в нашем распоряжении”.На 10 страницах предварительного обвинения по делу Надежды Эпштейн и Сайруса Шроффа следователь министерства внутренней безопасности Уильям Даффин изложил суть их “баст-аута”. О себе Даффин сообщил, что работает в спецотделе “Эльдорадо” (El Dorado Task Force), который занимается финансовыми преступлениями, и лично участвовал во многих расследованиях. По ходу этих расследований Уильям Даффин “допрашивал свидетелей и подозреваемых, проводил по ордерам суда обыски и аресты, а также пользовался следственной техникой для получения нужной информации, включая проверку компьютеров и другой электронной аппаратуры”. В данном случае “обвиняемые Надежда Эпштейн и Сайрус Шрофф с июля 2015 по август 2016 года с другими лицами сознательно и намеренно пользовались одним и более способами незаконного доступа, вторгаясь в торговлю между штатами, и таковыми действиями получали ценности общей стоимостью больше тысячи долларов в год”.Растолковывая это юридическое крючкотворство, следователь написал, что “в такой афере обладатели поддельных или недействительных кредитных карт обычно передают их сообщникам-коммерсантам, которые совершают на эти карты мошеннические покупки. В эти покупки входят, но этим не ограничиваются, товары и услуги, которых в действительности не было, причем обладатели таких карт и их сообщники-коммерсанты знают, что оплаты по таким картам не будет. Часто обладатель такой карты платит сообщнику-коммерсанту за ее использование процент от стоимости мошеннической покупки. Обычно коммерсанты оставляют себе от 10 до 25% стоимости покупки. Чтобы заплатить обладателю карты его долю, сообщник-коммерсант должен дать ему чек или наличные, чтобы не оставлять следов. Однако частое получение наличных вызывает у банков подозрения, поэтому сообщники пользуются обоими способами”.Далее следователь Даффин пояснил, что при “синтетической” афере ее участники обычно открывают банковские счета и счета кредитных карт на имена “одного или нескольких других лиц”. Этих предполагаемых лиц в действительности не существует, а они “синтезированы” из имен, дат рождения, адресов и номеров карточек социального обеспечения разных людей, реальных и вымышленных. В результате этого “синтеза” аферисты получают фиктивные данные лица, на имя которого открывают “различные счета в различных финансовых учреждениях”. Аферисты также пользуются компаниями-пустышками, которые мало занимаются или вообще не занимаются легальным бизнесом, и проводят через них сотни тысяч долларов по “синтезированным” кредитным картам, получая деньги за эти мошеннические операции от финансовых учреждений и обработчиков кредитных карт.По данным расследования, у Эпштейн и Шрофа было минимум 5 “синтезированных” данных владельцев банковских счетов и кредитных карт, а также минимум одна принадлежавшая Шроффу компания Dhanishta Inc., у которой делались покупки на поддельные кредитные карты. В июле 2014 года эта компания приняла два заказа по “синтезированным” кредитным картам на имя “Хасми Азера”, а с сентября 2014 по февраль 2017 года, как написал следователь Даффин, Надежда Эпштейн и Сайрус Шрофф “утилизировали синтезированные кредитные карты”, оплачивая ими расходы на проездные пропуска EZ-Pass, штрафы за нарушение правил движения и парковки, авиабилеты и номера в отелях. 22 мая 2015 года Эпштейн “утилизировала” кредитную карту, синтезированную по данным некоего Арсалана Салима и отоварилась на нее в универмаге Ikea на тысячу долларов. В общей сложности “баст-аут” принес Надежде Эпштейн и ее сообщникам больше 300 тыс. долларов.Суть этой “беспрецедентно изощренной” аферы проста, как грабли, но доведена до уровня XXI века. Все сводится к тому, что по поддельной “синтезированной” кредитной карте совершалась покупка, и сообщник-продавец получал ее стоимость от банка, у которого счет владельца карты не вызывал подозрений. Продавец делился с “синтезатором”, а банк терпел убытки. Полвека назад, на заре расплаты кредитными картами, эту аферу называли “белый пластик”, потому что мошенники выдавливали данные владельца карты на куске пластмассы, а их сообщник-коммерсант прокатывал такую карту на банковской машинке. В 1985 году итальянец Бобби Фазано предложил заняться этим уважаемому в “русской” общине Марату Яковлевичу Балагуле, которого в то время считали “бензиновым королем” Бруклина. За 300 долларов Фазано купил у работника банка Merryll Lynch 26 данных владельцев их кредитных карт, без особого труда добыл “белый пластик” и оттиснул на нем реквизиты карт.Много позже я встретился с Балагулой в манхэттенской федеральной тюрьме и, среди прочего, он с горечью сказал, что по сравнению с его многомиллионным бензиновым бизнесом это была совершенно ненужная ему мелочь. Однако он вошел в дело, которое тогда следователь нью-йоркского отделения Секретной службы Ричард Уорд назвал “очень умной и хорошо организованной махинацией”. Балагула дал Фаззано в подельники Бориса Найфельда по кличке Биба, и они убедили войти в долю Бориса Розенбаума и Александра Голубчика, владельцев мебельного магазина Venezia Furniture в Бруклине. Кусок пластика пропустили через кассовый аппарат магазина, подтвердив, что владелец карты VISA банка Merrill Lynch купил там мебель за 12 тыс. долларов. Затем Михаил Уманский, владелец магазина “Сибирские меха”в Филадельфии, прокатал им “белый пластик” на 7,5 тыс. долларов, и за две недели банк Merrill Lynch потерял примерно 200 тысяч – по тем временам очень приличную сумму.Аферы с поддельными кредитными картами принимали все больший размах, и когда потери Merrill Lynch перевалили за 750 тыс. долларов, делом занялась Секретная служба. Фаззано арестовали, и он помог арестовать Марата Балагулу, которого обвинили и освободили под залог в полмиллиона долларов. Присяжные признали Балагулу виновным, и до приговора судья Джеймс Джайлс оставил его на свободе под залог. В начале ноября 1986 года, за три дня до приговора, он бежал со своей любовницей Натальей Шевченко из США в Голландию и в конце февраля 1989 был арестован в ФРГ. В декабре его экстрадировали в США и за аферы с “белым пластиком” приговорили к 7 годам федеральной тюрьмы. В 1992 году к этому сроку добавили 10 лет за уклонение от уплаты налогов на бензин, и Марат Яковлевич вышел на свободу в 2004 году, отбыв за решетками пятнадцать с половиной лет. Но это уже другая история.Александр Грант

Подробнее
Последние объявления по категориям
Популярные объявления